Две героини с одним именем: сравнительно-сопоставительный анализ Лизы Н. М. Карамзина («Бедная Лиза») и Лизы А. С. Пушкина («Барышня-крестьянка»)

№120-1,

филологические науки

В статье предпринят сравнительно-сопоставительный анализ женских образов с общим именем в повестях «Бедная Лиза» Н. М. Карамзина и «Барышня-крестьянка» А. С. Пушкина, выявлены художественные принципы их создания в историко-литературном контексте — с учетом особенностей литературных направлений, в рамках которых складывался художественный метод каждого автора. Подробно рассматриваются характеры героинь и поэтика женских образов сквозь призму эстетических концепций сентиментализма, романтизма, реализма, раскрываются различные смыслы любовных мотивов в идейно-художественной структуре произведений.

Похожие материалы

Художественная литература конструирует особый образ реальности, в котором объективная информация о различных сторонах окружающей действительности удивительно переплетается с субъективными ощущениями и переживаниями автора. Пропущенные сквозь призму творческого воображения, они приобретают ассоциативно-метафорический характер и обусловленные им многогранность, выпуклость, неоднозначность. Познание художественной реальности в процессе чтения текста и детального разбора его различных аспектов есть непременное условие понимания содержания художественного целого, а потому требует продуктивных методов работы, к которым относится сравнительно-сопоставительный анализ.

Сравнение в научных источниках трактуется как логическая операция, суть которой сводится к количественно-качественному сопоставлению различных свойств объектов. Результатом сопоставления становятся утверждения относительно степени их подобия. Как и другие виды анализа, сравнение, несмотря на четкость критериев сопоставления, имеет ярко выраженную субъективную сторону, репрезентированную в оценочных понятиях «хорошо» / «плохо», «много» / «мало», «правильно» / неправильно» и др., которые маркируют объекты в соответствии с исходной позицией исследователя, соотносятся с его ценностной шкалой в рамках определенного аксиологического пространства.

По справедливому утверждению О. И. Царевой, необходимость использования сравнительного метода при изучении художественной реальности определяется спецификой самой природы данного феномена, поскольку все его слагаемые организованы по двум принципам: а) по принципу сопоставления, акцентирующего прежде всего общие, а также дифференциальные черты литературных явлений; б) по принципу противопоставления, когда предметом литературоведческого анализа выступают противоположные свойства героев или предметов, задействованные в создании идейного плана художественного повествования. «Сопоставление — не только инструмент анализа, но и принцип самого искусства — и структурный, и генеалогический. Л. Толстой говорил, что сущность искусства состоит в «бесконечном лабиринте сцеплений»», — отмечает О. И. Царева [4]. Благодаря сопоставлению и противопоставлению художественные образы получают концептуальную значимость, участвуют в развитии мотивов и сюжетов, в решении проблем изложения, смоделированных в рамках философско-антропологической концепции бытия автора, которая не может быть изолированной от различных видов контекста (историко-культурного, историко-литературного, биографического), определяющих аксиологическое пространство его жизни и творчества.

При рассмотрении литературного процесса в России и за рубежом в большой временной перспективе становится очевидной зависимость художественного метода поэта, писателя, драматурга не только от исторической эпохи, в которую им довелось жить, но прежде всего от литературного направления, господствовавшего в тот период, как наиболее востребованной и логически обоснованной схемы восприятия, познания и творческого объяснения действительности. Именно литературное направление, которое аккумулирует в своей философско-мировоззренческой и ценностно-аксиологической основе наиболее прогрессивные взгляды своего времени, служащие откликом на социальные, этические и эстетические требования общества, определяет способ подачи художественного материала, ракурс освещения объективной и субъективной реальности.

Данная статья посвящена рассмотрению образов героинь двух известных произведений русской классической литературы — повести Н. М. Карамзина «Бедная Лиза» и повести А. С. Пушкина «Барышня-крестьянка».

Цель исследования — сопоставить образы двух героинь с одним именем — образ Лизы из повести Н. М. Карамзина «Бедная Лиза» и образ Лизы из «Барышни-крестьянки» А. С. Пушкина, выявить сходства и различия между ними.

Основаниями для выбора художественного материала послужили, с одной стороны, общее имя главных героинь произведений, с другой стороны, близость любовных коллизий, которые сводятся к неравным отношениям влюбленных. Между тем характеры и судьбы девушек оказываются совершенно разными.

Этимологический анализ имени Елизавета (с древнегреческого буквально переводится как «почитающая Бога», «Божья помощь» [3, с. 251]) и исторический аспект его бытования в России XVIII века подчеркивают исключительность антропонима в контексте эпохи. Имя Елизавета редко упоминается в святцах (календаре с именами святых, почитаемых в определенные дни), следовательно, оно не было распространено в народе. Кроме того, этим именем — весьма благозвучным и царственным — была названа дочь императора Петра Великого, поэтому вполне ожидаемо в качестве героини повести Н. М. Карамзина было увидеть сильную, волевую особу, какой вовсе не является Лиза. Интересен тот факт, что девушку писатель именует упрощенным именем Лиза, да еще и присовокупляет к нему эпитет бедная, вынесенный в заглавие. Почему же Лиза Н. М. Карамзина бедная? Потому что она претерпевает тяжелейшую драму: отдавшись чувствам, девушка не обретает счастье с любимым и добровольно уходит из жизни. Причина трагедии проста и банальна: Эраст и Лиза разделены социальным барьером, преодолеть который юноше не хватает смелости и силы духа. Таким образом, контраст социально-исторического содержания имени Елизавета и имени героини Н. М. Карамзина, характеризуемой как «бедная», то есть вызывающая жалость, сострадание, обусловлен общей эстетической концепцией сентиментализма, провозгласившего ценность чувств и эмоционального переживания действительности. По мнению писателей-сентименталистов, главное в человеке душа, его способность живо чувствовать мир, откликаться на него, быть в гармонии с природой. Именно внутреннее богатство человека, а не его социальное положение должны быть определяющими в отношении к нему со стороны окружающих. Этим объясняется выбор имени Лиза: редкого, подчеркивающего природную чувственность девушки, свойственную немногим, и в то же время королевского, царского, акцентирующего ее истинное величие, которое проистекает из чистоты и искренности натуры.

Лиза Н. М. Карамзина — характерная героиня русского сентиментализма, и средства раскрытия ее образа не выходят за рамки данного литературного направления. Автор часто использует психологические эпитеты, задавая эмоциональный тон изложения (плачевная судьба Лизы, нежная Лиза, услужливая Лиза, робкая Лиза, милая Лиза). Облик героини тесно связан с природой — яркой деталью становится букет ландышей, символизирующий внутреннюю красоту, простоту и хрупкость девушки («Прошло два года после смерти отца Лизина. Луга покрылись цветами, и Лиза пришла в Москву с ландышами» [1, с. 56]). Она часто изображается в момент сильнейших душевных переживаний («Но часто нежная Лиза не могла удержать собственных слез своих — ах! она помнила, что у нее был отец и что его не стало, но для успокоения матери старалась таить печаль сердца своего и казаться покойною и веселою» [1, с. 57]; «У Лизы навернулись на глазах слезы; она поцеловала мать свою» [1, с. 63]; «Лиза побледнела и едва не упала в обморок» [1, с. 65]).

Совершенно иной предстает перед читателями героиня более позднего произведения — повести А. С. Пушкина «Барышня-крестьянка». Творчество писателя совпало с переходным этапом развития русской литературы (от романтизма к реализму), и в большинстве своих произведений со свойственным ему юмором он пародирует традиционные сентименталистские и романтические схемы построения литературных образов и сюжетов. Несмотря на небольшой промежуток времени, разделяющий произведения (около 40 лет), литература и свойственный ей художественно-эстетический способ постижения реальности претерпели существенные изменения. В центре романтического мировидения — не сентиментальная, чувствительная личность, но сильный герой, носитель идеала, способный противопоставить себя обществу. Именно разлад между внутренними потребностями передовых людей и социально-философскими рамками общественных отношений определял конфликт романтического произведения. Романтический герой не может именоваться «бедным», поскольку это противоречит его сильной, бунтарской натуре. Реализм же стал рассматривать такие личности в тесной связке с внешней действительностью, обнаруживая в ней глубокие причины и истинные мотивы такого поведения.

Сказанное объясняет несхожесть Лизы Муромской — главной героини повести А. С. Пушкина «Барышня-крестьянка» — и Лизы Н. М. Карамзина, а сама сюжетная коллизия пушкинского произведения оказывается водевильной интерпретацией мотива неравного брака. Именно пародийной установкой писателя объясняется использование простого имени Лиза по отношению к весьма знатной особе: тем самым он подчеркивает связь повести с известным карамзинским текстом. Однако уже в самом начале изложения автор дает понять, что девушка отличается буйным нравом и непоседливым характером («За Лизою ходила Настя; она была постарше, но столь же ветрена, как и ее барышня» [2, с. 11]). Есть и объективное обоснование этому, которое кроется в социальном положении и воспитании героини («Она была единственное и, следственно, балованное дитя, ее резвость и поминутные проказы восхищали отца и приводили в отчаяние мадам мисс Жаксон» [2, с. 12]). Трагедийный мотив несчастной любви трансформируется в авантюрный мотив переодевания со счастливым финалом («Ах, Настя! Знаешь ли что? Наряжусь я крестьянкою! … А по-здешнему я говорить умею прекрасно. Ах, Настя, милая Настя! Какая славная выдумка! — И Лиза легла спать с намерением непременно исполнить веселое свое предположение» [2, с. 15]).

А. С. Пушкин подробно описывает процесс тщательной подготовки Лизы к розыгрышу Берестова, тем самым заметно снижая пафос традиционной сюжетной ситуации (встречи влюбленных). Придерживаясь принципов комедии положений, писатель показывает нам то, как Лиза становится заложницей своей же затеи: не явиться на свидание означает полное разоблачение «шалуньи» и «проказницы», как часто называет свою героиню автор.

Несколько раз отношения между влюбленными оказывались под угрозой (неожиданный приезд Берестова к Муромским, принуждение Алексея к женитьбе на Лизе), однако герой сохранил верность своим чувствам. За это автор наградил персонажей счастливой развязкой столь необычной истории.

В результате наблюдений за женскими образами в повестях «Бедная Лиза» Н. М. Карамзина, «Барышня-крестьянка» А. С. Пушкина можно выделить следующие различия между ними:

  • в социальном положении: Лиза Н. М. Карамзина — крестьянка; Лиза А. С. Пушкина — дворянка, дочь русского помещика, барина;
  • во внешности: у Лизы Н. М. Карамзина светлые волосы и голубые глаза; у Лизы А. С. Пушкина — черные глаза;
  • в характере: Лиза Н. М. Карамзина простая, наивная, доверчивая, добрая девушка, тогда как Лиза А. С. Пушкина самолюбива, капризна, склонна к шалостям;
  • в настроении: Лиза Н. М. Карамзина часто грустна и молчалива, тогда как Лиза А. С. Пушкина — резва и весела;
  • во взаимоотношениях с возлюбленным: Лиза Н. М. Карамзина доверилась Эрасту, но осталась с разбитым сердцем; Лиза А. С. Пушкина оказалась хитрой и изобретательной, придумала веселую интригу, которая неожиданно для нее самой плавно перешла в сильную любовь к Алексею Берестову;
  • в финале: у Лизы Н. М. Карамзина трагический финал; у Лизы А. С. Пушкина, наоборот, счастливый.

Итак, в повести Н. М. Карамзина в образе Лизы мы сталкиваемся с художественной манифестацией эстетических принципов сентиментальной литературы, которая главной ценностью в человеке провозгласила чувственность. С целью возвеличивания героини — простой девушки- крестьянки — писатель дает ей «царское» имя, которым обычно называли весьма знатных особ из известных семей России и Европы. «Заимствуя» имя героини из карамзинской повести и некоторые детали ее судьбы (воспитание одним из родителей), А. С. Пушкин совершенно иначе развивает любовную историю, пародируя основные сюжетные приемы сентиментализма: социальное неравенство персонажей оказывается выдуманным, а главная героиня — веселой затейницей и интриганкой. Сравнительно-сопоставительный анализ данных художественных текстов помогает не только выявить сходства женских образов и различия между ними, но приблизиться к пониманию общей идеи и концепции произведений, раскрыть творческую позицию каждого автора как представителя определенного литературного направления, литературной эпохи в целом.

Список литературы

  1. Карамзин, Н. М. Бедная Лиза : повести / Н. М. Карамзин. — Москва : АСТ, 2019. — 224 с. — ISBN 978-5-17-112623-0. — Текст : непосредственный.
  2. Пушкин, А. С. Барышня-крестьянка / А. С. Пушкин. — Москва : Вита-Нова, 2017. — 64 с. — ISBN 978-5-93898-636-7. — Текст : непосредственный.
  3. Суперанская, А. В. Словарь личных имен. Более 300 единиц / А. В. Суперанская. — Москва : АСТ-Пресс, 2013. — 288 с. — ISBN 978-5-462-01384-3. — Текст : непосредственный.
  4. Царева, О. И. Сопоставление на уроках литературы / О. И. Царева. — Текст : электронный. — URL: https://www.bsu.by/Cache/pdf/240023.pdf (дата обращения: 20.11.2017).