Прагматическая осведомленность как составляющая коммуникативной компетентности

№115-1,

филологические науки

Статья сфокусирована на важности развития прагматической компетентности у изучающих иностранный язык. В качестве материала предлагается изучение текстов различных жанров, анализом в них необычного употребления лексики и сопоставлением их словарного и контекстуального значений. Кроме этого предлагается уделять особое внимание использованию запретной лексики.

Похожие материалы

Преподавание иностранного языка студентам должно включать в себя не только ознакомление их с его звуками, лексикой и грамматикой, но и оказание им помощи в эффективном использовании данного средства общения, с учетом прагматических правил, регулирующих соответствующую комбинацию высказываний и коммуникативных функций.

Барон (2009) предлагая одно из определений прагматической компетентности, понимает её и как знание определенных лингвистических ресурсов, доступных для реализации конкретных, речевых актов и, как знание соответствующего, контекстуального использования данных ресурсов.

Недостаточность обучения обсуждаемой составной части коммуникативной компетенции, а порой и её отсутствие, часто можно наблюдать в тех случаях, когда учащиеся с хорошим уровнем знания грамматики и лексики не всегда демонстрируют эквивалентную осведомленность в правильном употреблении и восприятии ситуативно-маркированных единиц и структур.

В таких случаях, задача учителя, в первую очередь, состоит в том, чтобы искать, находить и анализировать с учащимися, материал для чтения с заданной направленностью и, во-вторых, обращать внимание своих учеников на специфику использования как лексических единиц, так и языковых конструкций в текстах различных жанров.

Все изучающие иностранный, даже начинающие, обладают определенной, соответствующей их уровню, коммуникативной компетенцией. Возьмем такой пример как выражение просьбы подать книгу. Самой обычной лингвистической формой её выражения будет просто назвать само слово на изучаемом языке «Книга!» (указывая на неё). Как только учащийся обретает некоторую грамматическую осведомленность и расширяет словарный запас, то высказывание, скорее всего, перерастет в нечто вроде «Дай мне свою книгу. Пожалуйста!». Хотя это предложение грамматически правильно и говорящий на изучаемом языке эффективно сообщил то, что он хочет, проблема здесь заключается в том, что грубый императив обычно воспринимается как более невежливая форма обращения, чем ругательство на английском языке. Однако ученик нисколько не грубит; он просто прагматически некомпетентен. Роль преподавателя иностранного языка состоит в том, чтобы научить студента использовать наиболее стандартную стратегию для выражения данной структуры в английском, а именно, «Могу ли я взять вашу книгу, пожалуйста?». Это один из примеров того, как необходимо развивать целевую компетенцию студента.

Изучаемый элемент коммуникативной компетенции, в большей степени, имеет дело с тем, что выходит за пределы словарного значения лексических единиц, а также целых утверждений, то есть, речь идет о том, что на самом деле подразумевается под высказыванием, основанным на нормах и условностях конкретного общества или контекста, в котором происходит разговор.

Преподаватели должны ориентировать студентов на то, что содержание, которое некое слово передает в данном контексте, может не всегда соответствовать его основному, общепринятому значению, поэтому оно не должно восприниматься буквально. Это можно продемонстрировать на примере употребления слова ‘happy’ «счастливый». Согласно лексикографическому определению, оно выражает эмоциональное состояние, но в приведенных ниже примерах оно имеет значение отношения.

  • ‘If you need me, I will always be happy to see you.’ (J. Asher; ‘Если я вам нужен», Я всегда буду рад помочь вам’ — Дж. Ашер) (из разговора врача с пациентом, выписанному из больницы);
  • Would you like some more tea? — Thank you. I'm happy — (Хотите еще чаю? — Спасибо, достаточно).

Прагматика этих утверждений сводится к тому, что в первом контексте, целевое слово означает ‘готовность помочь’, во втором, оно передает информацию о вежливом отказе от угощения.

Приведенные выше контексты употребления со словарной единицей ‘happy’ направлены не столько на передачу информации об эмоциональном состоянии говорящего, сколько на передачу позитивного отношения к собеседнику, на оказание ему коммуникативной поддержки.

Еще одним важным моментом, на который следует обратить внимание при работе нал совершенствованием прагматического аспекта, является лексика, употребляемая в превосходной степени. В результате её регулярного использования, гиперболическая оценка стала одной из особенностей английского стиля общения. В различных ситуациях её функция сводится к выражению завышенной оценки как собеседнику, так и всему что происходит и наблюдается, причем по самой незначительной причине. Ср.: How absolutely marvelous! — Как совершенно изумительно! (в саду друга); You are absolutely fantastic. Your speech was brilliant — Вы абсолютно фантастичны. Ваша речь была блестящей - (оценка работы коллеги). Список подобных единиц можно продолжить: превосходный, совершенный, великолепный, замечательный, блестящий, фантастический и т. д., которых лингвисты идентифицируют как эмоционально нагруженные маркеры.

Следует иметь в виду, что значение, переданное ими, не всегда соответствует их лексическому содержанию, поскольку высокая оценка действий, качества адресата, исходящая от говорящего, может не отражать истинных чувств и отношений и иметь другую прагматическую ориентацию.

Еще одним набором словарных единиц, релевантных для развития изучаемого типа компетенции является непристойная или запретная лексика, многочисленные употребления которой можно найти в художественной литературе. Вот некоторые из них: 'You're right, little bastard' (girl to a guy with tenderness) — «Ты прав, маленький ублюдок» (девушка парню с нежностью); 'Come here, you little buttock' (mother to her three year old son with love); Иди сюда, сукин сын’ (мать своему трехлетнему сыну) с любовью); Oh, little bitches(girlfriend to her friends after the rally), «О, маленькие сучки» (подруга друзьям после митинга).

Из вышеприведенных примеров можно видеть, что слова с отрицательной эмоционально-оценочной семантикой на прагматическом уровне могут быть использованы для выражения положительных эмоций и в приведенных контекстах создают эффект «принадлежности». Прибегая к нему, участники разговора минимизируют расстояние, демонстрируют близость и полное равенство. В лингвистике подобное явление трактуется как «фиктивная невежливость» [Leech1983:144]

Описанная выше специфичность англоязычного дискурса, должна постоянно находиться в центре внимания как в практике преподавания, так и в межкультурной коммуникации, В противном случае, она может стать барьером для позитивного восприятия собеседников друг друга и, в конечном счете, для их взаимопонимания.

Список литературы

  1. Julia Baron Pragmatic development in an EFL context University of Barcelona 2009 
  2. G. Leech Principles of pragmatics London Longman 1983, 144