ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ОРД В ДОКАЗЫВАНИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

№73-1,

Юридические науки

В статье анализируется использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам. Показаны возможные варианты и правила использования результатов орд в доказывании по уголовным делам. Уделено внимание проверяемости результатов ОРД и вовлечению результатов в уголовный процесс.

Похожие материалы

Развитие государства и государственно-правовой системы — процесс продолжительный и достаточно сложный. Одна из задач современной России сегодня состоит в укреплении демократических правовых устоев, создании основ для государства социального благоденствия [3, с. 3-4]. Представляется, что решение данной задачи связано с решением проблемы роста преступности в стране [4, с. 88]. Помимо этого достаточно остро стоит вопрос процессуальной легализации полученных доказательств при производстве ОРМ на этапе предварительного расследования совершенного преступления [8, с. 130-131].

Ранее, до 2003 г. уголовно-процессуальный закон не подразумевал понятия «результаты ОРД», оно даже не сформулировано в ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», хотя в нем есть отдельная норма (ст. 11 данного закона), предусматривающая их использование.

Использование результатов оперативно-розыскной деятельности возможно при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Оперативно-розыскных мероприятий можно привести в пример множество. Например: в выявлении, предупреждении, пресечении и раскрытии преступлений; выявлении и установлении лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, которые скрылись от органов дознания, следствия и суда, которые уклоняются от исполнения наказания и без вести пропавших, имущества, подлежащего конфискации. Так же могут быть основанием и поводом в возбуждении уголовного дела; использовании для подготовки и осуществления следственных и судебных действий; использоваться в доказывании по уголовным делам [9].

На наш взгляд, результаты оперативно-розыскной деятельности не могут быть использованы в качестве доказательств по той причине, что законодательно предусмотренные форма и порядок их получения отличаются от уголовно-процессуальных доказательств. Как отметил в одном из своих решений Конституционный Суд РФ, результаты оперативно-розыскных мероприятий — не доказательства, а только сведения об источниках тех фактов, которые, получены при соблюдении требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут быть доказательством лишь после закрепления их необходимым процессуальным путем, точнее на базе требуемых норм уголовно-процессуального закона. Как отмечал Р.С. Белкин, «проблема использования оперативной информации в доказывании сводится к проблеме придания процессуального статуса источникам информации» [1].

Остановлюсь на рассмотрении трех составляющих результатов ОРД, которые представляются в использовании по доказыванию уголовных дел:

  • собирать доказательства, которые удовлетворяют требованиям УПК, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств [10];
  • содержать сведения, которые имеют значение в установлении обстоятельств, что подлежат доказыванию уголовного дела, указания на ОРМ, при осуществлении которых собраны предполагаемые доказательства [7];
  • содержать данные, которые позволяют проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, что сформированы на их базе.

Не менее важную составляющую занимает эффективность использования данных оперативно-розыскной деятельности в сообщении о результатах оперативно-розыскной деятельности и иных представляемых материалах.

Например, как для правильного применения сведений, так и для некоторых ОРМ законом сформированы специальные условия их проведения. Следовательно, должны соответствовать статье 6 Закона об ОРД, наименование оперативно-розыскного мероприятия, в итоге которого сформированы сведения. Так же немало важно понимать, какие именно сформированы сведения, которые имеют значение для дела. Кем сформированы сведения, иными словами кто осуществлял ОРМ и кто в нем принимал участие (оперативный сотрудник, а также лица, которые оказывают ему содействие, которые при необходимости и соблюдении неких условий могут допрашиваться как свидетели), и при каких именно обстоятельствах они сформированы [2]. Только при наличии таких данных можно реально обеспечить проверяемость представленных сведений.

Нельзя так же забывать о технических средствах (аудио- или видеозаписи, фото- или киноматериалы и т.п.), использование которых предусмотрено ч.3 ст.6 Закона об ОРД. Если при проведении оперативно-розыскных мероприятий применялись такие средства и представляются результаты их использования, то должны быть точно перечислены технические характеристики данных средств [6].

Так же хотелось обратить внимание на вовлечение результатов ОРД в уголовный процесс. Собирание доказательств в ходе уголовного судопроизводства реализуется посредством производства следственных и других процессуальных действий, которые предусмотренны УПК РФ. К иным процессуальным действиям относятся истребование и представление предметов и документов, которые необходимы для вхождения в уголовный процесс не только предметов и документов, полученных подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим и т.д., но и результатов ОРД. Орган, осуществляющий ОРД, должен предоставить следователю предметы и документы, полученные в ходе ОРД, для приобщения к материалам уголовного дела. Так же и сам следователь вправе истребовать данные, предметы и документы у органа, осуществляющего ОРД.

Стоить заметить, что для представления результатов ОРД, полученных при проведении проверочной закупки, контролируемой поставки или оперативного эксперимента, следует приложить постановление о проведении данного оперативно-розыскного мероприятия, которое утверждено руководителем органа, осуществляющего ОРД. В случае представления результатов ОРД, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые могут ограничивать конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных, почтовых и иных сообщений, которые передаются по сетям почтовой и электрической связи, а также право на неприкосновенность жилища, следует приложить копии судебных решений об осуществлении оперативно-розыскного мероприятия.

Дознаватель, следователь либо суд должен иметь возможность проверить полученные в результате осуществления ОРД сведения, и только после этого трансформировать их в ту форму, которую УПК РФ предусматривает для доказательств

В связи с этим следует помнить об одном из важнейших аспектов теории доказательств — институте допустимости доказательств, который, по сути, представляет собой систему требований, предъявляемых к форме доказательств и определяющих их процессуальную пригодность для доказывания. При этом основная норма о допустимости доказательств выведена законодателем на конституционный уровень (ст. 50 Конституции РФ), а также продублирована в уголовно-процессуальном законе (ст. 74, 75 УПК РФ). Согласно ей доказательства, полученные с нарушением требований федерального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

В-третьих, для эффективного использования результатов ОРМ в доказывании по уголовным делам необходимо соблюдать и проверять соблюдение нормативных положений, которые закреплены не только в ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и УПК РФ, но и в других правовых актах (например, в ФЗ «О статусе судей в Российской Федерации», «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и др.), и использовать их во взаимосвязи.

Приведем пример из практики. В ходе рассмотрения одним из городских судов Ставропольского края уголовного дела в отношении адвоката С. было установлено, что акты оперативного эксперимента, осмотра и пометки денег, а также добровольной выдачи денег являются недопустимыми, поскольку были получены с нарушением требований ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Согласно п. 3 ч. 1 ст. 8 названного Закона проводить оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) можно только на основании судебного решения. Однако такое решение получено не было. При этом допрошенный в качестве свидетеля руководитель оперативной группы в судебном заседании пояснил, что при проведении в отношении С. оперативно-розыскных мероприятий он не знал, что последний является адвокатом.

Еще один пример. Согласно ч. 4 ст. 13 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» органы, осуществляющие эту деятельность, вправе решать ее задачи исключительно в пределах своих полномочий, определенных соответствующим законодательством. Несоблюдение же установленной компетенции при проведении ОРМ может повлечь признание результатов ОРД недопустимыми и полученными с нарушением закона, что воспрепятствует их использованию в уголовном судопроизводстве. Компетенция органов Федеральной службы безопасности в части защиты человека, собственности, общества и государства от преступных посягательств путем осуществления ОРД определена в ст. 10 ФЗ «О Федеральной службе безопасности», которая закрепляет фактически исчерпывающий перечень случаев, в которых могут быть проведены оперативно-розыскные мероприятия. Вместе с тем по одному уголовному делу, возбужденному по ч. 2 ст. 129 УК РФ (за клевету, содержащуюся в средствах массовой информации), подразделения УФСБ проводили комплекс ОРМ в нарушение положений ст. 10 ФЗ «О Федеральной службе безопасности», согласно которым органы ФСБ осуществляют ОРМ по выявлению шпионажа, террористической деятельности и других преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесены законом к их ведению.

И наконец, в-четвертых, чтобы получить доказательство, правоприменитель должен прежде всего прийти к выводу о достаточности представленных ему материалов для оценки содержащихся в них данных с точки зрения их относимости и достоверности. То есть дознаватель, следователь либо суд должен иметь возможность проверить полученные в результате осуществления ОРД сведения, и только после этого трансформировать их в ту форму, которую УПК РФ предусматривает для доказательств и в дальнейшем позволяет использовать в процессе доказывания по уголовному делу.

Думается, что соблюдение этих условий позволит более полноценно решать задачи, которые стоят перед субъектами доказательственной деятельности.

Касаясь проблемы результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании преступлений коррупционной направленности, можно обратить внимание на научную работу Кретинина А.Н. и Грудинина Н.С. на тему: «Вопросы легализации результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании преступлений коррупционной направленности» [5]. Авторы работы классифицируют результаты ОРД на три группы, где в первую группу входят данные о лице, совершившем преступление.

Во второй группе объединены сведения о лицах, которые знают об обстоятельствах и фактах, обладающие значением в уголовном деле о коррупционном преступлении (местонахождение документов и предметов, которые имеют значение как вещественное доказательство) об иных возможных источниках доказательств.

В третью группу можно включать данные, которые характеризуют личность подозреваемого (обвиняемого), имел ли он связь с органами власти и управления, или же с организованной преступностью. Так же материальную обеспеченность (наличие престижных автомобилей, дорогостоящей загородной недвижимости и т.п.).

Список литературы

  1. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня Злободневные вопросы российской криминалистики. - М.: Издательство НОРМА, 2011. – 289 с.
  2. Гармаев Ю.П. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Практическое пособие. - Иркутск: Изд-во ИПКПР ГП РФ, 2014. – 148 с.
  3. Грудинин Н.С. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации как орган народного представительства: вопросы теории и практики. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Академия Генеральной прокуратуры РФ. - М., 2016. – 30 с.
  4. Грудинин Н.С. Преступность как фактор, препятствующий гуманизации правовой системы России: состояние и меры противодействия // Гуманистический фактор в современном праве. Материалы международной научно-практической конференции. Ответственный редактор: Сошникова Тамара Аркадьевна. - М., 2016. - С. 88-93.
  5. Кретинин А.Н., Грудинин Н.С. Вопросы легализации результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании преступлений коррупционной направленности // Nauka-rastudent.ru. - 2017. - № 01.
  6. Межведомственная инструкция «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности» от 17 апреля 2007 г. № 368/185/164/481/32/184/97/147.
  7. Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. Учебно-практическое пособие. - М., 2013. – 205 с.
  8. Николаев А.М., Грудинин Н.С. К вопросу об условиях допустимости доказательств на стадии судебного разбирательства в уголовном процессе // Стратегии социального развития современного общества: российские и мировые тренды. Сборник материалов XIV Международного социального конгресса. - М., 2015. - С. 130-132.
  9. Уголовно-процессуальное право РФ: учебник / под ред. П.А. Лупинской. - М.: Юрист, 2013. – 432 с.
  10. Яковец Е.Н. Проблемы аналитической работы в оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Монография. - М., 2015. – 147 с.