Активные процессы в современном словообразовании

№128-1,

Филологические науки

Данная статья посвящена одному из самых продуктивных и динамичных процессов в современном русском языке – словообразованию. В статье выявляются основные тенденции современного русского словообразования, анализируются их особенности, подчеркивается тесная взаимосвязь лингвистических и социокультурных факторов. Научная новизна работы состоит в попытке рассмотреть эти явления в языковых сферах различной функциональной направленности. В результате исследования выявлены общие закономерности таких значимых явлений, как агглютинация и суффиксация, подтверждена возрастающая роль закона языковой экономии, отмечено значительное влияние эмоционально-оценочного фактора в современном словообразовательном процессе.

Похожие материалы

Актуальность темы статьи определяется несколькими ключевыми позициями. Обогащение словарного запаса является одним из важнейших динамических факторов развития языка. Активно протекающие процессы в политике, экономике, общественной жизни, развитие науки и техники, распространение интернета — основные катализаторы речевых изменений. Лексика языка непрерывно совершенствуется в соответствии с внутриязыковыми законами и социокультурными факторами.[1, 32]

Проблема возникновения и употребления новых слов всегда интересовала лингвистов, особенно в современную эпоху кризиса общественно-экономических институтов, отличительной чертой которой стала раскрепощенность языка, появление всевозможных новообразований, ослабление внутренней цензуры. Интенсивное пополнение словаря новыми словами, активное словопроизводство, отмечающееся в последнее время, являются факторами бесспорными, а необходимость их лингвистического исследования очевидна.

Пополнение словарного состава русского языка может осуществляться разными путями. Одним из них является заимствование слов из других языков, которое играет заметную роль в развитии его лексического состава. Однако основным средством пополнения словарного состава языка новыми словами является словообразование, то есть образование новых слов на базе собственного языкового материала.

Словообразование в высшей степени подвижно, в его системе заложен огромный потенциал, реализация которого практически не ограничена. Именно поэтому в активные периоды жизни языка оно наиболее продуктивно. [6]

Основными тенденциями современного русского словообразования являются рост агглютинации, усиление роли закона экономии речевых средств, а также тяготение к образованию эмоционально-оценочных моделей, которые на уровне словообразования поддерживаются или стимулируются социальными причинами. Так, ускорение темпов жизни усиливает действие закона речевой экономии, а рост эмоциональной напряженности в жизни общества активизирует процессы образования эмоционально-экспрессивных типов словообразовательных моделей. Исследуя различные аспекты этих базовых словообразовательных процессов, можно выявить некоторые особенности их протекания.

В современном языке отмечается значительный рост агглютинации с преобладанием интерфиксации, т.е. появлением внутреннего суффикса, который помогает «развести» неудобно сочетающиеся фонемы на стыке морфем. [5, с.7]

Сам термин « агглютинация» (от лат. agglutinatio — приклеивание) означает образование грамматических форм и производных слов путем последовательного присоединения к корню или основе слова грамматически однозначных аффиксов, при котором границы морфов остаются отчетливыми, без изменений. Агглютинация выявляется при образовании слов путем использования аффиксов, чаще всего суффиксов. В принципе, явление агглютинации, т.е. автоматического, без изменения, присоединения словообразующего суффикса к морфу производящего слова, для русского языка нехарактерно. В этом случае обычно происходит замена фонем в морфах, т.е. чередование звуков, например: рука — ручка, нога — ножка, соха — сошка (к -> ч, г -> ж, х -> ш). Такие замены при образовании слов исторически обусловлены фонетическими законами прошлых эпох жизни языка. В современном языке эти чередования обусловлены грамматически, поскольку возникают они на стыке морфем благодаря исторической «несовместимости» соседствующих фонем. Но в современном русском языке эта закономерность стала нарушаться, и в определенных позициях при словообразовании чередование исчезает. Так происходит агглютинация, т.е. автоматическое присоединение словообразующего элемента, без мены фонем. [1,с. 64]

В просторечии используется дополнительно еще один интерфикс -ш, он употребляется с суффиксами -н (у прилагательных) и -ник (у существительных): МГУ — эмгеушник, СНГ — эсенгешник, ГАИ — гаишник, КГБ — кагебешник; соответственно — эмгеушный, эсенгешный, гаишный, кагебешный.

Процессы агглютинации и их следствия оказались достаточно плодотворными для русского языка. Их активизация объясняется тем, что словообразовательная система унифицируется, а словообразовательные связи становятся более прозрачными. Наложение морфем упрощает словообразовательные модели, делает их более экономными, следовательно, процессы эти соответствуют внутренним потребностям языка. [1, с.213]

Суффиксация по-прежнему остается одним из наиболее продуктивных способов пополнения словарного запаса.. Так, исследователи отмечают активный рост отыменного словообразования, причем с наибольшей нагрузкой «работает» модель — на -ант: номинант, подписант, реабилитант.; растет класс абстрактных существительных на –ость, -изм и т.д.(русскость,совковость,креационизм,олигархизм и т.д.)

В современных медийных текстах также продуктивны суффиксы и суффиксоиды, пришедшие из других языков. Так, активно образуются существительные с суффиксом -изаци(я) с семантикой ‘сфера занятий, свойство, действие, состояние, в соответствии со значением мотивирующего существительного’[4, с.289]; «Обамизация» Трампа (заголовок)? Шломо Бен Ами, бывший министр иностранных дел Израиля, крайне недоволен непоследовательной позицией президента США по Ближнему Востоку (т/к «RТД». 14.02.17). [2, 293] Языковой материал свидетельствует о том, что словообразовательные неологизмы с суффиксом -изаци(я) называют социально значимое явление и довольно часто мотивируются собственными именами существительными.

Исследователи языка масс-медиа отмечают, что журналисты активно используют интернациональный суффиксоид англоязычного происхождения — гейт со значением ‘политический скандал’: «Лайки-гейт» продолжается: в пятницу стало известно еще об одном случае, который произошел в марте этого года («Коммерсантъ FM». 10.08.18). Данная морфема сочетается и с именами собственными: Шуруп Евгения Плющенко был общенациональной темой номер один, а, например, недавний Дзюба-гейт булькнул где-то на третьем плане («Sports.ru». 23.04.15); Особо показательным стал крупнейший для страны коррупционный скандал в министерстве здравоохранения. В прессе эту историю называли «Минздрав-гейт» («Взгляд». 18.08.18) [2,с. 294]

В суффиксальном словообразовании имен существительных заметно усилилось явление стилистической модификации, когда новые образования, не отличаясь семантически от мотивирующих существительных, оказываются стилистически окрашенными, причем в большинстве случаев эти вторичные наименования оседают в разряде сниженной лексики, например: сельдь — селедка, середина — середка, кино — киношка, компания — компашка, фото — фотка, штука — штуковина, шизофреник — шизик, тунеядец — туник, бронеавтомобиль — броник. Такие парные наименования наблюдались в языке и в рамках нейтральной лексики {ель — елка, скамья — скамейка, червь — червяк, слизень слизняк), но особенно продуктивным это явление оказывается в разряде стилистически окрашенной лексики. [5, с.8]

По- прежнему актуальны и приставочные способы словообразования. В ряде исследований отмечается, что наибольшую продуктивность обрели латинские приставки пост-, анти-, про- и русские после-, сверх-: постреферендумы, пророссийский, антидуховность; Так, журналисты активно используют приставку анти- с семантикой ‘что-либо противоположное, противопоставленное тому или направленное против того, что названо мотивирующим существительным’ (Лопатин, Улуханов 2016: 44): Шквал пёстрых телекриков и одна длинная громкая антимелодия, называющаяся «Евровидением», — всё это бесконечная потеря российского менталитета («Аргументы и факты». 31.12.16).Необходимо отметить, что префикс анти- активно присоединяется к именам собственным: Президентство закончилось неудачно, зато по прошествии времени Вудро Вильсон оказался в ряду наиболее выдающихся реформаторов американской истории. Чего добьëтся Трамп (по своим заявкам — анти-Вильсон), тоже неизвестно («Огонёк». 25.06.18); [2, с.294] Анализ практического материала показал, что в качестве мотивирующего может выступать как имя нарицательное, так и имя собственное. Активное производство словообразовательных неологизмов с префиксом анти- в текстах современных СМИ обусловливается дисгармонией в общественно-политической сфере.

Проявление закона языковой экономии вызвало к жизни такие процессы, как чересступенчатое словообразование, ср.: первый — первенство — первенствовать — первенствующий и диссидент — диссидентство — диссидентствующий, т.е. в словообразовательной цепочке отсутствует словообразующий глагол. Для масс-медиа и разговорной речи актуален процесс свертывания наименований: незавершенное строительство — незавершенка, Ленинградское шоссе — Ленинградка, наличные деньги — наличка. В результате действия закона экономии появляются «усеченные» слова: док (доктор), зам (заместитель), зав (заведующий), спец (специалист) и др.; активизируется аббревиация как продуктивный способ компрессии многословных наименований: ВТБ (Внешторгбанк), Барс (Банк развития собственности) и др. [5, с.14]

В современном словопроизводстве обнаруживается высокая доля оценочных и вообще экспрессивных моделей. Фонд экспрессивных средств языка активно пополняется под влиянием разговорной, просторечной и жаргонной сферы словоупотребления; в язык масс-медиа с ярко выраженной эмоциональной оценочностью все более втягиваются прежде периферийные языковые явления, в том числе и специфические словообразовательные модели. Социально ориентировано, например, образование наименований лиц, явлений современной действительности, несущих в себе отрицательное оценочное значение. Используются для всякого рода оценок имеющиеся модели, которые закрепляют специфические значения за определенными суффиксами, но при этом расширяется лексический материал, способный принимать эти суффиксы и их сочетания. Например, суффиксы отрицательной оценки -щин-а, -ух-а (по образцу «деревенщина», «голодуха») распространены в наименованиях общественно-политических течений, явлений социального плана, морально-этического и др.: беспредельщина, аномальщина, дедовщина, компанейщина; развлекуха и т.д.

Особенно много эмоционально-оценочных наименований лиц. Используются при этом наиболее распространенные суффиксы -щик, -ник, -ист, -ин: выступалыцик, маразматик, бесхребетник, подкаблучник, индивидуальщик, анонимщик, кабинетчик. [3, 115]

Исследование специфики словообразовательных процессов современности выявило заметную интенсивность их протекания. Словопроизводство как единство двух планов: формального (структурного) и семантического — проявило себя в настоящее время как наиболее активная сторона языковой системы. Несмотря на стабильность и традиционность основных способов и типов словообразования, количественные результаты словообразовательных процессов по числу полученных новообразований оказались очень значительными.

Список литературы

  1. Валгина, Н.С. Активные процессы в современном русском языке. М.,Логос, 2003. — 304 с.
  2. Замальдинов В.Е. Новообразования в современных СМИ как сигналы речевого воздействия // Дискурсология и медиакритика средств массовой информации: сборник научных работ (по материалам международной научно-практической конференции, НИУ «БелГУ», 4–7 октября 2017 г.) / под ред. А.В. Полонского, М.Ю. Казак, С.В. Ушаковой. Белгород, 2017. С. 293-297.
  3. Кронгауз М. А. Русский язык на грани нервного срыва. — М.: Языки славянских культур, 2008. — 232 с
  4. Лопатин В.В., Улуханов И.С. Словарь словообразовательных аффиксов современного русского языка. М.,ИЦ Азбуковник, 2016. — 812 с.
  5. Пушкарёва Н.В. Русский язык: активные лексические процессы в эпоху нестабильности // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. Владикавказ, 2016. № 4 (24). С. 7-12.
  6. Ольховская А.И.Активные процессы в современном русском языке. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://pushkin.institute/news/Olkhovskaya_Active%20processes%20in%20Russian1.pdf ,свободный — [9.09.2021]