Правовое регулирование и правоприменительная практика отобрания ребенка у родителей: проблемы и перспективы

№52-2,

юридические науки

В статье автором рассматриваются перспективы правового регулирования оснований и механизма отобрания ребенка у родителей или иных лиц, на попечении которых он находится.

Похожие материалы

Отобрание ребенка является на сегодняшний день самым существенным из имеющихся последствий государственной реакции на родительское отношение к детям. Юридическая норма об отобрании детей из кровной семьи вследствие лишения родительских прав существует в отечественном законодательстве с 1918 года. Статьей 64 Кодекса о браке и семье РСФСР [1] была закреплена норма об отобрании ребенка без лишения родительских прав, получившая более четкую детализацию в действующем Семейном кодексе РФ [2] (ст. 73) и впервые названая в нем «ограничением родительских прав». Процедура отобрания ребенка, находящегося в опасной ситуации, в административном порядке, также получила свое развитие в Семейном кодексе РФ (ст. 77).

При этом ограничение и лишение родительских прав являются крайними, исключительными мерами семейно-правовой ответственности. Они применяются лишь в случаях, когда иные профилактические меры воздействия, такие как постановка родителя на учет в орган опеки и попечительства, в комиссию по делам несовершеннолетних, профилактические беседы и контроль названных органов, не дали положительных результатов [3, с. 50].

Согласно данным официальной статистики, ежегодно около 94% всех отобраний детей из семьи, 90% лишений родительских прав и 80% ограничений в родительских правах производятся по усмотрению, в первую очередь, органов опеки и попечительства и зависят от того, как они понимают законодательные термины [4]. Например, понятие «угроза жизни и здоровью» чиновники могут трактовать по-разному: немытая посуда на кухне, детские игрушки разбросаны по комнате, пол не покрашен - угроза жизни и здоровью; обнаружили таракана - угроза жизни и здоровью и т.п. Кроме того, полномочия органов опеки в разных регионах переданы разным структурам. Где-то эти обязанности выполняет управление образования, где-то - органы соцзащиты.

Материалы практики свидетельствуют о многочисленных случаях неправомерного изъятия детей из семьи (например, вследствие бедности семьи и т. п.). Так, по информации, размещенной на официальном сайте Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей, каждая пятая семья, признанная в 2012 г. находящейся в социально опасном положении, была поставлена на учет в органах социальной защиты и социального обслуживания населения по причине многодетности. Почти каждая вторая семья, признанная в 2012 г. находящейся в социально-опасном положении и поставленная на учет в органах социальной защиты и социального обслуживания населения, была поставлена на учет в связи с тем, что являлась неполной [5].

Подобные случаи неправомерного отобрания детей дискредитируют саму идею ювенальной юстиции и вызывают у населения чувство неприятия ювенальных технологий. Тем более, что у всех на слуху вопиющие примеры отобрания детей по нелепым, с точки зрения здравомыслящего человека, основаниям в странах Западной Европы. Так, в Ирландии, мальчика отобрали у приемных родителей за то, что он … не улыбался! В Великобритании восьмилетнюю дочь отобрали у родителей за то, что она … страдает излишним весом [6, с. 140].

Предусмотренная статьей 77 Семейного кодекса РФ мера является способом оперативного административного воздействия и одновременно - мерой защиты прав ребенка и характеризуется следующей спецификой:

  1. основанием применения данной меры выступает непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью, что может выражаться в психическом или физическом воздействии на несовершеннолетнего, оставлении его в опасности, без питания, одежды, присмотра.
  2. для спасения несовершеннолетнего требуется незамедлительное устранение имеющейся угрозы;
  3. анализируемая мера может применяться не только к родителям, но и к иным лицам, на попечении которых находится ребенок;
  4. решение об отобрании ребенка носит административно-правовой характер;
  5. отобрание ребенка осуществляется органом опеки и попечительства на основании соответствующего акта регионального органа исполнительной власти;
  6. о применении рассматриваемой меры должен быть в обязательном порядке уведомлен прокурор. В случаях, когда прокурор не соглашается с указанной мерой, он имеет право, на основании положений статьи 28 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» [7] принести по данному факту протест в орган (должностному лицу), которые этот акт издали, или обратиться в суд предусмотренном процессуальным законодательством порядке. Кроме того, в орган (должностному лицу), полномочным устранить указанное нарушение, прокурор (его заместитель) вносит представление об устранении нарушений прав и свобод человека и гражданина;
  7. в течение 7 дней после вынесения административно-правового акта орган опеки и попечительства обязан обратиться в суд с иском об ограничении или лишении родительских прав;
  8. действия органов опеки и попечительства (как и любые другие действия административных органов) могут быть обжалованы родителями (иными лицами, на попечении которых находится ребенок) в суд.

В последнее время много говорится о существенной корректировке норм, закрепленных в ст. 77 СК РФ. В первую очередь, это обусловлено стремлением законодателя ограничить решение об изъятии ребенка исключительно компетенцией суда. Однако и здесь не все так просто.

Не секрет, что далеко не в каждом сельском поселении есть федеральный судья, который может незамедлительно принять соответствующее решение. Кроме того, зачастую детей отбирают не органы опеки, а сотрудники полиции. Следовательно, чтобы разрешить проблему немотивированных, а иногда и откровенно незаконных отобраний необходимы также и изменения в законодательстве, регламентирующем деятельность органов внутренних дел (полиции).

Мнения о необходимости передачи функций по изъятию детей от органов опеки органам внутренних дел все чаще звучат из уст высокопоставленных чиновников и видных представителей гражданского общества. И действительно, в этом есть определенный резон. Ведь в выходные и праздничные дни, а также в ночное время органы опеки не работают, а полиция несет службу круглосуточно. В отличие от гражданских работников органов опеки, полицейские знают, как надо собирать документы для суда, как правильно осуществлять те или иные процессуальные действия. Поскольку речь идет об угрозе жизни и здоровью, в некоторых случаях возможно также одновременное решение вопроса о пресечении преступления и возбуждении уголовного дела. Тем более, что фактически на практике в большинстве случаев полиция и выполняет все эти функции.

По мнению автора, в целях принятия более компетентных решений и исключения случаев неправомерного изъятия детей, необходимо на законодательном уровне обязать органы опеки незамедлительно передавать мотивированные представления на отобрание ребенка в суд, который должен рассматривать их в течение двадцати четырех часов. Впрочем, в случае угрозы жизни и здоровью ребенка даже указанный срок слишком велик, поэтому законодатель, конструируя и закрепляя инновационную норму, обязан учесть все возможные ситуации развития событий.

Список литературы

  1. Кодекс о браке и семье РСФСР (утв. ВС РСФСР 30.07.1969) (ред. от 07.03.1995, с изм. от 29.12.1995) / [Электронный ресурс] - Режим доступа. - URL: www.base.consultant.ru (дата обращения: 14.10.2016).
  2. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 №223-ФЗ (ред. от 30.12.2015) / [Электронный ресурс] - Режим доступа. - URL: www.base.consultant.ru (дата обращения: 14.10.2016).
  3. Злобина И.В. Проблемы правового регулирования и правоприменительной практики ограничения родительских прав // Общество и право. 2013. №4(46). С. 50-53.
  4. Экспертное заключение по проекту Концепции совершенствования семейного законодательства Российской Федерации и предложений по совершенствованию семейного законодательства Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 июля 2014 г. № 132-1/2014) / [Электронный ресурс] - Режим доступа. - URL: www.base.consultant.ru (дата обращения: 14.10.2016).
  5. Концепция государственной семейной политики Российской Федерации на период до 2025 года (общественный проект). Ч. 1 / сост. Е.Б. Мизулина и др. / [Электронный ресурс] - Режим доступа. - URL: http://www.komitet2-6.km.duma.gov.ru/site.xp/050049124053056052.html (дата обращения: 14.10.2016).
  6. Давыдова Ю.Х. Отобрание ребенка без решения суда в Российской Федерации // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2016. №6-7. С. 139-140.
  7. Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 (ред. от 03.07.2016) «О прокуратуре Российской Федерации» / [Электронный ресурс] - Режим доступа. - URL: www.base.consultant.ru (дата обращения: 14.10.2016).