НЕЗРИМАЯ ВОЙНА АКТИВОВ С ПАССИВАМИ

№53-3,

Экономические науки

Отмечена существенная особенность современных условий формирования цен на сырьевые активы.

Похожие материалы

В последние два года мы стали свидетелями масштабного снижения цен на сырьевые активы. Подешевело буквально всё: нефть, золото, сталь, уголь – иногда в 2-3 раза. Расхожее объяснение этому факту – сжатие рыночного спроса на сырьевые товары, вхождение планетарной экономики в глобальный кризис, замедление Китая. Но, по нашему мнению, дело тут совсем в другом.

С той поры, как Никсон своим заявлением в августе 1971 года отказался от золотовалютного паритета США по доллару, аннулировав в одностороннем порядке Бреттон-Вудское соглашение, мировая экономика впервые за сотни лет столкнулась с феноменом необеспеченных денег (фиатных валют). Золото в одночасье перестало выступать в роли единого эквивалента мировых денег, универсальной меры стоимости. До Никсона оно стоило 35 долларов за унцию и не менялось в цене десятилетиями, сегодня – уже 1370 долларов за унцию, и цена меняется ежесекундно; и невозможно сделать вывод, справедлива ли современная цена золота или нет, паритетна ли она.

Можно утверждать, что произошла настоящая революция в сфере обеспечения денег. Прежде за любыми национальными валютами стояло золото. Теперь же, в качестве обеспечителей доллара выступают наглость, военная сила и общее состояние дел в экономике – национальной и мировой. Наглость, сила, экономический статус – это реальные опционы, которые выступили виртуальными обеспечителями современных мировых денег, заместив золото в этой роли.

Если с наглостью и с военной силой у США никогда не возникало проблем, то в экономике последнее время дела шли не блестяще. Для реализации своих долгоиграющих геополитических планов ФРС США, в порядке трёх программ количественного смягчения, напечатало несколько десятков триллионов ничем не обеспеченных у.е. (убитых американских енотов). Часть этих выпусков пошло на выкуп у банков плохих долгов («токсичных активов»), часть – на рефинансирование глобальной пирамиды американских обязательств. И ещё часть средств осела на счетах в международных банках, в качестве депозитов для биржевых игр. Ни одного доллара не попало в реальную экономику, все вновь выпущенные деньги зависли в контурах мировой финансовой системы.

Так окончательно оформилось центральное противоречие современной геополитической системы, когда на одном её полюсе сконцентрировались фешенебельные страны, извлекающие эмиссионный доход (сеньораж) по результатам своего монопольного положения эмитентов резервных валют, - а на другом полюсе расположились сырьевые страны третьего мира, включая Россию, не располагающие суверенными финансами. И осуществился великий принцип неоколониализма: нефть в обмен на резаную бумагу, золото в обмен на карманные библии, стеклянные бусы и огненную воду [1].

Чем больше Америка печатает фиатных денег, чем больше плодит нулей в своих банковских компьютерах, - тем больше она должна беспокоиться о состоятельности своих эмиссий. Прежде за любыми деньгами стоял реальный товар, добытый из земли или созданный человеческими руками. Сегодня за деньгами не стоит ничего, кроме долгов – правительств, корпораций, домохозяйств. Деньги всё больше и больше осваиваются в роли пассивов, источников финансирования. Условно говоря, финансы разорвали свою связь с реальной экономикой и принялись жить сами по себе. Чем больше нулей в банковских компьютерах, чем больше необеспеченной резаной бумаги, тем менее рациональны сделки мены сырья на фиат, товаров на фиат, прав собственности на фиат. Иногда кажется, что мы в Матрице, и что мы спим, - столь ирреален мир, в котором мы осуществляем свои хозяйственные операции. А задача Матрицы как раз в том и состоит, чтобы наш сон не прерывался, чтобы доноры продолжали оставаться донорами, чтобы новый мировой порядок, основанный на диктате необеспеченных финансов, сохранялся неизменным. Матрица – это всегда, прежде всего, система энергоотбора, а люди в ней –батарейки. Есть превосходный фильм с одноимённым названием.

Значит, чтобы сохранить спрос на фиат, нужно унизить реальные активы. Как? Есть простой ответ – средствами всё той же финансовой системы, через биржевые манипуляции. И особая роль в этих манипуляциях принадлежит производным финансовым инструментам – деривативам. Как известно, в мире ежегодно добывается и реализуется 6 млрд. тн. сырой нефти. А биржевых беспоставочных контрактов на нефть обращается на мировых биржах и на межбанковском рынке - в десять раз больше. Соответственно, по миру ходит 10% сырой нефти и 90% нефти «бумажной»[2]. Цены на нефть формируются на биржах, и они целиком складываются в ходе оборота биржевых деривативов. Аналогичным образом, на одну тонну физического золота приходится свыше 25 тонн бумажного золота. Иногда соотношение реальных и бумажных активов превышает 100, и то и дело всплывают сообщения об исчерпании запасов физического золота в хранилищах Лондона и Чикаго. Казалось бы, столь тревожные сигналы о резком сжатии предложения должны были бы подстегнуть цены на золото, заставить их выстрелить вверх. Но ничего подобного не происходит. Значит, кто-то держит золотые цены на локальных минимумах, не позволяя им расти. Этот «кто-то» - мировая финансовая система, реализующая геополитический заказ своих хозяев.

Нас когда-то учили, что цена на товар формируется под действием спроса и предложения, тесно связана с его себестоимостью. Прежде эти экономические законы выполнялись безукоризненно. Но пришли совсем иные времена, времена зазеркальной экономики. Некогда сырая нефть стоила 115 долларов за баррель, и это экономическое чудо наблюдалось пару лет. Какая связь между указанной ценой и себестоимостью добычи нефти: на Ближнем Востоке – 5-7 долларов за баррель, в России – 15-20 долларов за баррель? Никакой связи нет. Сегодня в силе совсем иной закон, и он гласит: цена на сырьевые активы определяется соотношением спроса и предложения на мировые деньги, состоянием геополитического заказа, параметрами рынка сырьевых деривативов. А заказ в том, что фиат лихорадочно ищет обеспечения. Прежде чем фиатный пузырь лопнет, хозяевам денег нужно прибрать к рукам сырьевые активы – сами недра и права на их разработку по всему миру, соответствующие производственные мощности и организационные структуры. Поэтому страны третьего мира, под влиянием ценового прессинга, активно провоцируются метрополией на «приватизацию». Это – любимая песня Мирового банка, Мирового валютного фонда и других структур неоколониального управления.

Одновременно решается задача обслуживания долговой пирамиды – ровно до того момента, пока не произойдёт её контролируемого обрушения. Всем ясно, что ключевой инструмент управления внешним долгом – ставка рефинансирования ФРС США – перестала работать, эта резьба сорвана. Дилемма негодящая: повысить ставку – означает погрузить реальную экономику в депрессию; снизить ставку – спровоцировать отток средств из государственных облигаций. Выход найден, и выход изящный: накачивать ценовую пирамиду акций, затем обрушить её на 30-50% (уже скоро), а все средства из этой пирамиды перенаправить в государственные облигации, удлинив срок их погашения и понизив стоимость выплат, оставив при этом вкладчиков с носом, включая разрушение мировой пенсионной системы. Это схема в своей пилотной конфигурации была реализована в 2001 году (крах рынка акций NASDAQ). Реализация данного сценария в полную силу возможна, если не допустить неуправляемого перетока фиатных денег с финансовых на сырьевые рынки, удержать деньги в самозамкнутом контуре мировой финансовой системы, не допустить перехода третьих стран на новые обеспеченные валюты, сохранить фиатную гегемонию и действующий порядок эмиссии резервных валют, правило вашингтонского консенсуса для сырьевых колоний.

Чтобы прибить сырьевые цены к полу, мировые банки, являющиеся агентами метрополии, реализуют манипулятивные программы на рынке деривативов по принципу «стрельба с двух рук». Например, есть банк А и банк Б, которые договорились между собой следующим образом: в ближайшем расчётном периоде (например, год) банк А выигрывает по нефтяным бумагам и проигрывает по золотым, а банк Б – строго наоборот. Это предполагает, что оба банка заранее знают направление движения сырьевых активов и заключают встречные сделки в соответствии со своей внутренней договорённостью. Чтобы удержать цены на нефть в согласованном расчётном диапазоне, необходимо совершать крупномасштабные разнонаправленные операции с деривативами, когда в совокупных гарантийных депозитах банков А и Б сосредоточено порядка 1.5 триллионов долларов. Этой суммы вполне достаточно, чтобы делать цены на нефть любыми: ниже себестоимости, выше себестоимости, мало меняющимися, быстро меняющимися – всё под заказ, под глобальную геополитическую потребность. Когда понадобятся высокие сырьевые цены – они возникнут в одночасье, как из-под земли. Хотите 5 тыс. долл. за золотую унцию? пожалуйста, но не раньше, чем поступит приказ из вашингтонского обкома партии.

Природа всей этой финансовой алхимии, всех этих манипуляций – давно разгадана сырьевыми странами, и они вразнобой, в меру своих слабых сил, пытаются защитить свой сырьевой экспорт от обесценения (обычно, через внебиржевые пут-опционы). Например, в прошлом году Мексика заработала на операциях хеджирования порядка 900% процентов годовых, в этом году успехи будут значительно скромнее, потому что хозяевам денег убытки не нужны, и они активно приближают цены на нефть к расчётному уровню погашения – к страйку 49 долларов за баррель [2]. Что до России, то в части сырьевого хеджа она пребывает в каменном веке: живём в лесу, молимся колесу. Условно говоря, кормимся заклинаниями первых лиц.

Однажды система фиатных валют рухнет, и мировая финансовая система пройдёт контролируемое обрушение, с её распадом на ряд слабосвязанных региональных финансовых систем. Удел России – переключаться на юань; пока что так. Впору перечитывать Хольма ван Зайчика, «Дело о полку Игореве».

Список литературы

  1. Недосекин А.О., Рейшахрит Е.И. Мобилизационная экономика по-русски / А.О. Недосекин, Е.И. Рейшахрит. - СПб: Изд-во Политехн. ун-та 2015г. - 124 с.
  2. Недосекин А.О., Калюта В.Ю., Терновая Я.О. Управление ценовыми рисками в нефтегазовой отрасли / А.О. Недосекин., В.Ю. Калюта, Я.О. Терновая. - СПб: Изд-во Политехн. ун-та 2015г. - 183 с.