СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ «ПРИСВОЕНИЕ И РАСТРАТА»

№62-1,

Юридические науки

В статье раскрыты понятия субъекта и субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ.

Похожие материалы

Согласно уголовному праву, субъектом преступления является физическое лицо, которое совершило запрещенное законом общественно опасное деяние. Данное лицо способное нести за запрещенное законом общественно опасное деяние уголовную ответственность, т.е. характеризуется такими признаками, указанными в законе как: вменяемость; физическое лицо; достижение установленного уголовным законом возраста [1, с. 665–670; 2, с. 46–50; 3, с. 13–17; 4, с. 119–122; 5, с. 149–150; 6, с. 31–37; 7, с. 33–40; 8, с. 33–36; 9, с. 26–31; 10, с. 210–215].

Положение о том, что субъектом преступления может быть лишь физическое лицо, вытекает из ряда статей УК РФ. Например, в статьях 11-13 УК РФ говорится о том, что субъектами преступления и уголовной ответственности могут быть граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства. Отсюда можно сделать вывод, что субъектами преступления не могут быть юридические лица. Субъектом преступления должно быть обязательно вменяемое лицо, то есть способное осознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия), либо руководить ими [11, с. 10–13; 12, с. 53–61; 13, с. 146–148; 14, с. 133–136; 15, с. 41–45; 16, с. 213–216; 17, с. 220–222; 18, с. 37–43; 19, с. 218–220; 20, с. 49–55; 21, с. 216–218; 22, с. 7–12].

Также уголовный закон устанавливает определенный возраст, по достижении которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности. Часть 1 ст. 20 устанавливает 16-летний возраст, ч. 2 ст. 20 предусматривает уголовную ответственность по достижении 14 лет за ряд преступлений (убийство, похищение человека, изнасилование, кражи, грабеж и т.д.) [23, с. 124–126; 24, с. 17–22; 25, с. 120–124].

Вменяемость представляет состояние психики человека, при котором лицо осознает значение своих действий и способен руководить данными действиями. Лицо может быть признано невменяемым, если в период совершения преступления не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, а также не могло руководить данными действия из-за хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного состояния психики, отличающегося болезненным характером. [26, с. 18–35; 27, с. 49–54; 28, с. 4–8].

Эти признаки являются общими юридическими признаками субъекта преступления. Они обязательны, и отсутствие хотя бы одного из них означает отсутствие в деянии состава преступления.

По характеру содержания дополнительный признак субъекта преступления может быть либо конкретным (мать новорожденного ребенка) либо обобщенным (лицо, обязанное оказать медицинскую помощь в соответствии с законом или специальными правилами).

Субъективная сторона преступления представляет собой психическую деятельность лица, непосредственно связанную с совершением преступления. Содержание субъективной стороны составляют такие юридические признаки, как вина, мотив, цель. Она образует психологическое, то есть субъективное, содержание преступления (отношение лица к совершенному им деянию), поэтому является его внутренней (по отношению к объективной) стороной [29, с. 149–154].

Вина является обязательным признаком любого преступления, что зафиксировано законодателем в УК РФ («преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние»). Субъективная сторона преступления имеет важное юридическое значение: отграничивает преступное поведение от непреступного; позволяет отграничивать друг от друга составы преступлений, сходные по объективным признакам; фактическое содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления в значительной мере определяет степень общественной опасности как преступления, так и лица, его совершившего [30, с. 6–10].

Элементами вины как психического отношения являются, таким образом, сознание и воля, которые в совокупности образуют ее содержание. Соответственно вина характеризуется двумя элементами: интеллектуальный элемент; волевой элемент [31, с. 43–46].

Формы вины — это установленное уголовным законом сочетание интеллектуального и волевого элементов психического состояния субъекта преступления, характеризующих его отношение к деянию. Различные сочетания интеллектуального и волевого элементов, предусмотренные уголовным законом, образуют две формы вины: умысел; неосторожность.

Умысел и неосторожность, в свою очередь, имеют разновидности: умысел — прямой и косвенный, неосторожность — небрежность и легкомыслие.

Во время исследования незаконных проступков большое значение имеет субъективная сторона преступления, формы ее совершения. Если брать во внимание умысел, то он обладает повышенной социальной опасностью. Некоторые незаконные действия априори являются умышленными, ведь осознание подобного деяния, как и его последствий, в них очевидно (кража имущества с проникновением в жилище, разбой) [32, с. 35–41].

Признаки субъективной стороны состава преступления — это не только вина, но и другие сложные психофизические процессы, которые требуют установки на этапе досудебного следствия. На первый взгляд только вина необходима для признания субъекта правонарушения виновным. Однако такие понятия, как «мотив», «цель» и «эмоциональное состояние», играют важную роль в каждом преступлении вне зависимости от того, указаны они в диспозиции нормы или нет. Безмотивные действия не могут повлечь за собой совершение преступления (выводится из общих психологических знаний). Правильное определение такой категории, как факультативные признаки субъективной стороны преступления, помогает узнать не только поверхностные очевидные обстоятельства дела, но и глубоко исследовать личность преступника.

Субъект и субъективная сторона преступления неотделимы друг от друга, поскольку первый путем мышления, реакций, общественных связей детерминирует последнее (невозможность существования без него). Состояние аффекта в процессуальном аспекте играет важную роль среди других эмоций [33, с. 38–73].

Подведем итоги. Субъектом преступления считается физическое лицо, совершившее общественно опасное деяние, которое запрещено законом. Данное лицо способное нести за запрещенное законом общественно опасное деяние уголовную ответственность, оценивается такими признаками, как вменяемость, является физическим лицом; достигло установленного уголовным законом возраста. Вменяемость представляет состояние психики человека, при котором лицо осознает значение своих действий и способно руководить данными действиями. Субъект преступления необходимо определить как носителя деятельности, источника активности, направленной на объект преступления [34, с. 13–16; 35, с. 104–116; 36, с. 252–256; 37, с. 26–32; 38, с. 47–52; 39, с. 54–62; 40, с. 36–38].

Субъективная сторона преступления — это психическая деятельность лица, которая связана с совершением преступления. Субъект преступления и субъективная сторона преступления неотделимы друг от друга. В содержание субъективной стороны включаются такие признаки юридического характера, как вина, мотив, цель. Субъективная сторона преступления характеризует отношение лица к совершаемому им преступному деянию. Значение субъективная сторона преступления подчеркивается тем, что оно отграничивает преступное поведение от непреступного, содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления определяет степень опасности для общества преступления и лица, которое совершило данное преступление; помогает проводить отграничение составов преступлений, являющихся сходными по объективным признакам.

Признаками субъективной стороны состава преступления являются не лишь вина, однако и иные сложные психофизические процессы, требующие установки в ходе досудебного следствия. В число элементов вины входят волевой элемент и интеллектуальный элемент. Сочетания данных элементов позволяют определять две формы вины: умысел, неосторожность.

Субъект преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ, специальный — лицо, достигшее возраста 16 лет, которому вверено имущество, то есть материально ответственное лицо, которому имущество, являющееся предметом хищения, вверено его собственником или владельцем по документу. Так же при совершении присвоения или растраты в соучастии, кроме таких форм как организованная группа и преступное сообщество, исполнителем может быть только лицо, обладающее признаками специального субъекта. Лица, не обладающие признаками специального субъекта присвоения или растраты, но непосредственно участвовавшие в хищении имущества согласно предварительной договоренности с лицом, которому это имущество вверено, должны нести уголовную ответственность по статье 33 и статье 160 УК РФ в качестве организаторов, подстрекателей или пособников.

Квалифицирующие признаки предусмотрены в ч. 2-4 ст. 160 УК РФ. К ним относятся: группа лиц по предварительному сговору и причинение значительного ущерба (ч. 2); использование своего служебного положения и крупный размер (ч. 3); организованная группа и особо крупный размер (ч. 4).

Определяющей особенностью присвоения или растраты как самостоятельной формы хищения является особое правовое отношение субъекта к похищаемому имуществу, которое не затрагивает экономической и юридической природы самого предмета посягательства, продолжающего оставаться в чужой собственности. Статья 160 УК РФ, характеризуя это отношение, в общей форме говорит об имуществе, «вверенном виновному.

Чтобы признать имущество вверенным, мало установить, что он является его фактическим обладателем, «держателем». Необходимо, чтобы субъект на определенном правовом основании владел этим имуществом, осуществлял в отношении его соответствующие правомочия».

Безусловно, виновный, совершивший такое преступление, как присвоение или растрата, должен осознавать, что именно данное имущество ему вверено (договор, контракт, должностная инструкция и т.д.). Кроме того, он должен осознавать также и все квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки данного преступления. Это особенно важно в случае совершения преступления группой лиц по предварительному сговору и организованной группой.

Субъективная сторона преступления, указанного в ст. 160 УК РФ характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Поскольку и присвоение, и растрата совершаются специальным субъектом — лицом, которому имущество было вверено, постольку группа лиц по предварительному сговору, в отличие от организованной группы, должна включать хотя бы двух соисполнителей, обладающих признаками специального субъекта.

Предметом присвоения или растраты может быть не любое имущество, а лишь то, которое вверено виновному. Представляется, что для признания имущества вверенным, необходимо наличие у виновного правомочий в отношении этого имущества. Такие правомочия могут возникнуть: на основании гражданско-правовых договоров (хранения, аренды, перевозки и т.д.); в силу трудовых, служебных отношений или в силу специального полномочия.

Субъективная сторона присвоения или растраты чужого имущества характеризуется прямым умыслом. Если же виновный не имеет намерения безвозмездно обратить имущество в свою пользу и у него нет корыстного мотива, а просто он использует чужое имущество в своих интересах (например, широко известны случаи «временного заимствования» чужого имущества, когда виновный использует, скажем, переданные ему механизмы, приборы, инструменты, оборудование, средства связи и оргтехнику в собственных интересах, не связанных с исполнением им трудовых обязанностей или обязанностей по сделке), то оснований привлекать это лицо к ответственности по ст. 160 УК РФ нет, т.к. нет хищения. О направленности умысла виновного можно судить исходя из количества взятого имущества, наличия реальной возможности возвратить его или погасить недостачу, попыток путем подлога или иным способом скрыть свои действия».

Помимо умышленной формы вины в виде прямого умысла, субъективная сторона данного состава преступления характеризуется корыстной целью — то есть цель, будучи факультативным (необязательным) признаком субъективной стороны состава преступления, в данной ситуации выступает в роли обязательного признака хищения.
Аксиоматичным является тезис, что всякое сознательное поведение нормального человека является мотивированным и целенаправленным, в том числе умышленные преступления, к числу которых относятся присвоение и растрата чужого имущества, вверенного виновному. Мотив и цель любого преступления тесно связаны с виной. Они не входят при этом в ее содержание и потому имеют факультативное значение для субъективной стороны.

Сделаем выводы. Субъект рассматриваемого преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ, специальный. Это физическое лицо, которое достигло 16 лет, которому вверено имущество. Это материально ответственное лицо, которому вверено имущество, которое является предметом хищения, собственником или владельцем по документу. Лица, не обладающие признаками специального субъекта присвоения или растраты, однако принимавшие участие в данном хищении по предварительной договоренности с виновным лицом должны нести ответственность уголовного плана по статье 33 и статье 160 УК РФ. Их статус может быть обозначен, как, например, организаторы, подстрекатели либо пособники.

Так как присвоение, и растрата совершаются специальным субъектом — лицом, которому имущество было вверено — группа лиц по предварительному сговору в отличие от организованной группы должна иметь хотя бы двух соисполнителей, которые обладают признаками специального субъекта.

То есть специальным субъектов в данном преступлении может быть виновный, который, пользуясь должностными обязанностей, договорными отношениями или специальным поручением собственника реализовывал в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению.

Применительно к ст. 160 УК РФ субъективная сторона преступления детерминируется прямым умыслом и корыстной целью. Для признания имущества вверенным виновному необходимо иметь правомочия в отношении этого имущества, возникающие вследствие заключения гражданско-правовых договоров, появления трудовых, служебных отношений или в силу специального полномочия.

Виновный должен четко сознавать, что посягает на чужую собственность, может предвидеть, что причиняет ущерб государству или общественной организации, имеет ясное стремление к собственному обогащению. Преступник обладает корыстной целью. В данном составе преступления корыстная цель является обязательным признаком хищения.

О векторе умысла виновного можно составить оценку при учете объема взятого имущества имеющейся реальной возможности вернуть его или погасить недостачу, попытки виновно посредством подлога или другим способом сокрыть собственные действия.

Список литературы

  1. Спасенников Б.А., Спасенникова М.Г. Нервно-психическая патология и преступное поведение // Всероссийский криминологический журнал. 2016. Т. 10. № 4. С. 665–670.
  2. Спасенников Б.А. Принудительное психиатрическое лечение социопатических расстройств // Медицинское право. 2016. № 4. С. 46–50.
  3. Спасенников Б.А., Копыткин С.А. О проблемах судебно-психиатрической экспертизы в судебно-следственной практике // Вестник института: преступление, наказание, исправление. 2016. № 3 (35). С. 13–17.
  4. Спасенников Б.А., Пономарев С.Б. Проблема вменяемости в российском уголовном праве XVI-XIX веков // Вестник Удмуртского университета. Серия Экономика и право. 2016. Т. 26. № 2. С. 119–122.
  5. Бычкова А.М. Рецензия на работу «Психические расстройства и их уголовно-правовое, криминологическое, уголовно-исполнительное значение (история, теория, уголовно-правовое регулирование, практика)» доктора юридических наук, доктора медицинских наук, профессора Б.А. Спасенникова // Актуальные вопросы образования и науки. 2012. № 5–6 (33–34). С. 149–150.
  6. Спасенников Б.А. Клинико-криминологический анализ неврастении у осужденных // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2014. № 4. С. 31–37.
  7. Спасенников Б.А. Клинико-криминологический анализ расстройств личности у осужденных // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2014. № 2. С. 33–40.
  8. Спасенников Б.А. Лечебно-диагностическая тактика при расстройствах личности в практике пенитенциарной медицины // Российский медицинский журнал. 2015. Т. 21. № 6. С. 33–36.
  9. Спасенников Б.А. Медико-правовые аспекты невменяемости в иностранном законодательстве // Медицинское право. 2015. № 6. С. 26–31.
  10. Спасенников Б.А. Неврастения у осужденных: криминологический анализ // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2015. № 3 (104). С. 210–215.
  11. Вилкова А.В., Спасенников Б.А. О субъективности лица, подлежащего уголовной ответственности // История государства и права. 2015. № 4. С. 10–13.
  12. Бычкова А.М. Региональная динамика состояния общественно-опасного поведения лиц, не достигших возраста уголовной ответственности // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2012. № 1. С. 53–61.
  13. Лавёрычева С.А., Спасенников Б.А. Характеристика осужденных, отбывающих наказание в следственных изоляторах // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 1. № 37. С. 146–148.
  14. Спасенников Б.А. О декриминализации побоев // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 1. № 36. С. 133–136.
  15. Спасенников Б.А. О значении неврастении в преступном поведении // Трудный пациент. 2015. Т. 13. № 3. С. 41–45.
  16. Спасенников Б.А. Префронтальная кора головного мозга и криминальное поведение // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 1. № 36. С. 213–216.
  17. Спасенников Б.А. Прецентральная кора, миндалина, гиппокамп и преступное поведение: научная гипотеза // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 1. № 36. С. 220–222.
  18. Спасенников Б.А. Принудительное лечение психических расстройств (историко-медицинский аспект) // Актуальные вопросы образования и науки. 2016. № 1–2 (53–54). С. 37–43.
  19. Спасенников Б.А. Синдром нетерпения и криминальное поведение // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 1. № 36. С. 218–220.
  20. Спасенников Б.А. Уголовно-правовое значение психических расстройств // Медицинское право. 2015. № 2. С. 49–55.
  21. Спасенников Б.А. Эффект Даннинга-Крюгера и криминальное поведение // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 1. № 36. С. 216–218.
  22. Рачкова А.М. Криминологическая характеристика общественно опасного поведения малолетних и его предупреждение: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Байкальский государственный университет экономики и права. Иркутск, 2004.
  23. Спасенников Б.А. О 7-летнем возрасте уголовной ответственности // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 1. № 36. С. 124–126.
  24. Спасенников Б.А., Лаверычева С.А. Социально-правовая характеристика осужденных, отбывающих наказание в следственных изоляторах // Вестник института: преступление, наказание, исправление. 2016. № 1 (33). С. 17–22.
  25. Спасенников Б.А., Смирнов А.М. Социально-правовая характеристика осужденных мужчин, отбывающих наказание в исправительных колониях // Социологические исследования. 2015. № 9 (377). С. 120–124.
  26. Рачкова А.М. Криминологическая характеристика общественно опасного поведения малолетних и его предупреждение: диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Иркутск, 2004.
  27. Спасенников Б.А., Вилкова А.В. Расстройства личности у осужденных в пенитенциарной практике // Вестник института: преступление, наказание, исправление. 2015. № 1 (29). С. 49–54.
  28. Спасенников Б.А., Тихомиров А.Н., Вилкова А.В. Уголовно-правовое значение психических расстройств // Вестник института: преступление, наказание, исправление. 2014. № 4 (28). С. 4–8.
  29. Спасенников Б.А. О декриминализации хищений // NovaInfo.Ru. 2015. Т. 1. № 36. С. 149–154.
  30. Спасенников Б.А., Белоус В.Г., Швырев Б.А. Актуальные проблемы уголовного права: обзор литературы // На пути к гражданскому обществу. 2015. № 2 (18). С. 6–10.
  31. Спасенников Б.А., Гребешкова А.В. Хищение предметов, имеющих особую ценность (комментарий статьи 164 УК РФ) // Актуальные вопросы образования и науки. 2014. № 5–6 (45–46). С. 43–46.
  32. Спасенников Б.А., Швырев Б.А., Смирнов А.М. Актуальные проблемы уголовного права: обзор литературы // Актуальные вопросы образования и науки. 2015. № 3–4 (49–50). С. 35–41.
  33. Спасенников Б.А. Учение о невменяемости: монография. М., 2017. 184 с.
  34. Spasennikov B.A., Spasennikova M.G. Criminal behavior and neuropsychiatric disorders // Пенитенциарная медицина в России и за рубежом. Сборник материалов международной межведомственной конференции. 2016. С. 13–16.
  35. Спасенников Б.А., Пертли Л.Ф. Развитие медицинской помощи в тюремной системе России (конец XVIII–начало XX века) // Бюллетень Национального научно-исследовательского института общественного здоровья имени Н.А. Семашко. 2016. № 3. С. 104–116.
  36. Спасенников Б.А., Пертли Л.Ф. Развитие медицинской помощи в тюремной системе России (конец XVIII–начало XX века) // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2016. Т. 24. № 4. С. 252–256.
  37. Белоус В.Г., Голодов П.В., Спасенников Б.А. Актуальные проблемы юридической психологии // Вестник международного Института управления. 2015. № 1–2 (131–132). С. 26–32.
  38. Спасенников Б.А. Актуальные проблемы общей теории права. Учебное пособие. Архангельск, 2013. 300 с.
  39. Спасенников Б.А. Актуальные проблемы уголовного права. Архангельск, 2013.
  40. Спасенников Б.А. Актуальные проблемы уголовного права: обзор литературы // Актуальные вопросы образования и науки. 2015. № 1–2 (47–48). С. 36–38.