СОНЕТ И ВЕНОК СОНЕТОВ В МОРДОВСКОЙ ПОЭЗИИ: СТАНОВЛЕНИЕ И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ

№64-1,

Филологические науки

В статье обозначены основные жанровые признаки сонета, венка сонетов. Прослежены особенности развития и рецепции формы сонета и венка сонетов в мордовской поэзии. Выявлено идейно-художественное своеобразие данного жанра в контексте развития национальной поэзии в целом. Определены литературно-фольклорные взаимодействия в пределах данных поэтических форм. Рассмотрены особенности поэтики анализируемых текстов.

Похожие материалы

Для мордовской поэзии характерно большое разнообразие поэтических форм. Художники слова проявляют интерес как к классическим формам и в метрике, и в ритме, и в строфике, так и к свободным стихам. Еще в начале XX века были созданы первые триолеты, сонеты, рондели. Однако по мере развития литературы некоторые «твердые формы» либо пропадали совсем, либо уходили на второй план, чего нельзя сказать о сонете и венке сонетов. «Воскресение» сонета в литературах народов России в середине прошлого столетия М. Л. Гаспаров объясняет противопоставлением свободному стиху: «полюс строгости» против «полюса вольности» [4, с. 292].

Сонет — это стихотворение, состоящее из 14 строк, рифмуемых по разным схемам, в зависимости от традиции, которой придерживается поэт:

  • итальянский (два катрена перекрестной, или охватной, рифмовки — abab abab или abba abba и два терцета — cdc dcd или cdecde);
  • французский (два катрена охватной рифмовки — abba abba и два терцета — cc deed или cc dede);
  • английский (три катрена перекрестной рифмовки и заключительное двустишие — abab cdcd efef gg).

Несмотря на то, что сонет считается самой строгой поэтической формой, со временем выделились и утвердились его варианты:

«1) хвостатый: 2 катрена + 3 терцета.

  1. сонет с кодой: добавляется лишняя, 15-я строка.
  2. двойной: после каждого нечетного стиха катрена и четного стиха каждого терцета вставляется укороченный стих.

4) безголовый: 1 четверостишие + 2 терцета.

  1. половинный: 1 катрен + 1 терцет.
  2. опрокинутый: 2 терцета + 2 катрена.
  3. сплошной: и катрены и терцеты построены на двух общих созвучиях.
  4. хромой: четвертый стих в катренах длиннее или короче предшествующих.

И т.д.» [8, c. 7].

Сонет зародился в эпоху Возрождения в Италии (Д. Алигьери, Ф. Петрарка), получил развитие в Англии (У. Шекспир, Г. Спенсер, Дж. Мильтон), во Франции (П. Ронсар, Ш. Бодлер), в Германии (И.-В. Гете, И.-Р. Бехер, В. Шлегель).

Русский сонет ведет историю с середины XVIII века (В. Тредиаковский). Немногим позже он получает серьезное развитие в творчестве А. Дельвига, И. Козлова, А. Пушкина. Особый интерес к сонету проявляли поэты Серебряного века К. Бальмонт, В. Брюсов, И. Анненский, В. Иванов, И. Бунин, Н. Гумилев, А. Блок, О. Мандельштам.

История мордовского сонета уходит истоками к периоду зарождения мордовской литературы. При создании первых стихотворений этого жанра большую роль сыграли два источника: с одной стороны, мордовское устное народное творчество, с другой — русская литература, в частности поэзия А. Пушкина, Д. Бедного, А. Кольцова, В. Маяковского и С. Есенина. Поэт воспринял у фольклора не внешние художественные приемы, а саму суть поэтического мышления: реализм в изображении народных идеалов, психологизм в обрисовке образов и живую выразительность. Для своих сонетов он выбирает английскую форму. Темами его произведений, вошедших в сборники «Тундо» («Весна») и «Эрьва ломаненть ули морозо» («У каждого человека есть своя песня»), становятся не разрозненные впечатления, а признания умудренного опытом человека и поэта: размышления о поэзии и о роли поэта («Маяковскойнень» — «Маяковскому», «Петрарканень» — «Петрарке»), признания в любви и дружбе («Моры письмар» — «Поет скворец», «Вечкема, а вечкема» — «Любовь, нелюбовь»), о жизни мордовского народа («Эрямос совамо» — «Вхождение в жизнь») и т. д. В них присутствует стремление познать современную действительность, соотнести национальный опыт с общечеловеческим. В центре внимания поэта — философия бытия, становление личности героя, познание себя как человека определенной исторической и социальной формации. В сонетной поэзии А. Моро национальное и общечеловеческое диалектически взаимодействуют. Для поэта всегда было важно раскрытие темы с точки зрения простого человека. Народность проявляется у него и в отборе тематических мотивов, важных, существенных для данного этапа народной жизни, и в самом образном строе произведений, и в остроте и значительности идейных выводов. Для этого он прибегает как к образам-символам, так и к конкретным образам.

Одно из свойств сонетов — исконная тяга к объединению, к циклизации. Художественно совершенный сонет — закрытая и завершенная структура, но он открыт содержательно. Отсюда — книги сонетов, венки сонетов и другие сонетные циклические образования, способные содержательно обновляться, быть эстетически значимыми в различные эпохи. Цикл или книга сонетов были традиционными для западноевропейской поэзии, особенно в эпоху Возрождения (Данте, Петрарка, Шекспир, Вордсворт и многие другие), «причем для каждой литературы было показательно создание национального варианта цикла сонетов как определенной художественной модели» [7, c. 102].

Традиция объединения сонетов в мордовской поэзии зарождается в творчестве М. Бебана. Поэт стремился разнообразить жанровый диапазон лирики, повысить культуру поэтического слова и развить технику письма, именно поэтому его привлекал сложный поэтический жанр сонета. Он не случайно ориентирует читателя на жанровую принадлежность произведения. Все сонеты объединены общим названием «Вень поезтт» («Ночные поезда») и эпиграфом «Келькфозенди казнет» («Подарки любимой»). Для воспринимающего субъекта это обозначение становится своего рода сигналом для определенных эстетических представлений, в данном случае о любви. Встреча с любимой девушкой в ночном поезде, провожание, воспоминания о ней, надежда на встречу — эти мотивы переходят из сонета в сонет, создавая сюжетную композицию. Каждый сонет имеет свой круг образов, лексических средств, оригинальную метафоризацию, что придает самостоятельность каждому произведению, чего требует литературная норма жанра. Вместе с тем все сонеты составляют стилевое единство. Автор достигает этого с помощью приема психологического параллелизма, чем сближает свое произведение с устным народным творчеством. Так, в одном из сонетов вместе с поэтом плачет и небо, и осень — вся природа отсырела. Включая прием психологического параллелизма, автор достигает большой образности: «Мольсь пизем. Мольсь и мольсь./Кольгсь менельсь, кольгсь и кольгсь — ся/мяль мольфти сексесь ольксесь, ольксесь/шобдать пачк.../Начкт, кольгсть вальмятне,/да сембось начкф./Начкт моньге сельмоня, да сельмоведня/кольксесть» [2, c. 194]. («Шел дождь. Шел и шел./Капало с неба, капало и капало — это/надоевшая осень плакала и плакала в ночи./Сыро, потеки на окнах,/все отсырело./Глаза мои тоже влажные, да слезы/текли») (перевод здесь и далее подстрочный наш. — О. Н.).

Согласно литературной традиции в поэтической ткани сонета недопустимы повторы слов, тавтология. М. Бебан же использует эти фольклорные средства выразительности: «Мольсь пизем. Мольсь и мольсь» («Шел дождь. Шел и шел»), «сексесь ольксесь, ольксесь» («осень плакала, плакала) и т. д. Через такой прием более драматично передается внутреннее состояние поэта. В образную систему сонетов проникают устно-поэтические символы, которые построены автором по контрастному принципу: шобда ве (темная ночь) и валда васедема (светлая встреча), вень пассажирхт (ночные пассажиры) и вень мазы он (красивый ночной сон) и т. д. Эти образы-символы переходят из сонета в сонет. «Благодаря им, — отмечает А. В. Алешкин, — автор поднимает тему любви до глубокого лирико-философского размышления» [1, c. 93]. В сонетной лирике поэт достигает высокой степени гражданственности, его сонеты — это своего рода уроки воспитания чувств. М. Бебан, постигая национальные традиции, возрождает их на более высоком идейно-художественном уровне.

В последние десятилетия сложились определенные условия, способствующие обращению к сонету как жанру высокого уровня. Нарастание потока информации, усложнение представлений о мире, широкое внедрение научной терминологии в разговорный и литературные стили, влияние научно-технического прогресса на арсенал художественных средств, тематику, стиль, поэтику современной литературы, углубление психологизма у художников слова нового поколения заставляют поэтов избирать эту форму, что характерно для творчества Д. Надькина, И. Калинкина, из более молодых поэтов — В. Кригина, Р. Орловой.

Стремление расширить жанровую сонетную форму приводит поэтов Мордовии к созданию венка сонетов. Венок сонетов, как и сам сонет, также возник в Италии. В России первый венок сонетов появился в качестве перевода «Сонетного венка» словенского поэта Ф. Прешерна, который опубликовал в 1884 году Ф. Е. Корш. И.-Бехер, многократно обращавшийся в своих исследованиях к сонетной форме, отмечает, что «венок сонетов — это эксперимент, рассчитанный на виртуозное мастерство поэта и адресованный читателю-знатоку, способному воспринять и оценить искусство его создателя» [3, c. 411]. Талантливые произведения, созданные в этом жанре, принадлежат русским поэтам В. Брюсову, К. Бальмонту, В. Иванову, М. Волошину и другим.

Венок сонетов строится по определенным правилам: он состоит из 15 стихотворений, где последняя строка 14 сонетов является началом следующего, осуществляя тем самым связь между ними. Заключительный сонет — магистрал воспроизводит первые строки 14 предыдущих, как бы заключая весь венок сонетов.

В мордовской литературе первыми были созданы венки-посвящения. Посвящение идеально подходит сонетной форме как жанру лирико-психологической и философской поэзии, способной выразить внутренний мир человека, комплекс ощущений и характер мышления личности. Венок сонетов «Ине эрьзянень пшкадема» («Обращение к великому Эрьзе») И. Калинкин посвящает всемирно известному скульптору С. Эрьзе. Стержневыми темами становятся философский смысл жизни, беспредельная суть человеческого гения и скоротечность его жизненного пути, всесильность времени и бессмертие творца. Образ мастера становится путеводной звездой поэта, зовущей к высотам художественного творчества. В создании сонетов И. Калинкин придерживался шекспировской традиции (три катрена перекрестной рифмовки и заключительное двустишие: abab cdcd efef gg). Каждый катрен представляет собой синтаксически законченную конструкцию. Практически во всех четверостишиях мы находим чередование мужской и женской рифм. Внутренняя структура сонетов — «тема — развитие темы — итог».

Форму посвящения И. Калинкин использует при создании небольшого цикла сонетов «Аванень» («Матери»). Четыре произведения твердой формы объединены по идейно-тематическому принципу и построены на исповедальной основе. На поэтический пьедестал автором поднято глубоко личное чувство — любовь к матери, ощутимо максимальное сближение автора и лирического героя. В творчестве И. Калинкина сонет окончательно приобретает присущие ему содержательные признаки: автобиографизм, интеллектуальность, лиризм.

В 2007 году из-под пера мокшанской поэтессы Р. Орловой выходит сборник стихов, который открывается венком сонетов «…Инксот эрят» («…Тобой живу»). Главная тема произведений — вечная и неисчерпаемая тема любви. Вероятнее всего, сонеты явились своего рода откликом на явления, пережитые самой поэтессой. Как и в классических сонетах, «в сонетах Р. Орловой события подразумеваются и угадываются, но при этом далеко не всегда расшифровываются» [5, c. 88]. С одной стороны, чувства лирической героини открыты перед читателем, с другой стороны, они не всегда однозначны. Глубоко личное, сокровенное, исповедальное чувство присуще лирической героине сонетов. Поэтесса сумела воплотить мысль и чувство в диалектическом единстве. Любовь выступает в сонетах как хрупкая драгоценность и одновременно как могучая сила, способная дать огромную энергию и защиту. Это главная идея всего венка сонетов, и выразить ее во многом помогают использованные автором повторы однокоренных слов: «кельгома» («любовь»), «кельгомс» («любить»), «кельгомай» («любимый») и т. д. Как уже отмечалось, классический сонет не допускает тавтологии. Р. Орлова сознательно отходит от этой традиции ради усиления художественного воздействия на читателя. Тема любви в венке сонетов тесно переплетается с философской тематикой. Читатель сталкивается со слиянием вселенского бытия с миром мыслей и чувств бытия индивидуального. От повествования о судьбе лирической героини поэтесса переходит к размышлениям о смысле жизни каждого человека: «И сонцень тевонза, и сонцень мороц/Эрь ломанть. Стане эрьсекшни фалу./И кодама тят уле вельфке еру,/И кодама прянь идемс валхт тят му,/Тейть сави пандомс сембе цебярть инкса,/Ункстави мельгат сембе тиф афпарсь» [6, c. 16] («Свои дела и своя песня/У каждого человека. Так бывает всегда./Тебе придется отплатить за все добро,/И будет взвешено тобою сделанное зло»). Исповедальная манера повествования придает тексту произведения дидактический характер. Поэтесса призывает каждого из нас задуматься о той жизненной дороге, по которой мы идем. Самое главное, подчеркивает автор, «илядомс ломанькс марнек эряфкиса» («на всем жизненном пути оставаться человеком»). Благодаря умелому подбору лексического материала произведениям свойствен возвышенный стиль. Поэтесса обращается к Богу, к ангелам, к Божественному слову и страшному суду перед Спасителем.

Венок сонетов «…Инксот эрят» создан по всем правилам построения произведений этого жанра. Он включает 14 сонетов и заключительный мадригал, который сложен из первых строк каждого сонета, последняя строка каждого сонета является началом следующего. Все сонеты написаны по английскому типу: три катрена и заключительное двустишие, которое представляет собой комментарий к изложенному в предыдущих строфах. Все четверостишия имеют по две самостоятельные рифмы, а строки заключительного двустишия рифмуются между собой: abab cdcd efef gg. В основном рифма мужская и богатая, но в некоторых сонетах рифмовка нарушена (в 10-м сонете первая и третья строки: мороц — еру, в 12-м сонете пятая и седьмая строки: ломанць — эсь кодяпт, в 13-м сонете 13-я и 14-я строки: вяри — эрян).

Первый сонет представляет собой экспозицию ко всем стихотворениям венка сонетов, а последний — завершающее обобщение. Каждый сонет — законченная микроструктура, завершенный самостоятельный фрагмент общего идейно-поэтического целого.

Совершенно иного плана создает венок сонетов под названием «Явома» («Расставание») В. Кригин. Из всех сложившихся канонов сонетного жанра автор выдерживает лишь особенности внешней формы: четырнадцатистрочный объем, деление на два катрена и два терцета и система рифмовки — два катрена охватной рифмовки и два терцета (французская схема). К сожалению, форма произведения не соответствует содержанию. Сонет требует «воплощения поэтической мудрости… объединения правдивого и прекрасного» [3, c. 421]. В «Явома» мы не находим высокого настроя поэтической мысли, углубленного психологизма и интеллектуализма. Тема любви низведена автором до бытовых реалий. В качестве изобразительно-выразительных средств используются недопустимые для высокой поэзии сравнения. Например, «тонгить нярьцень, кода пурхцсь сюманцты» («сунула рыло, как свинья в корыто»), «куркатнень лаца шуди нолган» («сопливый я, как индюк»), «рахай, мярьгат, сараз кукоряй» («смеется, словно курица кудахчет») и т. д. По всей видимости, венок сонетов явился для В. Кригина всего лишь формой для пробы своего технического мастерства.

Анализ твердых форм мордовской лирики позволяет определить их основные жанровые особенности: верность сонетной традиции (верность не догматическая, а гибкая и подвижная), преобладание английского типа (реже встречаются итальянский и французский типы); не излишне простой и не нарочито изысканный характер рифмы; синтаксическая завершенность катренов, дистихов и терцетов; использование разнообразной рифмовки; присутствие схемы «тема — развитие — итог» (гораздо реже «тема — развитие — антитеза — синтез»).

Обращение художников слова к сонету в наши дни означает не движение вспять к архаическим формам, но сохранение части культурного наследия. Сонет — полный жизненных сил жанр современной лирики с неисчерпаемыми потенциальными возможностями.

Список литературы

  1. Алешкин, А. В. Арьсемат = Размышления / А. В. Алешкин. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1989. – 200 с.
  2. Бебан М. Видептьф боразда = Выпрямленная борозда / М. Бебан. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1983. – 216 с.
  3. Бехер И. Р. Философия сонета, или Маленькое наставление по сонету // О литературе и искусстве / И. Р. Бехер. – М. : Просвещение, 1981. – С. 411–435.
  4. Орлова Р. К. «…Инксот эрян» = «…Тобой живу» / Р. К. Орлова. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 2007. – 100 с.
  5. Гаспаров М. Л. Очерки истории европейского стиха: Метрика. Рифма. Строфа / М. Л. Гаспаров. – М. : Наука, 1984. – 319 с.
  6. Налдеева О. И. Современная мордовская поэзия: основные тенденции и художественные ориентиры : монография / О. И. Налдеева; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2013. – 285 с.
  7. Титаренко С. Д. «Крымские сонеты» А. Мицкевича в русских переводах и развитие сонета в конце 20–30-х гг. XIX века / С. Д. Титаренко // Гармония противоположностей. Аспекты теории и истории сонета / под ред. С. П. Коваленко. – Тбилиси : Изд-во Тбилис. ун-та, 1985. – С. 101–116.
  8. Федотов О. И. Сонет серебряного века / О. И. Федотов // Русский сонет конца XIX – начала XX века. – М. : Правда, 1990. – С. 5–34.