Место и роль политико-правовых учений востока в становлении гражданского общества

NovaInfo 22, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Политология
Просмотров за месяц: 1
CC BY-NC

Аннотация

В данной статье по политико-правовым учениям рассматриваются идеи выдающихся мыслителей Востока о построении гражданского общества. Особенно важны идеи Абу Насра Фараби, который выделяя свойства города-общины, рассуждал о путях достижения гражданского согласия, об участии населения в законотворчестве; Абу Райхан Беруни видел в людях разума самую активную общественную силу; а Абу Али ибн Сина отмечал важность управления обществом при помощи взаимно согласованных законов.

Ключевые слова

АКТУАЛЬНОСТЬ, ОБЩЕСТВО, ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ, ФАРАБИ, БИРУНИ ДУХОВНОСТЬ, СПРАВЕДЛИВОСТЬ, ЗАКОННОСТЬ

Текст научной работы

Важнейшим компонентом гражданского общества и показателем его зрелости является идейное наследие прошлого — составная часть гражданского сознания. Гражданское сознание большинством исследователей определяется как совокупность представлений, традиций и понятий, позволяющих воспроизводить данную общность людей как единое целое, причислять к нему каждого индивида. Данная совокупность является достаточно сложным политико-правовым и историко-философским явлением и включает в себя научные стереотипы, традиционные переживания, элементы обыденного, общечеловеческое содержание и т.д.

Известно, что идейное наследие прошлого и гражданское сознание получило в независимом Узбекистане актуальное звучание — потому и изучение исторических предпосылок его становления представляет практическую ценность. «Мы должны, — отмечал в этой связи И.А.Каримов, — брать из прошлого только то, что сегодня возвеличивает народ, поднимает нас в своих глазах. Это гуманистическое начало, которое позволяет нашей нации, нашему народу чувствовать себе уверенно в сообществе. Вместе с тем второе, что должно быть связано с этим, — это постоянное стремление осваивать высоты мировой науки и мысли».

В одном из древнейших письменных памятников Узбекистана — «Авесте» — четкого разделения общественной и государственной жизни не проводится, но в последней (задолго до древних греков) виделся способ решения «общих дел» людей. Священная книга зороастризма проповедует правду как основу справедливости и как высшую ценность. Обязанность подданного, говорится в «Авесте», — поддерживать дела справедливого правителя. Для справедливости, в свою очередь, важно, чтобы правитель мог отделить доброе от злого, хорошее от плохого. Помогать хорошему и карать злое — условие справедливости. «Вечная весна» первочеловека Иимы была первым, золотым веком истории; люди в нем жили счастливо и богато. Затем, после грехопадения, наступил век борьбы добра и зла, вслед за котором вновь придет счастье, воскреснут умершие и покаются грешники. Люди во втором веке определяло правило поведения правителей.

Один из крупнейших мыслителей древней Греции Демокрит полагал, что счастье человека кроется не в деньгах, не в физической силе, а в честности и мудрости. Нужно избегать чванства и стремиться говорить только правду. Преданность долгу — великое дело, а границей поступков является общепринятая мера. Нет нравственности, изобретенной только для одного человека, ибо она служит всем. Вместе с исламом в Центральную Азию пришел шариат, универсальный закон (первооснова гражданского общества). Он, этот закон, в отличие от языческих норм допускал, во-первых, сравнение с другими народами, во-вторых, собственное обновление, в-третьих, коллегиальность применения, то есть суд. Для новых мусульман принадлежность к умме означала не только вхождение в монотеистическую религию; наши предки стали подданными обширного государства, где инструменты власти не могли быть столь же большими, а значит, и потребность в общественной активности возрастала. Ислам принес с собой новую культуру добродетели — добра к определенным священным Кораном конкретным слоям общества — «отцу и матери, родственникам своим, сиротам, вдовам, соседям близким и дальним, спутнику своему, путникам и даже рабам». Ислам принес с собой и новую науку об обществе, согласно которой в соответствии со словами «первого учителя» Аристотеля «граждане должны быть причастны и к подчинению, и к власти».

В условиях ислама возможность общественного самовыражения коренных народов, вероятно, впервые развилась во времена династии Саманидов, Исмаил Самани (достаточно вспомнить его слова «Пока я жив, я — стена Бухары!», чтобы представить общественную гордость и подданнический дух жителей империи). Один из учрежденных этой династией деванов (министерств) отвечал за письма подданных государства; его подразделения на местах собирали отдельные (для столицы) данные о хокимах (правителях) и отправляли их напрямую эмиру (царю). Посредством двух вертикальных каналов — центрального и местного — саманиды получали возможность лучше знать общественное мнение, наладить обратную связь «власть — население», сравнивать и выносить более правильные решения. Правители династии терпимо относились ко всем религиям, евреи при них чувствовали себя защищеннее — можно предположить, что толерантность была восстановлена в правах именно в их время.

Время мусульманского ренессанса сформировало новую прослойку творческой интеллигенции. Эта прослойка фактически стала проповедницей ноократии — власти разума. Абу Наср Фараби, выделяя свойства города-общины, рассуждал о путях достижения гражданского согласия, об участии населения в законотворчестве. Абу Райхан Беруни видел в людях разума самую активную общественную силу. Абу Али ибн Сино отмечал важность управления обществом при помощи взаимно согласованных законов.

Своеобразно и наследие Юсуфа Хоса Ходжиба. Творивший во времена Караханидов, мыслитель выступал против мздоимства и казнокрадства. Это ему принадлежит высказывание, определяющее первопричину гражданского общества: «Простой гражданин любит действовать по воле своей и против обыкновения».

Ключевая личность узбекской истории — Сахибкиран Амир Темур — ставил выше всего политическое единство и территориальную целостность своего государства. В «Уложениях Темура» хорошо раскрыты сущность власти, раздельность государства и религии. Их автор провозглашал также единство государства и общества, первичность состояния общества, зависимость последнего от внешних условий. Это является вкладом в гражданское сознание народа. «Если кто-либо освоит пустыню, проведет воду, разведет сад или оживит заброшенные земли — с того не следует в первый и второй год брать никаких налогов, а на третий собирать только те, которые обязательны для всех»,- говорил выдающийся полководец. Кроме этого, правитель централизованного узбекского государства предлагал два нововведения: сотрудничество всех общественных слоев общества (прообраз нынешнего социального партнерства) и высочайшие требования к хокимам (прототип общественного контроля над властью). Амир Темур стал персонифицированной национальной идеей.

Выдающийся узбекский поэт Алишер Навои называл щедрость «изумрудом, который можно положить на голову и носить вместо шахского венца». Крупный государственный деятель темуридов, он в один голодный год заплатил налоги за весь свой край, построил 9 мостов, 6 бань, 20 водоемов…

Пользовавшийся популярностью в Х1У-ХУ веках суфизм, без преувеличения, также способствовал росту гражданского сознания. Возникают вопросы: мог ли быть суфий-отшельник причастным к делам общества, не имели ли мы дело в случае с суфизмом с политической апатией? Целый ряд фактов отвечает на эти вопросы отрицательно. Ахмад Яссави, например, ставит во главу угла покорность истине и безвозмездное просветительство; Абдухалик Гиждувани — простоту и безгрешность; Нажмиддин Кубро — бережливость и скромность, а Бахоуддин Накшбанд культивирует труд (вспомнить хотя бы известную его мудрость — «Сердце — воле, руки — работе»). Суфизм, проповедуя самопожертвование, подвижничество во имя высших человеческих ценностей, являлся, на наш взгляд, лучшим импульсом человеческой свободы. К примеру, центральной в накшбандизме является идея стремящейся к внутреннему раскрепощению личности, а это, в свою очередь, разрушало построенные фанатиками рамки существования.

Есть ли основания говорить о формирующейся специфике гражданского общества в Узбекистане и в чем она детально выражается? Гражданское сознание обязательно будет зиждиться на традициях и новаторстве прошлого. Даже в силу этого ему, как и гражданскому обществу в целом, будут присущи следующие особенности.

Первое — отчетливое внимание к формирующемуся пока классу собственников как основе дальнейшей демократизации. Второе — складывающиеся контуры общенациональной идеи, вбирающей в себя сугубо восточные и отчасти западнические черты. Третье — укрепляющийся институт махалли, рост числа негосударственных некоммерческих, особенно женских, организаций, в том числе правозащитных и экологических. Четвертое — искреннее стремление руководства страны к постепенной децентрализации. Пятое — относительно плодотворная работа парламента Узбекистана. Шестое — упор на судебно-правовую реформу, независимость судей. Седьмое — развернувшаяся борьба с коррупцией и наркобизнесом. Восьмое — стратегическое партнерство Узбекистана с зарубежными странами. Разумеется, общественно-политическая практика прошлого достаточно богата, и вполне естественно выявление новых предпосылок для успешного построения в нашей стране основ гражданского общества.

Читайте также

Цитировать

Мухитдинова, Ф.А. Место и роль политико-правовых учений востока в становлении гражданского общества / Ф.А. Мухитдинова. — Текст : электронный // NovaInfo, 2014. — № 22. — URL: https://novainfo.ru/article/2018 (дата обращения: 29.05.2022).

Поделиться