Место и роль политико-правовых учений востока в становлении гражданского общества

№22-1,

политология

В данной статье по политико-правовым учениям рассматриваются идеи выдающихся мыслителей Востока о построении гражданского общества. Особенно важны идеи Абу Насра Фараби, который выделяя свойства города-общины, рассуждал о путях достижения гражданского согласия, об участии населения в законотворчестве; Абу Райхан Беруни видел в людях разума самую активную общественную силу; а Абу Али ибн Сина отмечал важность управления обществом при помощи взаимно согласованных законов.

Похожие материалы

Важнейшим компонентом гражданского общества и показателем его зрелости является идейное наследие прошлого - составная часть гражданского сознания. Гражданское сознание большинством исследователей определяется как совокупность представлений, традиций и понятий, позволяющих воспроизводить данную общность людей как единое целое, причислять к нему каждого индивида. Данная совокупность является достаточно сложным политико-правовым и историко-философским явлением и включает в себя научные стереотипы, традиционные переживания, элементы обыденного, общечеловеческое содержание и т.д.

Известно, что идейное наследие прошлого и гражданское сознание получило в независимом Узбекистане актуальное звучание - потому и изучение исторических предпосылок его становления представляет практическую ценность. «Мы должны, - отмечал в этой связи И.А.Каримов, - брать из прошлого только то, что сегодня возвеличивает народ, поднимает нас в своих глазах. Это гуманистическое начало, которое позволяет нашей нации, нашему народу чувствовать себе уверенно в сообществе. Вместе с тем второе, что должно быть связано с этим, - это постоянное стремление осваивать высоты мировой науки и мысли».

В одном из древнейших письменных памятников Узбекистана - «Авесте» - четкого разделения общественной и государственной жизни не проводится, но в последней (задолго до древних греков) виделся способ решения «общих дел» людей. Священная книга зороастризма проповедует правду как основу справедливости и как высшую ценность. Обязанность подданного, говорится в «Авесте», - поддерживать дела справедливого правителя. Для справедливости, в свою очередь, важно, чтобы правитель мог отделить доброе от злого, хорошее от плохого. Помогать хорошему и карать злое - условие справедливости. «Вечная весна» первочеловека Иимы была первым, золотым веком истории; люди в нем жили счастливо и богато. Затем, после грехопадения, наступил век борьбы добра и зла, вслед за котором вновь придет счастье, воскреснут умершие и покаются грешники. Люди во втором веке определяло правило поведения правителей.

Один из крупнейших мыслителей древней Греции Демокрит полагал, что счастье человека кроется не в деньгах, не в физической силе, а в честности и мудрости. Нужно избегать чванства и стремиться говорить только правду. Преданность долгу - великое дело, а границей поступков является общепринятая мера. Нет нравственности, изобретенной только для одного человека, ибо она служит всем. Вместе с исламом в Центральную Азию пришел шариат, универсальный закон (первооснова гражданского общества). Он, этот закон, в отличие от языческих норм допускал, во-первых, сравнение с другими народами, во-вторых, собственное обновление, в-третьих, коллегиальность применения, то есть суд. Для новых мусульман принадлежность к умме означала не только вхождение в монотеистическую религию; наши предки стали подданными обширного государства, где инструменты власти не могли быть столь же большими, а значит, и потребность в общественной активности возрастала. Ислам принес с собой новую культуру добродетели - добра к определенным священным Кораном конкретным слоям общества - «отцу и матери, родственникам своим, сиротам, вдовам, соседям близким и дальним, спутнику своему, путникам и даже рабам». Ислам принес с собой и новую науку об обществе, согласно которой в соответствии со словами «первого учителя» Аристотеля «граждане должны быть причастны и к подчинению, и к власти».

В условиях ислама возможность общественного самовыражения коренных народов, вероятно, впервые развилась во времена династии Саманидов, Исмаил Самани (достаточно вспомнить его слова «Пока я жив, я - стена Бухары!», чтобы представить общественную гордость и подданнический дух жителей империи). Один из учрежденных этой династией деванов (министерств) отвечал за письма подданных государства; его подразделения на местах собирали отдельные (для столицы) данные о хокимах (правителях) и отправляли их напрямую эмиру (царю). Посредством двух вертикальных каналов - центрального и местного - саманиды получали возможность лучше знать общественное мнение, наладить обратную связь «власть – население», сравнивать и выносить более правильные решения. Правители династии терпимо относились ко всем религиям, евреи при них чувствовали себя защищеннее - можно предположить, что толерантность была восстановлена в правах именно в их время.

Время мусульманского ренессанса сформировало новую прослойку творческой интеллигенции. Эта прослойка фактически стала проповедницей ноократии - власти разума. Абу Наср Фараби, выделяя свойства города-общины, рассуждал о путях достижения гражданского согласия, об участии населения в законотворчестве. Абу Райхан Беруни видел в людях разума самую активную общественную силу. Абу Али ибн Сино отмечал важность управления обществом при помощи взаимно согласованных законов.

Своеобразно и наследие Юсуфа Хоса Ходжиба. Творивший во времена Караханидов, мыслитель выступал против мздоимства и казнокрадства. Это ему принадлежит высказывание, определяющее первопричину гражданского общества: «Простой гражданин любит действовать по воле своей и против обыкновения».

Ключевая личность узбекской истории - Сахибкиран Амир Темур - ставил выше всего политическое единство и территориальную целостность своего государства. В «Уложениях Темура» хорошо раскрыты сущность власти, раздельность государства и религии. Их автор провозглашал также единство государства и общества, первичность состояния общества, зависимость последнего от внешних условий. Это является вкладом в гражданское сознание народа. «Если кто-либо освоит пустыню, проведет воду, разведет сад или оживит заброшенные земли - с того не следует в первый и второй год брать никаких налогов, а на третий собирать только те, которые обязательны для всех»,- говорил выдающийся полководец. Кроме этого, правитель централизованного узбекского государства предлагал два нововведения: сотрудничество всех общественных слоев общества (прообраз нынешнего социального партнерства) и высочайшие требования к хокимам (прототип общественного контроля над властью). Амир Темур стал персонифицированной национальной идеей.

Выдающийся узбекский поэт Алишер Навои называл щедрость «изумрудом, который можно положить на голову и носить вместо шахского венца». Крупный государственный деятель темуридов, он в один голодный год заплатил налоги за весь свой край, построил 9 мостов, 6 бань, 20 водоемов...

Пользовавшийся популярностью в Х1У-ХУ веках суфизм, без преувеличения, также способствовал росту гражданского сознания. Возникают вопросы: мог ли быть суфий-отшельник причастным к делам общества, не имели ли мы дело в случае с суфизмом с политической апатией? Целый ряд фактов отвечает на эти вопросы отрицательно. Ахмад Яссави, например, ставит во главу угла покорность истине и безвозмездное просветительство; Абдухалик Гиждувани - простоту и безгрешность; Нажмиддин Кубро - бережливость и скромность, а Бахоуддин Накшбанд культивирует труд (вспомнить хотя бы известную его мудрость - «Сердце - воле, руки - работе»). Суфизм, проповедуя самопожертвование, подвижничество во имя высших человеческих ценностей, являлся, на наш взгляд, лучшим импульсом человеческой свободы. К примеру, центральной в накшбандизме является идея стремящейся к внутреннему раскрепощению личности, а это, в свою очередь, разрушало построенные фанатиками рамки существования.

Есть ли основания говорить о формирующейся специфике гражданского общества в Узбекистане и в чем она детально выражается? Гражданское сознание обязательно будет зиждиться на традициях и новаторстве прошлого. Даже в силу этого ему, как и гражданскому обществу в целом, будут присущи следующие особенности.

Первое - отчетливое внимание к формирующемуся пока классу собственников как основе дальнейшей демократизации. Второе - складывающиеся контуры общенациональной идеи, вбирающей в себя сугубо восточные и отчасти западнические черты. Третье - укрепляющийся институт махалли, рост числа негосударственных некоммерческих, особенно женских, организаций, в том числе правозащитных и экологических. Четвертое - искреннее стремление руководства страны к постепенной децентрализации. Пятое - относительно плодотворная работа парламента Узбекистана. Шестое - упор на судебно-правовую реформу, независимость судей. Седьмое - развернувшаяся борьба с коррупцией и наркобизнесом. Восьмое - стратегическое партнерство Узбекистана с зарубежными странами. Разумеется, общественно-политическая практика прошлого достаточно богата, и вполне естественно выявление новых предпосылок для успешного построения в нашей стране основ гражданского общества.

  1. Каримов И.А. Выступление в Московском государственном университете // За процветание Родины каждый из нас в ответе. - Ташкент, 2001.- Том 9.- С.253;
  2. Эзгу уй, эзгу суз, эзгу амал китоби.- Тошкент, 2001.- 22 б. См. также: Бобоев Х., Хасанов С. Авесто - маънавиятимиз сарчашмаси.- Тошкент, 2001.- 6-11 б.; Йулдошев Ж., Хасанов С. «Авесто»да ахлокий-таълимий карашлар.- Тошкент, 1992.- 24-б.; Хасанов С. Хоразм маърифати - олам кузгуси.- Тошкент, 1996.- 46-б.; Сулаймонова Ф. Шарк ва Гарб.- Тошкент, 1997.- 25-26-б.; Узбек педагогикаси антологияси.- Тошкент, 1995.- 37-б.; Бобоев Х., /офуров З. Ызбекистонда сиёсий ва маънавий-маърифий таълимотлар тараккиёти.- Тошкент, 2001.- 76-79-б.;
  3. Материалисты Древней Греции. - Москва, 1995.- С.155;
  4. Карл Поппер в своей знаменитой книге «Открытое общество и его враги» пишет, что подлинная свобода допускает ограничения и роль этой границы выполняет закон. Он отмечает: пророк Мухаммед удачно достиг своих великих целей потому, что отрекся от культа вождя и избрал путь простого политика.
  5. Азамат Зиё. Yзбек давлатчилиги тарихи.- Тошкент, 2001.- 95 б.
  6. Первыми интеллигентами признаются первые пророки, не имевшие в отличии от потомков возможности соединять свои мудрости в текст. Лучшие мыслители 1Х-Х1 веков Центральной Азии причисляются нами к «творческим» в силу своего отношения к науке преимущественно как к общественной обязанности.
  7. Юсуф Хос Хожиб. Kутадгу билиг.- Тошкент, 1971.- 647 б.
  8. Амир Темур. «Я знал, ценил и уважал народ...» // Звезда Востока. - 1994.- №5-6.- С.13.
  9. Алишер Навоий. Хамса.- Тошкент, 1960.- 19 б.;