ПРОБЛЕМА ВЫБОРА СУПРУГА

№69-1,

Социологические науки

В статье рассматриваются проблемы выбора супруга. Показана актуальность социологического исследования данной проблемы.

Похожие материалы

Образ жизни современного общества отличается от традиционного, патриархально-крестьянского, личным выбором. Во всех областях жизнедеятельности — в труде, на рабочем месте, профессиональной и сугубо личной сфере — человек сознательно выбирает образцы. Проблема выбора профессии, места жительства, учебного заведения, спутника жизни неотделима от проблемы ответственности за свой выбор.

Социолог Ф. Гиддингс писал: «Воля воздействует на социальный процесс посредством внушения и подражания и сознательно посредством свободного выбора. Поэтому законы волевого процесса суть законы подражания и социального выбора» [1, с.305]. В современном обществе всё больше возможностей для сознательного выбора, максимально свободного от слепого подражания и бессознательного внушения. Проблема выбора партнёра связана с категорией социальные отношения, то наиболее эффективный теоретический подход в её изучении — структурный функционализм, который выделяет в изучаемом явлении устойчивые структуры и функциональные связи между ними. Важно также опираться на теории социального поведения и социальной коммуникации. Предмет исследования в данной статье также рассматривается с позиции теории социальных систем, типологического подхода, соционики и синергетики.

По данным социологических исследований и статистики, основные мотивы разводов: несходство характеров, психологическая несовместимость, отсутствие общих взглядов и интересов, однообразие и скука семейной жизни, конфликты, вызванные несовместимостью черт характера. Нетрудно заметить, что мотивы и причины разводов являются следствием неверного выбора супруга. Несовместимость супругов порождает такие распространённые явления как пьянство, супружеская неверность, новая любовь. Что касается материально-бытовых проблем, отсутствия комфортабельного и отдельного жилья, вмешательства родителей — эти факторы также часто упоминаются в перечне причин и мотивов развода [2, с.331-335] их наличие только подтверждает облегчённый подход к заключению брака, поскольку они, как правило, известны ещё на стадии добрачных отношений. Следовательно причины и мотивы разводов доказывает актуальность исследования такой проблемы как осмысленный, сознательный выбор супруга. В отличие от европейских стран, в России не развита традиция целенаправленного планирования семейных отношений, что проявляется и в легкомысленном отношении к добрачным связям.

Выбор брачного партнёра и ухаживание — необходимая стадия для стабилизации отношений и усвоения социальных ролей и стандартов, которые в совокупности составляют необходимые компоненты процесса формирования семьи как социального института. Семью можно представить и как социальную систему, и как социокультурную систему. В качестве социальной системы семья — это малая группа людей, нечто целое, образованное брачными либо родственными связями.

В центре внимания социальные факторы выбора, следует учитывать сферу общественной жизни, в которой происходит данный процесс. Это сфера личной жизни, где на первый план выходит эмоциональная сторона принятия решения (симпатии, субъективные пристрастия, привязанности). Важную роль играет и физиологические аспекты выбора (сексуальные потребности) и соображения физического, бытового комфорта. В эпоху становления постиндустриальной цивилизации всё больший удельный вес в принятии любых решений занимает информационный и интеллектуальный фактор. Сегодня появились технологии и науки, которые хорошо прогнозируют уживчивость людей на психологическом (личностном) уровне коммуникативного пространства [6]. Сама научная информация функционирует на интеллектуальном уровне, а технологии их применения — на социально-экономическом уровне коммуникативного взаимодействия. Отражаемые знания и применяемые технологии в значительной степени носят интуитивный и логически-объективный характер. Знание объективного сценария развития отношений позволяет избежать ошибок в сфере личного выбора. Психологи и специалисты по социодиагностике личности в процессе семейного и личного консультирования, несомненно, помогут желающим разобраться в скрытых механизмах непонимания и конфликтов. Вместе с тем, право выбора спутника жизни или просто друга останется за самим человеком. Информационно-логические законы и эмоциональное влечение противоречат друг другу, но учёные могут предложить пути, способы, методы и технологии конструктивного разрешения данного противоречия. Решение о выборе брачного партнёра касается интересов отдельных людей, социальных общностей и слоёв. Следовательно, к данной сфере также применима процедура социологической экспертизы, призванной оценить социальную целесообразность и социальную эффективность принимаемых решений. Так, выбор в сфере личной жизни связан с социальными проблемами подростков, молодёжи, женщин; многие из их представителей в период экономического кризиса оказались в социально ущемлённом положении.

Т. Парсонс рассматривал культуру и личность как среду социальной системы [2,с.13-19]. Применительно к семье как социальной системе культура и личность действительно могут выступать в качестве внешней среды, поскольку семья не является самодостаточной и независимой системой. Реальная семья как социокультурная система представляет множество индивидов (по крайней мере двух людей), социальных систем и культур.

Типология конкретного общества также накладывает свой отпечаток на процесс принятия личных решений. Хотя принято сегодня рассматривать современное общество как переходное от индустриального к постиндустриальному, такая абстрактная модель не может удовлетворить социолога. Информационно жители села и города за последние десятилетия сблизились, но энергетически, социально — экономически сохраняются существенные различия. Так, в современной России можно встретить не только очаги аграрной цивилизации, но и остатки архаичных нравов и порядков, пережитки средневековых и даже рабовладельческих обществ. Модели и критерии выбора супруга существенно отличаются в разных общественных формациях. Степень технологизации, информатизации, индустриализации в разных регионах и населённых пунктах различна, следовательно, правомерно говорить о сосуществовании постиндустриальных, индустриальных и традиционных обществ внутри современной России. Социальное происхождение, первичная социализация и воспитание существенным образом влияют на выбор супруга и модели семейной жизни. В архаичном обществе, основанном на огородничестве и пастушестве, присутствует и соответствующий тип семьи, в традиционном обществе — патриархальный тип семьи, в урбанизированном обществе — нуклеарная семья, в постиндустриальном всё большее распространение получают альтернативные формы семейной жизни. Таким образом, выходцы из разных типов поселений изначально имеют разные семейные сюжеты и разные модели предпочитаемого партнёра.

Следующий фактор выбора — взаимодействия и контакты в реальных общностях. Принадлежность к номинальным общностям осознаётся меньше, но только до тех пор пока не начался процесс взаимодействия между их представителями (к примеру, между селянами и горожанами). Зарождение такой групповой общности как семья во многом зависит от разрешения противоречий между выходцами из различных типов общества ( номинальных общностей) и различных реальных групп (профессиональных и др.). В социологии нет единства мнений по поводу отнесения семьи к целевой общности — организации. Так, А.И. Кравченко, в качестве примеров социальной организации приводит семью [2, с.211].Но не все исследователи солидарны с ним. Несомненно, семья обладает многими признаками организации: разделение труда, власти, общность целей. Вместе с тем, это специфическая, многофункциональная, универсальная организация, в которой особое место занимает неформальное общение, субъективные пристрастия и душевные процессы. Трудно также выделить одну главную цель создания семьи. Более того, нет ни одной цели, которую люди достигают в рамках семьи, чтобы они не могли её достигнуть вне семейной общности. Подбор персонала на предприятии и подбор супруга — эти два процесса имеют как общность, так и различия.

Специфика семьи как организации проявляется и в том, что, помимо общих интересов и социальных признаков, для потенциальных партнёров важное значение имеют социально-антропогенные, природные признаки: пол, возраст, внешность. Так, в плане участия в трудовой деятельности внешние признаки в современном обществе являются социально-нейтральными, а при создании семьи они могут быть значимыми. Брак — санкционированный государством сексуальный союз между двумя индивидами. Однако исследования показывают, что, вне зависимости от возраста, встречаются пары, не вступающие в браке в сексуальные отношения по добровольному взаимному выбору либо относящиеся к сексу чисто функционально- с целью рождения потомства.

Возраст вступления в брак важен прежде всего с позиции зрелости и жизненного опыта, которые необходимы для здорового союза. Совершенно неоптимальный вариант — переход из родительской семьи в собственную без опыта самостоятельной жизни, из детства, минуя юность, сразу вступить на ступень зрелости. Современное общество с каждым поколением усложняется, что объективно требует увеличения времени добрачного периода. Помимо обретения различных навыков, знаний, образования, профессии, данный период предназначен для получения опыта коммуникации с различными социотипами противоположного пола. Отсутствие или недостаток такого опыта неизбежно приводит к поспешным и ошибочным решениям при создании своей семьи. Причём речь идёт не обязательно о сожительстве, которое, по сути, является полномаштабным социальным экспериментом по проверке прочности отношений. В любом случае необходим опыт реального, а не виртуального общения. Период ухаживания выполняет функции социального тренинга и социального воспитания, когда происходит взаимная адаптация партнёров друг к другу.

Слишком ранний возраст вступления в брак порождает на Востоке живучесть неформального института брачных посредников. Ввиду неопытности молодёжи, брачный выбор до сих пор часто отдаётся на откуп родителям.

Важны такие совокупности как холостые (незамужние), женатые (замужние), разведённые, вдовцы (вдовы), многодетные и малодетные семьи, матери-одиночки и отцы-одиночки, иждивенцы и сироты. Кроме того, по степени открытости семья может быть отнесена к полузакрытым общностям. Это малая группа и, в отличие от большой организации, она не является прозрачной, жизнь там не протекает напоказ. Семья — это малая группа со своими законами и привычками, и, как правило, жизнь в ней отличается от других организаций большим спокойствием, глубиной интимного контакта и душевностью. Хотя некоторые семьи характеризуются тенденцией к открытости, гораздо больше тех, которых следует типологизировать как закрытую общность.

Поиск спутника жизни обусловлен функциональной взаимозависимостью женщин и мужчин, составляющей основу горизонтальной структуры. Однако мужчины и женщины одновременно образуют и вертикальную структуру, вытекающую из их социального неравенства. Не секрет, что женщин больше, чем мужчин, представлено в низших социальных слоях. Индивидуальное неравенство между полами издавна закреплено как социальное. Теория функционализма в социологии ( Г.Спенсер, Р.Мертон, Т. Парсонс, Н.Смелзер и др.) считает неравенство между полами естественной чертой любого общества, поскольку оно вытекает из функционального порядка, различия функций. А теория элит В.Парето, Г. Моска и др.) вообще склонна объяснять господство мужчин их особыми социально-психическими качествами. Различия в доступе к экономическим, политическим, духовным и информационным благам существует не только между полами, но и между поколениями, селянами и горожанами, жителями больших и малых городов, и даже между жителями престижных и периферийных районов большого города. В конечном итоге, все эти различия проецируются и на сферу личной жизни, в которой партнёры зачастую связаны друг с другом иерархическими отношениями. Однако в отличие от социально-экономической сферы, индивидуальные качества людей в личных отношениях играют более важную роль, что и воплощается в феномене неформального лидерства. В то же время сохранившийся обычай патриархального общества, согласно которому только мужчина может предпринять первые шаги на пути знакомства и сближения как раз и отражает социальное неравенство полов (как, впрочем, и обычай угощения). Мужская субкультура явно доминирует над женской: такие нормативно-ценностные установки на то, что женщина должна быть скромной и не оказывать первой знаки внимания мужчинам, являются отголоском давнего прошлого, когда женщина была абсолютно бесправной и целиком зависела от мужчины. Сегодня подобная иерархия половых субкультур для развитых стран во многом является устаревшей, хотя в исламских обществах она до сих пор выполняет функциональную роль по сохранению социальной структуры и религиозных традиций.

Функциональное различие (в отличие от системы господства-подчинения) мужской и женской субкультур в обозримом будущем сохранится, что всегда будет создавать дополнительный барьер для взаимопонимания и налаживания конструктивного взаимодействия. Более предпочтительно делать упор не на демаркационной функции, а на интегративной функции общей культуры. Чрезмерное увеличение социальной дистанции ведёт к разобщённости лиц разного пола и ослабляет их функциональную связь. Взаимопроникновение женских и мужских ценностей облегчает налаживание контакта в ситуации добрачного знакомства, что способствует социальной интеграции в форме становления целостности пары как единой социальной системы.

Юридическое равноправие полов не означает фактического равноправия. Бытовое неравенство между супругами проистекает, в том числе, из различного объёма власти — способности навязывать свою волю при принятии важных решений (политический аспект личной жизни). Верховенство в личных отношениях устанавливается по взаимной договорённости, чаще всего стихийно.

В системе социально-духовной и информационной стратификации женщины во многом достигли некоторого равенства. Однако информационное равенство не отменило неравенства экономического, что и предопределяет относительное господство мужчин в ситуации выбора супруга.

Система социально-индивидуальной стратификации [5,с.68-69], как правило, адекватно отражается в личном общении. Согласно теории социоанализа (В.В. Гуленко) [6, с.23-28], социотипы личности делятся на четыре группы: формальные и неформальные лидеры, формальные и неформальные исполнители. Независимо от того, насколько партнёры придерживаются норм патриархальной морали, тон в отношениях будут задавать лидеры ( формальные и неформальные), вне зависимости от половой принадлежности. В ситуации личного выбора индивидуальная стратификация более весома по сравнении с другими видами неравенства. Именно в этом и заключается специфика выбора партнёра для личных отношений, по сравнению с подбором персонала в социальных организациях: личностный фактор важнее , нежели формально-юридический и формально-социальный статус.

Выбор партнёра для сферы личной жизни становится проблематичным, если обнаруживается расхождение социальных и личностных ожиданий. Недоверие личности к социальным ролям, которые ей предписывает социальная система, создаёт коммуникативные барьеры на пути к становлению личного союза. Таким образом, доверие предполагает веру в то, что люди, с которыми мы взаимодействуем, оправдают наши ожидания.

Согласие можно определить как признание субъектом правомочности кого-либо взаимодействовать с ним. Согласие вступить с кем-либо в длительную устойчивую связь основано на признании легитимности таких отношений.

Социокультурная проблема выбора проявляется одновременно в форме непонимания, недоверия, несогласия с ситуацией выбора между социальными требованиями и личностными устремлениями, между свободой личности и её ответственностью, границы которых директивно устанавливаются социальными системами и консерватизмом традиционной культуры.

Социализация личности двух потенциальных партнёров — важный фактор выбора социально совместимого спутника жизни. Результатом социализации выступают социально-типические качества надёжного и стабильного партнёра. В процессе складывания системы личностных взаимоотношений можно выделить две стадии — социальной адаптации и социальной интериоризации. На стадии адаптации личность ориентируется в основном на ожидания партнёра или референтных групп, а внутренние регуляторы (потребности, способности, интересы, установки) ещё не сформированы. На стадии интериоризации правильное ролевое поведение трансформируется во внутреннюю мотивацию личности. Показатель перехода на стадию интериоризации: даже при отсутствии социального контроля и социальных ожиданий партнёр ведёт себя надёжно, согласованно, остаётся стабильным и верным, поскольку это отражает его собственную внутреннюю ориентацию. Сложность в том, что партнёры далеко не всегда проходят эти стадии синхронно, более того, расстаются, не завершив даже стадию социальной адаптации. Молодое поколение да и люди более старших возрастов редко подготовлены в должной мере к зрелым отношениям: не владеют информацией о характерных чертах поведения социотипов, их сильных и слабых сторонах, принимают поспешные решения, в том числе и потому, что ничего не знают о двух ступенях межличностной социализации, проявляют нетерпимость к партнёру, который задержался на первой, адаптационной стадии.

Список литературы

  1. Гиддингс Ф. Основания социологии // Американская социологическая жизнь: Тексты - М.: Изд-во МГУ,1994. С.293-315.
  2. Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношения // Теоретическая социология: Антология.- М.: Книжный дом « Университет», 2002. Ч.2. С.3-19.
  3. Антошкин В.Н. Общая социология. Учебное пособие.- Уфа: Уфимский институт ( филиал)РЭУ им. Г.В. Плеханова. 2015. 316с.
  4. Гуленко В.В. Уровни коммуникативного пространства // Психология и соционика межличностых отношений. 2008. №2. С.23-28.
  5. Антошкин В.Н. Соционика как социальная технология: монография