К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ДЕФИНИЦИИ "ЮРИДИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ" ПРИМЕНИТЕЛЬНО К КАТЕГОРИИ "ВЫСШАЯ ШКОЛА"

№64-1,

Педагогические науки

В статье рассмотрены некоторые вопросы педагогического подхода к исследованию системы высшего образования. Проанализированы и обобщены научные разработки различных исследователей по данной тематике. Раскрыты вопросы формирования правовых ценностей у обучающихся вузов данной направленности.

Похожие материалы

Педагогический подход к исследованию образования, в частности — высшего, что еще относительно не так давно в научной литературе и общественной практике принято было именовать «высшей школой» в широком толке, предполагает сосредоточение усилий на задачах формирования человека, осуществляемого в процессе учебно-воспитательного процесса с помощью явных способов, средств и форм педагогической деятельности, а вернее, педагогического взаимодействия, базирующегося на определенном равенстве всех его субъектов. Это свойство по сути является родовым по отношению к группе «школа» как говорится и группе «высшая школа» в частности, поскольку начальное равенство обучаемых перед учителем сущность последующего их становления на пути выявления различий меж ними (или прогресса).

С другой стороны, использование социологического анализа обнаруживает возможность другого (обратного) подхода к выявлению диалектики юридического образования и трансформирующегося отечественного общества, что имеет какую либо связь с исследованием метода воздействия первого на 2-ое. Действительно, хоть какое образование, включенное в социальную систему, не имеет возможности оставаться равнодушным к ней, так или же иначе повлияет на нее, принуждает систему обращать внимание на необходимости образования, постоянно подсказывает о себе, проявляя все обилие раскладов и, что естественно, действие самых разнородных школ и институтов.

Но институциональный расклад к образованию потребует известной конкретизации. В согласовании с ним под «образованием» мы станем сознавать стойкую форму организации публичной жизни и совместной работы людей, включающую в себя обобщение лиц и учреждений, наделенных властью и материальными средствами для реализации конкретных норм и основ, общественных функций и ролей, управления и общественного контроля, в ходе которых осуществляется обучение, образование, становление и социализация непосредственно личности с вытекающим отсюда овладением ею профессией, специальностью, квалификацией.

В этом случае под «юридическим образованием» подразумевается определенным образом санкционированная часть публичной жизни, включающая в себя подготовку экспертов в сфере юриспруденции и носителей правовой культуры. Юридическое учебное заведение с педагогической позиции считается проблемным уже потому, что вся находящаяся вокруг человека реальность, природная и синтетическая среда, будучи опосредованными общественной работой, социальной практикой, выступают означающими и разумными конкретно в русле правового поля. И вся данная реальность выступает как поле работы профессионала правовой сферы, выпускника юридического учебного заведения. Почему-то мы не так позитивно воспринимаем это пространство, или социальная среда считается недостаточно подходящей для формирования личности обучающего. В следствии этого надлежит выделить, что нормы и значения для учащегося юридического вуза — это не свободные, а взаимнопреобразующие друг в друга стороны единичного регулятивного комплекса в ходе профессионального развития, так как норма (в том числе и правовая) есть определенное императивное выражение значения, система инструкций её заслуги и реализации, а значение же, в собственную очередь, вполне возможно осматривать как ориентирующую норму человеческого целеполагания.

Будем правильным выделить, что нормы и значения для учащегося юридического учебного заведения это раздельные, а взаимопереходящие друг в друга стороны одного регулятивного комплекса в ходе профессионального развития, потому как норма (в том числе правовая) и есть императивное выражение значения, система инструкций ее заслуги и реализации, а значение, в собственную очередь, вполне возможно представить как ориентирующую норму человеческого целеполагания.

Разумно ставить вопрос не попросту о правовых ценностных ориента-циях, но конкретно о формировании системы правовых ценностей в студенче-ской среде юридического учебного заведения. В базе основной массы передовых моделей, представленных зарубежными учеными, лежит понятие "ключевые компетенции", введенное в научный обиход в первых числах 90-х гг. Интернациональной организацией труда. Это понятие трактуется как единая способность человека мобилизовать в процессе профессиональной работы приобретенные познания и умения, также применять обобщенные методы исполнения деяний. Вкупе с тем подчеркивается, что основные зон ответственности обеспечивают универсальность теперь в следствии этого не в состоянии быть узкоспециализированными.

Результаты долголетних изысканий сыскали отражение в наставлениях Совета Европы и сформулированы в 5-ти основных положениях, уровень овладения которыми выступает бесспорным аспектом качества полученного образования. Речь тут следует о компетенциях политических, социальных, касающихся жизни в поликультурном сообществе, определяющих владение устным и письменным общением, связанных с происхождением сообщества информации, реализующих способность и стремление учиться в течении всей жизни, что работает основой нескончаемой профессиональной подготовки. При описании "профессиональной" компонентой модели кроме квалификационных требований, отчетливо созданных в государственных эталонах, почти все научные работники примут на вооружение последующие характеристики: компетентности Специализированная, интеллектуальная, социально-правовая; интеллектуальная инициатива; самоорганизация; саморегуляция и др. По мнению Б. С. Гершунского, прогрессивная философия образования «по собственному научному статусу считается междисциплинарной парадигмой и представляет из себя систему доказательных в собственной солидной части общепризнанных познаний, которая отвечает на максимально фундаментальные вопросы: место человека в мире, отношение мира к человеку, пределы человеческого познания и работы, назначение человека, его бытие в природе, сообществе, культуре, государстве, ситуации, трудности человеческой жизни, ее толка и ценности». Охват этого для студентов-юристов возможен при прохождении ими 3-х ступеней исходного момента, что аргументированы тем, что последствия правовоспитательной работы пребывают в прямой зависимости от познания отличительных черт объекта воспитательного действия, от учета характери-стик тех, на кого ориентированы усилия педагога .

Говоря о сложностях этого труда, невозможно забывать о его эмоциональном (подчас стрессовом) фоне, о возможности противодействия следователю, юристу, прокурору, судьям со стороны сообщников, правонарушителей или обвиняемых в несоблюдении закона. Но и в данном случае, словно ни было трудно, невозможно уходить от основ профессиональной этики. Юридические университеты готовят профессионалов, что будут улаживать участи иных людей. Определенно нечасты до этого случаи, когда наш соотечественник, сталкиваясь с такой сущностью, наш не имел возможности строить правовое государство. Ни разу до этого система образования не готовила обучающихся к такой динамике перемен, непредсказуемости, трудности, к этому брожению, переполоху и отсутствию четко выделенного направления. Действенность правового сознания во многом опирается на прочную взаимосвязь педагогов-практиков и ученых-юристов. Это ведет к исследованию процесса формирования и этапов становления социального и индивидуального правосознания, различных качеств его проявления в поведении, роли правовой информации в формировании уважительного отношения к праву, развития правопослушного поведения обучающихся, их социально-правовой активности в целом.

Исходя из этого, как нам видится, образовательное поле «юридического образования» — это «пространство образовательной организации», опирающееся на научные познания в сфере юриспруденции и психологию данных правоотношений.

Список литературы

  1. Зарецкий В.К., Каменский Р.Н. Концептуальная схема самоопределения // Методологический и игротехнический альманах. - 1995. - № 2.
  2. Гершунский Б. С. Философия образования для XXI века // Мир образования. - 1996. № 4. С. 51.