Объекты растительного мира и их атрибутивная характеристика причастными оборотами в поэзии Иосифа Бродского

NovaInfo 58, с.315-323, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Филологические науки
Просмотров за месяц: 2
CC BY-NC

Аннотация

Обосновывается идея о том, что употребление причастных оборотов в форме согласованного определения, дающих временную характеристику объектов растительного мира, оказывается значимой характеристикой идиостиля И. Бродского. На большом иллюстративном материале показано, что в поэтических композициях И. Бродского флористические реалии, чаще охарактеризованные в качестве существовавших ранее активных и самостоятельных деятелей, являются элементами наиболее приемлемого для поэта уже произошедшего события. Приёмы исследования языка поэзии Иосифа Бродского, предложенные в данной работе, могут быть использованы при анализе поэтики других авторов.

Ключевые слова

ПРИЧАСТИЕ, ИДИОСТИЛЬ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Текст научной работы

Культурно-историческую важность растительного мира отмечали и отечественные ученые: философы И.А. Ильин и А.П. Щапов [12; 34]; историки Н.А. Бердяев, Л.Н. Гумилев [3; 7]; филологи А.Н. Афанасьев, Ф.И. Буслаев, Д.С. Лихачев, В.Н. Топоров [2; 5; 18; 29], и зарубежные этнографы: Эдуард Тайлор, Джеймс Фрезер [24; 32].

Достаточно часто изучался растительный мир разных поэтов как природный, историко-культурный и духовный феномен также и в литературоведении (Н.П. Анциферов [1], Е.Н. Егорова [9], М.Б. Елисеева [10], З.А. Камаль [13], Г.В. Киселева [14], С.К. Константинова [15], Д.С. Московская [19], А.Г. Разумовская [22], В.С. Титова [28], У Луцянь [30], К.И. Шарафадина [32], С.А. Щербаков [35], М.Н. Эпштейн [36] и др.).

Характерной чертой поэзии Иосифа Бродского, по мнению многих ученых (Е. Ваншенкина [6], М.Б. Крепс [16], В.А. Куллэ [17], В.П. Полухина [22], Е.Г. Штырлина [33] и др.), является ее связь с идеей времени.

Поэтому объектом нашего исследования станет использование в поэтическом тексте И. Бродского флористических названий, которые характеризуются временным процессуальным признаком в форме согласованного определения, выраженного различными причастными формами.

Мы уже обращались к исследованию причастий [25; 26], соединяющих в себе энергию глагола и описательную экспрессию прилагательного.

Выражая действие или состояние «как временный признак» [23, с. 205], они позволяют поэту образно описывать разные номинации растительного мира, представляя их признаки в динамике, в процессе его осуществления, становления, развития, изменения.

«Растительность — низшая форма жизни, но именно поэтому в ней с какой-то удивительной простотой выступают изначальные закономерности бытия, о которых человек успевает забыть, врастая в раздробленные формы своего частного быта» [36, с. 40], поэтому в данной статье мы обратимся к анализу растительных реалий, художественно описываемых в поэтической мысли И. Бродского через атрибутивный процессуальный признак в форме причастия или причастного оборота.

В этой работе нас будет интересовать семантика процессуального признака, отражающего характерную для поэта И. Бродского идею времени, используемого для художественного определения растительных реалий. Более подробно мы остановимся на анализе, систематизации и классификации причастных форм в указанных конструкциях.

При анализе причастных форм мы ориентируемся на основной вывод И.В. Замятиной и Г.Ю. Сызрановой в отношении особенностей семантической природы причастных форм: «В зависимости от того, признак какого именно действия обозначает причастная форма, в каком контексте она употреблена, в ней могут проявляться то глагольные, то «прилагательные» признаки. Причастие даже в позиции согласованного препозитивного определения, позиции, первичной для имени прилагательного, может оставаться причастием, сохраняя свою двойную семантическую и морфологическую сущность» [4, с. 39].

Нами было проанализировано электронное собрание сочинений Иосифа Бродского [4], включающего 612 текстов (стихотворений и поэм).

В результате проведенного анализа было выявлено 103 примера использования поэтом разных тематических групп флористических названий (об этом подробнее см. нашу предыдущую статью [27]), которые характеризуются поэтом временным признаком по действию в форме согласованного определения, выраженного разными причастными формами:

  • одиночными причастными формами (66 единиц), напр.: То-то и страх: главные чувства / в черной земле мертвы лежат в роще цветущей («Подражание сатирам, сочиненным Кантемиром»); …и запах загнивающей травы («Шествие (поэма)»); В свернувшемся листе сухом («Стук»); …терзая продрогший лесок («Послесловие к басне»); …обнажившихся рощ кипарис («Памяти Геннадия Шмакова») и мн. др.;
  • причастными оборотами (37 случаев), напр.: По срубленной давно сосне / она ту правду изучает («К садовой ограде»); …великий сад, роняющий года / на горькую идиллию поэта («Сад»); Я трясу листвой, / изъеденною весьма / гусеницею письма («Ты -- ветер, дружок. Я – твой…»); и др.

Как видим, чаще в качестве характеристики объектов растительного мира в роли определений в поэтических текстах И. Бродского выступают одиночные причастия, в которых аккумулируется значительная выразительная энергия русского языка.

Анализу одиночных конструкций мы предполагаем посвятить другую статью.

Здесь мы опишем функционирование причастных оборотов в качестве характеристики растительных реалий.

И. Бродский использует для характеристики флористических объектов причастный оборот, помогающий автору подробно вырисовывать то, что сам видел, для того чтобы и читатель смог детально себе представить, в частности, описываемое растение, ср., в частности:

1. причастные обороты, короткие, состоящие из двух слов: А дерево, сгоревшее дотла («Горбунов и Горчаков»); Лиана, оплетающая лотос («Post aetatem nostrum. Зверинец»); По срубленной давно сосне / она ту правду изучает («К садовой ограде»);

2. причастные обороты, длинные, состоящие из более, чем двух слов, находящихся на одной строке: …издающая запах чая гудящая хризантема / газовой плитки («В Англии. IV. Ист Финчли); …корни чащи мрачной, / разросшейся над ним («Исаак и Авраам»); …ветер <…> баламутит розы, / в саду на склоне впавшие в столбняк («Неоконченное»); …у вяза, проникшего в частности к Варваре Андреевне в спальню («Посвящается Чехову»); Оставшиеся -- вмиг -- за первой веткой / склоняются назад, шурша, хрустя, / гонимые в клубок пружиной некой («Исаак и Авраам»); Чья трава, / себя не видавшая отродясь («Каппадокия»);

3. причастные обороты, длинные, состоящие из более, чем двух слов, и занимающие несколько строк: …бутылки / деревьев, переполненных своим / вином («Набережная р. Пряжки»); …с еще не / распустившейся далией («В Англии»); …буков, прячущих в мощной пене / травы («Осенний крик ястреба»); Восходящее желтое солнце следит косыми / глазами за мачтами голой рощи, / идущей на всех парах к Цусиме / крещенских морозов («Восходящее желтое солнце следит косыми…»); Узнаю этот лист, в придорожную грязь / падающий («Узнаю этот ветер…»); …великий сад, роняющий года / на горькую идиллию поэта («Сад»); …прибрежный тальник, / скрывающий белизну опальных / мест у скидывающих купальник («Эклога 5-я (летняя)»).

Введение в поэтический текст причастных оборотов, дает возможность автору заменять придаточные предложения, что способствует компактности, сжатости, краткости речи.

А это, в свою очередь, делает описание не только концентрированным, но и придает ему особую выразительность, ср.: …буков, прячущих в мощной пене / травы («Осенний крик ястреба»); От ветреной резеды, / ставень царапающей («Ночь, одержимая белизной…»); …и снег на расстояньи километра / от рвущихся из грунта тополей («Неоконченный отрывок»); …издающая запах чая гудящая хризантема / газовой плитки («В Англии. IV. Ист Финчли); …чтоб выхваченный лампочками куст («Зофья (поэма)»); …сраженный красотой, / кустарник сучьями шуршит («В замерзшем песке»).

Наше исследование выявило в стихотворном творчестве Бродского причастные обороты, обозначающие временные признаки объектов растительного мира.

Главным словом таких причастных оборотов являются причастия разных грамматических форм.

Гораздо чаще (28 единиц) мы находим в тестах И. Бродского в составе причастного оборота, характеризующего растительные реалии, причастия действительного залога.

1. Достаточно частотны действительные причастия прошедшего времени (15 примеров), ср., в частности, примеры с причастиями, образованными:

  • суффиксом -вш-: Боярышник, захлестнувший металлическую ограду («Стрельна»); …с еще не / распустившейся далией («В Англии»); Прижавшееся к стене / дерево («Сидя в тени»); …деревьям, не успевшим облететь («Шествие (поэма)»); А дерево, сгоревшее дотла («Горбунов и Горчаков»); … забывшим начисто, как выглядят два песо, / пеонам («1867»); …шелест мертвой полыни, опередившей осень («В Англии»); …ветер <…> баламутит розы, / в саду на склоне впавшие в столбняк («Неоконченное»); …вдоль березовых рощ, отбежавших во тьме («Ты поскачешь во мраке, по бескрайним холодным холмам…»); Чья трава, / себя не видавшая отродясь («Каппадокия»); …корни чащи мрачной, / разросшейся над ним («Исаак и Авраам»); …вослед листве, пример подавшей («Пришла зима, и все, кто мог лететь...»); …в стебле, обвившем жердь («Холмы»); …с пережившим похлебку листом лавровым («Персидская стрела»);
  • суффиксом -ш-: …цветник кирпичных роз, зимой расцветших («Стрельнинская элегия»); …у вяза, проникшего в частности к Варваре Андреевне в спальню («Посвящается Чехову»);

2. Также частотны действительные причастия настоящего времени (13 случаев), ср., в частности, стихотворные строки, включающие причастные обороты, в составе которых видим причастия, образованные:

  • суффиксами -ущ, -ющ: Под раскидистым вязом, шепчущим "че-ше-ще" («Под раскидистым вязом, шепчущим "че-ше-ще"…»); Шум ливня воскрешает по углам / салют мимозы, гаснущей в пыли («Шум ливня воскрешает по углам); Восходящее желтое солнце следит косыми / глазами за мачтами голой рощи, / идущей на всех парах к Цусиме / крещенских морозов («Восходящее желтое солнце следит косыми…»); Лиана, оплетающая лотос («Post aetatem nostrum. Зверинец»); …прибрежный тальник, / скрывающий белизну опальных / мест у скидывающих купальник («Эклога 5-я (летняя)»); …с колесом георгина, буксующим меж распорок («В Англии»); Узнаю этот лист, в придорожную грязь / падающий («Узнаю этот ветер…»); …великий сад, роняющий года / на горькую идиллию поэта («Сад»);
  • суффиксами -ащ, -ящ: Мы видим деревья, / лежащие на земле («Памяти Феди Добровольского»); тайга, кружащая вокруг, / не зеленей твоих вагонов («Петербургский роман (поэма в трех частях)»); Узнаю этот ветер, налетающий на траву, / под него ложащуюся, точно под татарву («Узнаю этот ветер…»); Если вдруг забредаешь в каменную траву, / выглядящую в мраморе лучше, чем наяву («Торс»); …за шумящей над ними листвой («За церквами, садами, театрами…»).

Гораздо реже (9 единиц) функционируют в качестве главного слова причастного оборота в тестах И. Бродского причастия страдательного залога.

3. При этом чаще поэт употребляет страдательные причастия прошедшего времени (7 единиц), ср., в частности, примеры с причастиями, образованными:

  • суффиксом -енн-: …бутылки / деревьев, переполненных своим / вином («Набережная р. Пряжки»); …чтоб выхваченный лампочками куст («Зофья (поэма)»); …сраженный красотой, / кустарник сучьями шуршит («В замерзшем песке»); По срубленной давно сосне / она ту правду изучает («К садовой ограде»); …как брошенный на скатерти букет («Post aetatem nostram»); Я трясу листвой, / изъеденною весьма / гусеницею письма («Ты -- ветер, дружок. Я – твой…»);
  • суффиксами -нн-: Обмазанные известкой / щиколотки яблоневой аллеи… («Эклога 5-я (летняя)»).

4. Страдательные причастия настоящего времени единичны (2 случая), …боярышник царапался в стекло, / преследуемый ветром («Суббота (9 января)»); Оставшиеся -- вмиг -- за первой веткой / склоняются назад, шурша, хрустя, / гонимые в клубок пружиной некой («Исаак и Авраам»).

Приведенный выше языковой материал свидетельствует, что художественному мировосприятию Иосифа Бродского свойственно изображение причастиями признака, создаваемого действием самих растительных реалий, поэтому флористические наименования определяются при помощи причастий:

  • обычно действительного залога (28 случаев), из них прошедшего времени (15 случаев) и настоящего времени (13 случаев);
  • гораздо реже при помощи страдательного залога (9 случая), из них прошедшего времени (7 случаев) и настоящего времени (2 случая);

В отличие от имен прилагательных, обозначающих постоянные признаки предметов, «причастия обозначают признаки временные, возникающие извне и характеризующие предмет только внешним образом» [8, с. 14].

Наш материал показывает, что поэтическому мироощущению И. Бродского более значим временной признак по действию, когда объект растительного мира «сам свой признак делает» [21, с. 84].

Характеристика растения как деятеля предполагает его активность и самостоятельное, без человека (без помощи или воздействия людей), существование, то есть растительные реальности в поэтическом мире И. Бродского достаточно часто сами способны что-либо делать, перемещаться или изменяться в пространстве.

Появление описанных конструкций, на наш взгляд, связано со свойственным И. Бродскому видением идеи времени, временной протяженности, обусловливающее включение в поэтический текст идеи процессуальности через характеристику флористических наименований при помощи согласованного определения, выраженного причастным оборотом:

Данные нашей картотеки показали, что Иосиф Бродский характеризует флористические наименования при помощи причастных оборотов, главным словом в которых является:

  • причастие прошедшего времени (чаще - 24 примера), образованное от глаголов (чаще) совершенного вида (захлестнувший, распустившейся, прижавшееся, успевшим, сгоревшее, забывшим, опередившей, впавшие, отбежавших, разросшейся, подавшей, обвившем, пережившим, расцветших, проникшего, переполненных, выхваченный, сраженный, срубленной, брошенный, изъеденною, обмазанные) и (в единичных стихотворных строках) несовершенного вида (преследуемый, гонимые), передающее в поэтическом тексте И. Бродского семантику действия, совершавшегося или совершенного когда-то в прошлом и закрепившегося в памяти поэта (лирического героя) в виде воспоминаний.
  • причастие настоящего времени (реже - 15 примеров) образованное только от глаголов несовершенного вида (шепчущим, гаснущей, идущей, оплетающая, скрывающий, буксующим, падающий, роняющий, лежащие, кружащая, ложащуюся, выглядящую, шумящей) и передающих в поэтическом языке И. Бродского семантику действия, протекающего в данный момент (в момент речи лирического героя), предполагающего семантику действия, совершаемого всегда, вечно, непреложно, и необязательно в настоящий момент.

Приведенные нами количественные данные подтверждает отмечаемое лингвистами (в частности, исследующими в поэзии И. Бродского единицы лексического уровня, называющие прошлое, настоящее и будущее) видение поэтом прошлой ситуации как наиболее «приемлемой среды существования, где автор чувствует себя уверенно и спокойно», что связано с пониманием поэтом времени «как некоего абсолюта, уничтожающего все на своем пути»:

  • наиболее негативное будущее несет в себе угрозу разрушения настоящего и исчезновения прошлого»;
  • настоящее - «ускользающее мгновение, уже содержащее в себе зачатки разрушения и потому в каком-то смысле не существующее, не имеющее значения»;
  • прошлое - это потерянное навсегда настоящее, события уже произошедшие, известные человеку, а значит, не представляющие собой никакой опасности» [33, с. 253].

Таким образом, введение в поэтический текст причастных оборотов для характеристики флористических объектов, делая описание концентрированным и придавая ему особую выразительность, оказывается значимой характеристикой идиостиля И. Бродского.

Проведенные нами количественный анализ, систематизация и классификация причастных форм в составе причастного оборота выявили:

  1. наличие связи между семантикой атрибутивного процессуального признака, используемого для художественного определения растительных реалий, и идеей времени, характерной для поэтического творчества И. Бродского;
  2. формы причастий прошедшего времени в качестве главных слов в составе причастных оборотов чаще отражают значение признака по действию, совершившегося или совершенного объектами растительного мира:
    • самостоятельно;
    • в прошлом.

Читайте также

Список литературы

  1. Анциферов Н.П. Проблемы урбанизма в русской художественной литературе. Опыт построения образа города - Петербурга Достоевского - на основе анализа литературных традиций / науч. ред. чл.-кор. РАН Н.В. Корниенко; сост., подгот. текста, послесл. Д.С. Московской. – М.: ИМЛИ им. А.М. Горького РАН, 2009. – 581 с.
  2. Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу В 3 т. – М.: Современный писатель, 1995. – 824 с.
  3. Бердяев H.A. Философия свободного духа. – М.: Республика, 1994. – 479 с.
  4. Бродский И. Стихотворения и поэмы (основное собрание). URL: http://brodsky.da.ru (дата обращения 14.11.2017).
  5. Буслаев Ф.И. О литературе: Исследования; Статьи. – М.: Худож. лит., 1990. – 512 с.
  6. Ваншенкина Е. Оcтрие: Проcтранcтво и время в лирике И. Бродcкого // Литературное обозрение. – 1996. – N. 3. – С. 35-41.
  7. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. – М.: Мысль, 1989. – 766 с.
  8. Данков В. Н. Историческая грамматика русского языка. Выражение залоговых значений у глагола. – М.: Высшая школа, 1981. – 112 с.
  9. Егорова Е.Н. Флористическая символика в поэзии Пушкина // Приют задумчивых дриад. Пушкинские усадьбы и парки. – М.: Информационный центр, 2006. URL: http://www.proza.ru (дата обращения 20.11.2017).
  10. Елисеева М.Б. Семантический объём слова «сад» в культурно-историческом контексте: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук: 10.02.01 – русский язык / М.Б. Елисеева; Российский гос. пед. ун-т. им. А.И. Герцена. – СПб., 1991. – 16 с.
  11. Замятина И.В., Сызранова Г.Ю. Семантическая природа причастных форм: глагольность, адъективность, субстантивность // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. – 2013. – № 3 (27). – С. 118-127.
  12. Ильин И.А. Собр. соч.: В 10 т. – М.: Русская книга, 1996.
  13. Камаль З.А., Чарыкова О.Н. Роль лексики, называющей растения, в репрезентации художественной картины мира С. Есенина // Вестник ВГУ. – Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. – Воронеж: ВГУ, 2011. – № 1. – С.58-63.
  14. Киселева Г.В. Цветы в русской языковой картине мира // Историко-культурное освещение слова и языковая экология. – Липецк, 2002. – С. 72-75.
  15. Константинова С.К. «Цветы» и «Деревья» в лирике А.А. Фета // А.А. Фет и русская литература: материалы Всероссийской научной конференции «XV Фетовские чтения». – Курск: КГПУ, 2000. – С. 53-163.
  16. Крепс М.Б. О поэзии Иосифа Бродского. – Ann Arbor (Mich.): Ardis, 1984. – 278 с. URL: http://www.libros.am/book/read/id/29635/slug/o-poehzii-iosifa-brodskogo (дата обращения 20.11.2017).
  17. Куллэ В.А. «Поэтический дневник» И. Бродского 1961 года: (Формирование линейной концепции времени) // Иосиф Бродский: творчество, личность, судьба. – СПб.: Журнал «Звезда», 1998. – С. 97-107.
  18. Лихачев Д.С. Заметки о русском; О садах // Лихачев Д.С. Избранные работы: В 3 т. – Л.: Художественная литература, 1987. – Т. 2. – С. 418-494; Т. 3. – 476-518.
  19. Московская Д.С. Биография местности в русской литературе эпохи борьбы за новый быт // В поисках новой идеологии: Социокультурные аспекты русского литературного процесса 1920-1930-х годов. / Отв. ред. О.А. Казнина. – М.: ИМЛИ им. А.М. Горького РАН, 2010. – С. 60-154.
  20. Пешковский А.А. Русский синтаксис в научном освещении. – М.: Языки славянской культуры, 2001. – 544 с.
  21. Полухина В.П. Поэтический автопортрет Бродского // Иосиф Бродский: творчество, личность, судьба. Итоги трех конференций. – Спб.: Журнал «Звезда», 1998. – С. 145-153.
  22. Разумовская А.Г. Сад в русской поэзии ХХ века: феномен культурной памяти. – Псков: Изд-во ПГПУ, 2010. – 228 с.
  23. Современный русский язык: учеб. для студ. пед. ин-тов: в 3 ч. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Просвещение, 1987. – Ч. 2. Словообразование. Морфология / Н.М. Шанский, А.Н. Тихонов. – 254 с.
  24. Тайлор Э. Первобытная культура: Пер. с англ. – М.: Политиздат, 1989. – 573 с.
  25. Твердохлеб О.Г. Причастия в афоризмах // Язык и культура. – 2016. – № 2 (34). – С. 85-97.
  26. Твердохлеб О.Г. Местоимение и согласованные с ним причастные формы в поэзии Иосифа Бродского: синтаксические особенности // NovaInfo.Ru. – 2017. – № 55. – Т. 3. – С. 210-214.
  27. Твердохлеб О.Г. Тематическое своеобразие растительных реалий, определяемых причастными формами (в поэтическом тексте Иосифа Бродского) // International conference on modern researchesin science and technology. Berlin, 2017. (в печати).
  28. Титова B.C. Мир душистых растений в поэзии С.А. Есенина. - М.: Советский писатель, 2005. – 48 с.
  29. Топоров В.Н. Мировое дерево: Универсальные знаковые комплексы. – М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2010. – 970 с.
  30. У Луцянь. Семантическое поле «цветок» в языке русской художественной прозы второй половины XIX века (на материале произведений И.А. Гончарова, И.С. Тургенева, А.П. Чехова): дисс. ... канд. филол. н.: 10.02.01 – русский язык / У Луцянь ; Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, [Филол. фак.], Каф. рус. яз. – М., 2015. – 292 с.
  31. Фрезер Дж. Золотая ветвь: Исследование магии и религии / Пер. с англ. – М.: Политиздат, 1980. – 831 с.
  32. Шарафадина К.И. «Язык цветов» в русской поэзии и литературном обиходе первой половины XIX века: Источники, семантика, формы. Автореф. дисс. ... докт. филол. наук. 10.01.01 – русская литература: защищена 16.02.2004 / С.А. Щербаков; [Отдел новой русской литературы Института русской литературы (Пушкмнский лом) Российской Академии Наук]. / К.И. Шарафадина. – Спб., 2004. – 48 с.
  33. Штырлина Е.Г. Прошлое, настоящее, будущее в поэтическом мире И. Бродского // Ученые записки Казанского университета. – Т. 152. – Кн. 6. Гуманитарные науки. – 2010. – С. 252-257.
  34. Щапов А.П. Историко-географическое распределение русского народонаселения. Естественные и умственные условия земледельческих поселений в России // Щапов А.П. Собр. соч.: В 3 т. – Т. 2. – СПб.: Изд-во Пирожкова, 1906. – 620 с.
  35. Щербаков С.А. Растительный мир как природный, историко-культурный и духовный феномен в русской поэзии XX века: автореферат дис. ... д-ра филол. наук: 10.01.01 – русская литература: защищена 14.03.2013 / С.А. Щербаков; [Московский гос. областной ун-т]. – М., 2013. – 38 с.
  36. Эпштейн М. «Природа, мир, тайник вселенной.» Система пейзажных образов в русской поэзии. – М.: Высшая школа, 1990. – С. 247-249.

Цитировать

Твердохлеб, О.Г. Объекты растительного мира и их атрибутивная характеристика причастными оборотами в поэзии Иосифа Бродского / О.Г. Твердохлеб. — Текст : электронный // NovaInfo, 2017. — № 58. — С. 315-323. — URL: https://novainfo.ru/article/10878 (дата обращения: 05.10.2022).

Поделиться