К проблеме развития тибетской медицины в дореволюционной России

№112-1,

философские науки

Данная статья посвящена развитию тибетской медицины в дореволюционной России. Определяются факторы, повлиявшие на распространение и популяризацию традиционной системы врачевания Тибета в нашей стране. Указана взаимосвязь распространения буддизма в России с широким применением методов тибетской медицины. Раскрыта роль известных ученых и врачей — подвижников тибетской медицины, и описан их вклад в развитие тибетской медицины в России.

Похожие материалы

В настоящее время тибетская медицина является весьма популярной в России: открываются центры, клиники и даже институты тибетской медицины. Глубокий интерес также вызывают научные основы данного явления — постоянно проводятся семинары, конференции, симпозиумы по исследованиям в этой области медицины.

Для полного постижения этой уникальной медицинской системы Тибета необходимо глубокое изучение данной традиционной системы врачевания не только с медицинской точки зрения, но и исследование ее религиозно-философских основ, поскольку любая медицинская система формируется на основе философских концепций и религиозных представлений.

Тибетская медицина была известна нынешним народам России (калмыкам, бурятам, тувинцам) с XVII века благодаря распространению у этих народов буддизма и эффективному лечению буддийскими монахами методами тибетской медицины местного населения. Распространение тибетской медицины в России непосредственно связано с вхождением в состав России этих народов, исповедующих буддизм, популяризации представителями этих народов знаний о тибетской медицине, а также в связи с удивительными результатами медицинской помощи от эмчи-лам (лам-врачевателей), которыми были сначала лишь пришлые буддийские монахи, знающие тибетскую медицину, а позже стали и местные ламы-лекари, изучившие тибетскую медицину в монастырях Тибета и Монголии.

Уже в первой половине XVIII века в европейской части России появляются научные сведения этнографического характера о тибетской медицине, привезенные из экспедиции по Сибири немецким ученым-натуралистом, врачом И.Г. Гмелиным, находившемся на русской службе.

Первым из русских ученых, всерьез обративших внимание на тибетскую медицину был врач Реман. В 1811 году в своей книге «Описание тибетской аптечки», изданной в Санкт-Петербурге, им было дано подробное описание коллекции тибетских медикаментов, собранной благодаря его службе на Востоке [1, с.5].

Между тем интерес к тибетской медицине в европейской России к XIX веку только возрастает. Так, в 1857 году православный миссионер архиепископ Нил в своей статье «Врачебное искусство у Забайкальских лам» передает содержание первой и второй частей «Чжуд-Ши». Отметим то, что архиепископ Нил, враждебно настроенный к буддизму, изначально решил ознакомиться с источниками тибетской медицины, лишь с целью принизить значение врачебной науки Тибета, но, как человек, понимающий в науке, понял серьезность изучаемого им предмета и недостаточность своих сведений. И потому в своих записях дал следующий совет будущим исследователям тибетской медицины: «к каким бы источникам ни рассудил обратиться изыскатель, советуем ему не спешить со своими умозаключениями» [5, с.25].

Широкое распространение тибетской медицины в России непосредственно связано с врачебной деятельностью братьев Александра и Петра Бадмаевых и их близостью к царской семье и, как следствие, их широкой известности среди знати Санкт-Петербурга. Так, врач тибетской медицины Петр (Жамсаран) Бадмаев стал первым серьезным исследователем тибетской медицины в России. Он перевел на русский язык «Чжуд-Ши (Жуд-Ши — Четыре основы)» — основной трактат по изучению тибетской медицины, который излагает многовековой опыт тибетских врачевателей. Это древнее руководство по тибетской медицине на русском языке было издано в России в 1898 году с предисловием переводчика. Петр Александрович Бадмаев, будучи лекарем царской семьи и широкого круга влиятельных и знатных людей, много сделал для признания и распространения тибетской медицины. Как позднее писал Петр Александрович, они с братом в течение полувека посредством тибетской медицины исцеляли «тех больных, недуги которых не поддавались лечению средствами европейской медицины»[4, с.194]. В энциклопедии Ф.А. Брокгауза и И.А. Эфрона о Бадмаеве сказано: «Лечит все болезни какими-то особыми, им самим приготовленными порошками, а также травами; несмотря на насмешки врачей, к Бадмаеву стекается огромное количество больных».

В 1991 году по постановлению Президиума Академии наук был издан труд Петра Бадмаева «Основы врачебной науки Тибета «Чжуд-Ши». Несмотря на значимый вклад П. Бадмаева в исследование тибетской медицины, в своих исследованиях он сосредоточился на медицинском аспекте, не уделяя большого внимания исследованиям философских и религиозных основ этой древней традиционной системы врачевания Тибета. В своих трудах Петр Александрович Бадмаев даёт свою интерпретацию традиционного врачевания Тибета, а также исторические сведения о тибетской медицине.

В Калмыкии в то время единственным серьезным знатоком тибетского языка и тибетской медицины был штатный гелюнг (лама-врачеватель) войско Донского Дамбо Ульянов, долгое время обучавшийся тибетской медицине в Монголии. В 1901–1903 гг. он опубликовал свои переводы основных трактатов по тибетской медицине, в которых описано лечение таких заболеваний, как чума, проказа, холера. Дамбо Ульянов своими работами, как и Петр Бадмаев, стремился сделать доступными для медиков России основные положения тибетской медицины, пытаясь дать ей объяснения с точки зрения европейской медицины.

Необходимо также отметить большой вклад в популяризацию тибетской медицины в России профессора-монголиста А.М. Позднеева, который в 1908 г. публикует свой перевод первых двух томов «Чжуд-ши» с тибетского и монгольского языков в своем «Учебнике тибетской медицины».

Изучением тибетской медицины также серьезно занимался Н.В. Кириллов. Интерес к системе врачевания Тибета связан с его практикой сельским врачом в Забайкалье, где тибетская медицина была широко распространена благодаря буддийским ламам-врачевателям. Как рассказывал сам Н.В. Кириллов, в 1885 году он стал свидетелем действенного лечебного эффекта от врачевания забайкальского шамана, и этот момент стал поворотным в его работе по исследованию народной медицины. Позже он писал: «Я не жалел средств на то, чтобы знакомиться со знахарями, ламами, добиться их доверия и приобрести народные медицинские средства». Результаты своих исследований Кириллов не раз докладывал на заседаниях Забайкальского общества врачей, а также публиковал в центральных медицинских изданиях. По мнению Н.В. Кириллова, как и большинства российских врачей того времени, теоретическая часть тибетской медицины заключала в себе средневековые религиозные представления народа Тибета и совершенно не представляла интереса для научной медицины, но практическая сторона в силу эффективности методов данной традиционной медицинской системы Тибета, нуждалась в экспериментальном изучении. Такой узкий подход к изучению тибетской медицины был в целом характерен для российской науки того времени.

В то же время в Забайкалье, напротив, тибетская медицина становится предметом комплексного изучения, формируется бурятская ветвь традиционной тибетской медицины, появляются сильные медицинские школы при Ацагатском и Агинском дацанах, где изучаются методы тибетской медицины во взаимосвязи с буддийским учением. Тибетская медицина в этом регионе претерпевает изменения, связанные с отсутствием классических ингредиентов — лекарственных растений Тибета. Отличительными особенностями применения тибетской медицины в Забайкалье стали: преимущественное использование местных дикорастущих лекарственных растений, местные рецепты приготовления лечебных средств, обусловленные местными традициями и обычаями советы по сохранению и укреплению здоровья и т.д.

В начале XX века в России стараниями ученых — приверженцев тибетской медицины встал вопрос об официальном признании традиционной системы медицинских знаний Тибета, в связи с чем было даже проведено заседание Медицинского совета, но научное общество того времени ввиду недостаточности знаний о тибетской медицине, а также в связи с ее большим расхождением с западной научной системой медицинских знаний не смогло признать тибетскую медицину в качестве науки.

Таким образом, к началу XX века тибетская медицина не получила официального статуса медицинской науки в России, но, тем не менее, была достаточно известна и распространена, а у буддийских народов России являлась единственно имеющейся эффективной медицинской помощью для населения.

Список литературы

  1. Аюшеева Л.В. Из истории изучения тибетской медицины в России // Научно-практическая конференция, посвященная 75-летию со дня рождения доктора медицинских наук Базарона Э.Г.: Материалы конф. — Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2006. — С. 5-6.
  2. Бадмаев П.А. Главное руководство по врачебной науке Тибета — Жуд-Ши. — Санкт-Петербург, 1903. — 158 с.
  3. Бадмаев П.А. О системе врачебной науки Тибета. — Спб., 1898. — 234с.
  4. Кириллов Н.В. Современное значение тибетской медицины как части ламаистской доктрины. — Спб., 1892. — 47 с.
  5. Ульянов Д. Тибетская медицина / Пер. с тиб. Д. Ульянова. — 2-е изд. — Спб., 1903. — Ч. 1: «Зави-джюд, или маллига (Четки из голубой лазури), разъясняющая четыре рассуждения, украшенные именем Манлы (Будды), комментатора Сангджи-Джамцо»: Философо-теолого-медицинская энциклопедия. — 86 с.
  6. Учебник тибетской медицины. Т.1. Пер. с монг. и тиб. А. Позднеев. — СПб: Изд-во: типография Императорской академии наук, 1908. — 425 с.