МСФО В РОССИИ

№58-2,

Экономические науки

Применение Международных стандартов финансовой отчетности в России обсуждается профессиональным сообществом последние десятилетия. Дискуссии в этой области не утихают и по сей день. Специалисты едины в том, что эти стандарты уже проникли в бизнес-среду нашей страны и «встроены» в систему регулирования бухгалтерского учета и отчетности на государственном уровне.

Похожие материалы

Экономический кризис начала XXI в. показал, что финансовая отчетность должна обеспечивать пользователей полезной финансовой информацией для принятия управленческих решений. В противном случае финансовая отчетность является малоэффективной. Среди основных информационных проблем финансовой отчетности, обусловленных методологией бухгалтерского учета, можно выделить следующие: низкая транспарентность, вызванная недостаточно полными требованиями к представлению и раскрытию информации; несопоставимость отчетностей, составленных по национальным стандартам разных стран; отражение не всех фактов хозяйственной жизни (например, операции с финансовыми инструментами, контрактные обязательства); излишний оптимизм, который вселяет отчетность в пользователей (например, метод начисления требует признания дохода, в то время как деньги еще не получены), и др.

Регулирование бухгалтерского учета и отчетности в Российской Федерации прежде всего было обусловлено переходом от плановой экономики к рыночной, который состоялся в 1990-х гг. Стержнем реформы на правительственном уровне были определены Международные стандарты финансовой отчетности. Толчком к началу реформы послужил семинар по проблемам учета на совместных предприятиях, проводившийся Центром ООН по ТНК и Торгово-промышленной палатой СССР в июне 1989 г. в Москве, на котором были выявлены основные несоответствия российской и международной практики учета, намечены пути адаптации и интеграции системы учета России в международную учетную практику. Однако официальным началом процесса реформирования учета следует считать принятие государственной Программы перехода РФ на принятую в международной практике систему учета и статистики в соответствии с требованиями развития рыночной экономики, утвержденной Постановлением Верховного Совета РФ от 23 октября 1992 г. № 3708-1. Дальнейшая корректировка и уточнение курса реформы в России нашли свое отражение в Концепции развития бухгалтерского учета и отчетности в РФ на среднесрочную перспективу, одобренной Приказом Минфина № 180 от 1 июля 2004 г. Данный документ расставил приоритеты: индивидуальная отчетность компаний должна составляться по национальным стандартам, которые базируются на МСФО, а консолидированная отчетность – в соответствии с международными учетными стандартами. В 2010 г. опубликован документ, обсуждаемый с 2004 г., который ввел законодательное требование о составлении отчетности в соответствии с МСФО: Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2010 г. № 208-ФЗ «О консолидированной финансовой отчетности»[1].

Осуществляемая реформа учета и отчетности в РФ показала, что Россия пошла не по пути тотального применения МСФО взамен национального регулирования учета, а по пути разумного, взвешенного их применения. Суть такого подхода заключается:

  • с одной стороны, в конвергенции МСФО в РСБУ: индивидуальная финансовая отчетность составляется по российским стандартам, которые, в свою очередь, разрабатываются на основе МСФО;
  • с другой стороны, во введении обязательного требования составления консолидированной отчетности по МСФО, а также ее аудита и публикации: консолидированная финансовая отчетность публичных компаний составляется по МСФО (причем каждый документ МСФО вводится в правовое поле путем принятия решения правительством РФ, которому предшествует экспертиза его применимости на территории Российской Федерации, осуществленная негосударственным экспертным органом).

Такой подход позволяет: во-первых, на государственном уровне непосредственно регулировать бухгалтерский учет и отчетность в стране (индивидуальная отчетность формируется по российским стандартам); во-вторых, осуществлять стратегию повышения привлекательности российского рынка для зарубежных инвесторов за счет использования такой технической меры, как введение требования представления консолидированной отчетности по МСФО для публичных компаний.

Следует отметить, что де-факто сегодня большинство публичных российских компаний уже составляют отчетность по МСФО (см. таблицу). Их действия объясняются либо наличием иностранного инвестора, либо необходимостью привлечения внешнего финансирования с помощью первоначального выпуска акций (IPO, Initial Public Offering), облигаций, либо желанием получить инструмент консолидации финансовой отчетности холдинга, а также заинтересованностью в повышении положительного имиджа (PR). В последние годы число хозяйствующих субъектов, составляющих отчетность по МСФО, в России неуклонно возрастало. Помимо МСФО, российские компании используют в качестве международно признанных стандартов американские стандарты GAAP US. Однако в последние несколько лет в связи с появлением возможности использования на биржах США финансовой отчетности по МСФО, а также с введением в ЕС требования о представлении консолидированной отчетности по МСФО российские компании стали переходить от GAAP US к МСФО.

Таким образом, международные стандарты оказывают существенное влияние на формирование учетной информации российских компаний посредством влияния на национальные учетные стандарты, а также за счет того, что весомая часть крупнейших российских компаний формирует отчетность непосредственно по МСФО, включая кредитные организации, для которых это предписано Банком России.

Принятие в 2010 г. Закона «О консолидированной отчетности» позволит придать отчетности по МСФО правовой статус, что, в свою очередь, по нашему мнению, должно сопровождаться повышением ее качества, в том числе за счет усиления ответственности в этой области.

Учет в России за последние десятилетия претерпел значительные изменения, во многом связанные с переходом на международные учетные стандарты. Учитывая, что международные стандарты формировались под влиянием английской и американской школ учета, можно говорить и о влиянии на российский учет идей этих учетных школ.

Ниже представлен обзор ключевых изменений, которые принесли МСФО и идеи англо-американской школы бухгалтерского учета в учет в России.

1. Смена приоритетного пользователя финансовой отчетности. На мой взгляд, основное отличие Международных стандартов финансовой отчетности от российской бухгалтерии обусловлено целевой направленностью отчетности. МСФО главным образом обслуживают потребности инвесторов, как реальных так и потенциальных, и как следствие, эти стандарты базируются на экономическом подходе к отражению фактов хозяйственной жизни. Российские же правила бухгалтерского учета по сей день на практике, скорее, направлены на удовлетворение интересов государства. Следует отметить, что ситуация в этом аспекте неуклонно меняется, и декларативные заявления о приоритете интересов инвесторов воплощаются в реальность крупными российскими компаниями. Таким образом, в России наблюдается смена приоритетного пользователя финансовой отчетности (от государства к инвестору), вызванная принятием идей международных стандартов. Это, в свою очередь, явилось результатом реформы учета, суть которой состоит в переходе от системы бухгалтерского учета, обслуживающей интересы плановой экономики, к системе учета и отчетности, отвечающей требованиям рыночной экономики. Переориентация на иного приоритетного пользователя повлекла за собой введение в российский учет метода начисления, учета временной стоимости денег, определение элементов финансовой отчетности (активов, обязательств, капитала, доходов и расходов) через будущие экономические выгоды, требование приоритета содержания над формой и пр.

2. Концепция «достоверного и добросовестного взгляда» (true and fair view). Данная концепция является достижением британской школы бухгалтерского учета, которое впоследствии было взято на вооружение разработчиками международных стандартов, включено в директивы ЕС. Не осталась в стороне и Российская Федерация (закон № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», п. 3 ст. 4). Концепция «достоверного и добросовестного взгляда» заключается в том, что если нормативные документы не позволяют отразить суть происходящего, то бухгалтер должен отступить от них и, вынеся профессиональное суждение, отразить факты хозяйственной жизни так, как он считает нужным. Таким образом, и МСФО, а вслед за ними и РСБУ обязывают бухгалтера отступить от требований регулятивов, если последние не позволяют отразить реальное положение вещей. «Основным критическим моментом остается крайний субъективизм концепции. Она открывает дверь бесконтрольному расхищению имущества, поскольку не все понимают, что означает “профессиональное суждение”, “разумное мнение”, “достоверность”, “добросовестность”. Каждый понимает разумность по своему разумению»[2].

3. Приоритет содержания над формой. Данный принцип содержится в российских и международных регулятивах. Различие состоит в том, что в России он часто игнорируется не только бухгалтерами, но и в нормативных документах. Ярким примером последнего является учет финансовой аренды. В отличие от международных стандартов по РСБУ порядок бухгалтерского учета финансовой аренды определяется договором, т. е. юридической формой: закон № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» и Приказ № 15 «Об отражении в бухгалтерском учете операций по договору лизинга» устанавливают, что объект аренды может учитываться на балансе либо арендатора, либо арендодателя, в зависимости от соглашения сторон. Ключевой проблемой реализации в России приоритета содержания над формой является невыполнение тех действий, выполнение которых предполагается: «Принцип приоритета содержания перед формой внес существенную сумятицу в бухгалтерские умы. Все признают его значение, но не все идут так далеко, как это следует из его логических построений»[3].

4. Профессиональное суждение. Профессиональное суждение заимствовано из англо-американской школы учета международными, а впоследствии и российскими стандартами. Критика этого нововведения в отечественный учет главным образом связана с тем, что профессиональное суждение субъективно по своей природе, а потому оно способно привести к еще большей несопоставимости отчетности, чем до введения МСФО. Вторым аспектом, за который критикуют профессиональное суждение, является то, что оно создает почву для манипулирования финансовой отчетностью в условиях недобросовестности бухгалтера.

5. Справедливая стоимость. Это один из самых критикуемых аспектов Международных стандартов финансовой отчетности. В МСФО требования об оценке по справедливой стоимости установлены для многих учетных объектов: инвестиционной недвижимости (IAS 40), биологических активов (IAS 41), финансовых инструментов (IAS 39), основных средств (IAS 16) и нематериальных активов (IAS 38) в случае применения модели учета по переоцененной стоимости и пр. Постепенно аналогичные требования вводятся и в российские нормативные акты. Несмотря на явные преимущества оценки по справедливой стоимости (главным из которых является актуализация финансовой информации), имеются и существенные недостатки ее использования, связанные с надежностью представляемой информации. Так, определение справедливой стоимости во многом базируется на субъективных суждениях составителя отчетности и оценщиков, а в отдельных случаях данные о ней просто отсутствуют. Так, по оценкам иностранных экспертов, на территории СНГ долгое время справедливой стоимости не существовало вовсе, потому что о наличии такой стоимости говорит действующий активный рынок, т. е. тот рынок, где постоянно совершаются сделки по купле-продаже тех или иных объектов. Учет по справедливой стоимости неизбежно приведет к привлечению независимых оценщиков, которые при определении справедливой стоимости для целей МСФО должны руководствоваться Международными стандартами оценки (IVS, International Valuation Standards), которые в настоящее время активно пересматриваются с тем, чтобы они «удовлетворяли нуждам МСФО».

6. Разделение налогового и бухгалтерского (финансового) учета. В теории учета выделяют две концепции сосуществования бухгалтерского и налогового учета: первая, возникшая в континентальной Европе «балансовая (бухгалтерская) концепция» гласит, что сумма балансовой (бухгалтерской) прибыли должна быть равна налогооблагаемой величине; вторая, возникшая в Великобритании «налоговая концепция» звучит так: сумма балансовой прибыли принципиально отлична от налогооблагаемой величины. В России долгое время превалировала первая концепция, различий между налоговой и бухгалтерской прибылью практически не существовало. Но с переходом к рыночным отношениям встал вопрос о том, как рассчитывать бухгалтерскую и налоговую прибыль.

В первые годы постсоветского периода налогооблагаемая прибыль определялась путем несложных корректировок бухгалтерской прибыли. Однако впоследствии налоговый учет выделился в самостоятельный вид учета. Одним из негативных последствий этого процесса, на наш взгляд, является «потеря» бухгалтерского финансового учета во многих средних и небольших компаниях. Такая ситуация вызвана тем, что бухгалтер, оценивая трудоемкость своей работы (как правило, он ведет и бухгалтерский и налоговый учет), делает выбор в пользу налогового учета, поскольку его неведение чревато соответствующими налоговыми последствиями. При этом бухгалтер сознательно отказывается от всех «свобод» финансового учета (установление сроков полезного использования основных средств, выбор метода амортизации и оценки основных средств и нематериальных активов, отражение обесценения запасов и дебиторской задолженности и пр.), максимально совмещая его с требованиями налогового законодательства, а порой и просто игнорируя положения отечественных бухгалтерских стандартов.

Как следствие, финансовый учет, ориентированный на информационные потребности широкого круга пользователей и призванный обеспечивать их достоверной информацией, де-факто прекращает свое существование, поскольку подменяется учетом налоговым. Такая картина во многом явилась следствием того, что идеи международных стандартов были привнесены в российский учет преждевременно, поскольку собственник, в интересах которого создавалась налоговая концепция (ее еще называют собственнической), не осознал необходимость финансового учета, а потому готов в целях сокращения расходов на бухгалтерию отказаться от него.

7. Деление бухгалтерского учета на финансовый и управленческий учет. Идея такого разделения принадлежит американской школе учета. В МСФО она также нашла широкое отражение. Так, сегментная отчетность должна строиться на управленческой информации (IFRS 8), положения по учету затрат (IAS 2) и обесценению активов (IAS 36) также отсылают нас к управленческому учету.

В период становления рыночных отношений в нашей стране управленческий учет был широко поддержан российским бизнесом в искаженном виде. Дело в том, что многие собственники в условиях «подмены» финансового учета «налоговым» восприняли управленческий учет как возможность вести «учет для себя», отражая все операции, включая те, которые они «не проводили» в налоговом учете. Таким образом, одно из бесспорнейших достижений американской бухгалтерии – управленческий учет на российской почве дало совершенно неожиданные ростки, а именно «двойную» бухгалтерию: один учет – для налоговой инспекции (он же де-юре финансовый), второй учет – «управленческий», для себя. В последнее время, по нашим наблюдениям, наметилась тенденция, что управленческий учет в российских компаниях стал выполнять свойственные ему функции в классическом их понимании.

На мой взгляд, МСФО и идеи англо-американской школы оказали значительное влияние на развитие российского бухгалтерского учета в последние десятилетия, и последствия этого влияния еще предстоит оценить.

Список литературы

  1. Федеральный закон Российской Федерации «О консолидированной финансовой отчетности» от 27 июля 2010 г. № 208-ФЗ [Электронный ресурс]: принят ГД ФС РФ 07.07.2010 г.: (ред. 05.05.2014) -– Режим доступа: http://minfin.ru/common/UPLOAD/library/2014/06/main/208fz.pdf
  2. Бабаев, Ю. А. Бухгалтерский учет [Текст] : учебник для бакалавров / Ю. А. Бабаев, А. М. Петров, Л. А. Мельникова. - 5-е изд., перераб. и доп. - Москва : Проспект, 2015. - 424 с.
  3. Нигматуллина, Г. Р. Проблемы и перспективы развития государственных внебюджетных социальных фондов Российской Федерации [Электронный ресурс] : [монография] / Г. Р. Нигматуллина, Р. И. Саитов ; Башкирский ГАУ. - Уфа : Башкирский ГАУ, 2014. - 116 с. – Режим доступа: http://biblio.bsau.ru/metodic/29095.pdf