Демографические процессы в Крымской АССР в 1929-1933 годах: проблемы изучения статистических данных

NovaInfo 33
Опубликовано
Раздел: Социологические науки
Просмотров за месяц: 1
CC BY-NC

Аннотация

Рассмотрена и определена роль статистических данных при изучении демографических изменений в Крымской АССР в период коллективизации. Изучены причины миграционных процессов. Выделены проблемы изучения статистических данных демографической ситуации в начале 30-х годов.

Ключевые слова

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ, ДЕМОГРАФИЯ, МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ, САЛЬДО МИГРАЦИИ, КОЭФФИЦИЕНТ ПОДВИЖНОСТИ

Текст научной работы

Численность и состав населения различных территорий динамичны. Демографические изменения вызываются самыми различными причинами: сменой одних поколений другими вследствие рождений и смертей, миграционными процессами, а порой и политикой самого государства. Численность и состав населения зависят в первую очередь от общественных условий и самым тесным образом связаны с явлениями общественной жизни.

Изучение демографических процессов и изменений, происходивших в Крымской АССР в начале 30-х годов, является важной составляющей комплексного исследования актуальной на сегодняшний день темы голода 1932-1933 годов. Статистические данные имеют большое значение для воссоздания полной исторической картины, поскольку позволяют выяснить фактическую численность населения, проживавшего в Крымской АССР в конце 20-х – начале 30-х годов, проследить изменения общей численности населения (городского и сельского), выявить тенденции роста или падения численности населения по отдельным районам Крымской АССР, изучить миграционные процессы в данный период, что в свою очередь позволит выделить существенные особенности демографической ситуации в Крымской АССР в начале 30-х годов и сделать соответствующие выводы об изменениях демографических показателей.

Изучение статистических данных демографической ситуации в Крымской АССР в начале 30-х годов сопряжено со значительными трудностями. Среди них следует отметить:

  1. Отсутствие систематизированных сведений о численности сельского и городского населения Крымской АССР в изучаемый период. Так, в распоряжении исследователей находятся лишь общие статистические данные о численности населения Крымской АССР, известные главным образом по Всесоюзным переписям и местным переписям городского и сельского населения.
  2. Архивные документы, которые содержат более полную статистическую информацию о демографических процессах в изучаемый период, либо недоступны широкому кругу лиц, либо находятся в плохой сохранности, что усложняет работу с ними. Кроме того, некоторые документы неоднократно переписывались и перепечатывались, содержат многочисленные ошибки, описки и исправления, что свидетельствует об их относительной достоверности.
  3. Отсутствует статистическая информация о рождаемости и смертности населения Крымской АССР в изучаемый период, как в документах фондов Государственного архива Республики Крым, так и в уже опубликованных материалах. Так, изученный фонд Р-219 ГАРК – «Статистическое управление Крымской АССР» – не содержит в себе статистических данных, касающихся рождаемости и смертности населения как в целом по Крымской АССР, так и по отдельным районам. Вся информация, которая содержится в нем, опять же носит общий характер, «фактаж» общей численности населения в начале или конце какого-либо года. Обращение к документам других фондов ГАРК, в частности, к фондам здравоохранения, никакой дополнительной информации не принесло.
  4. Сложно или почти невозможно проследить пространственные перемещения, или миграции населения в изучаемый период, что не позволяет сделать глубоких выводов об интенсивности миграции населения из одних районов страны в другие в исследуемый период.

Под миграцией населения в демографии понимается процесс перемещения людей через границы каких-либо территорий со сменой навсегда или на какое-то время постоянного места жительства либо с регулярным возвращением туда [3].

Миграция – сложный процесс, и при разных исследованиях ее характеризуют с различных сторон, соответственно классифицируя по целому ряду признаков.

Опять же за отсутствием данных невозможно выделить внешнюю (когда пересекаются государственные границы) и внутреннюю (когда перемещения происходят внутри одной страны) миграции в начале 30-х годов. Практически невозможно проследить постоянную (безвозвратную), временную, сезонную и маятниковую миграции.

Исходя из наличных данных можно, пожалуй, лишь выделить причины миграций и в соответствии с этим классифицировать их по следующим группам: миграции по социально-экономическим причинам (переселения в поисках работы, лучших заработков, свободных сельскохозяйственных земель, с целью улучшить условия жизни), миграции по политическим причинам (бегство от идеологических, расовых, религиозных и прочих притеснений) [3].

Можно с уверенностью сказать, что миграции начала 30-х годов были неорганизованными (поскольку никакого содействия со стороны государственных или общественных органов они не получали, что противоречило бы политике коллективизации, политике фактического «прикрепления» к земле) и добровольными.

Более того, велась борьба с бесконтрольной нелегальной миграцией. Когда в конце 1932 г. участились случаи голодной смерти в целом по стране, а также в связи с массовым выездом крестьян за пределы республик, ЦИК и СНК СССР 27 декабря 1932 г. издали постановление, согласно которому в СССР вводилась система внутренних паспортов (отменённая после революции) и обязательная прописка [5; 6]. А 22 января 1933 года правительство разослало директиву ЦК ВКП(б) и СНК, подписанную Сталиным и Молотовым, в которой органам ОГПУ предписывалось не допускать массового выезда крестьян в другие районы [2]. Применение общего паспортного режима, в соответствии с которым милиция получала право высылать из городов крестьян, у которых не было договоров о найме с промышленным предприятием, а также препятствовать самовольному уходу из деревни, распространялось и на внутриреспубликанские миграции в города [4].

Законы от 13 сентября 1932 г и от 17 марта 1933 года запрещали крестьянам оставлять свои колхозы в поисках другой работы иначе чем с разрешения колхозного руководства.

Для населения любой территории (страны, района, города и т. д.) миграция делится на выбытия за ее пределы и на прибытия извне. Судя по всему, миграция в Крымской АССР была направлена на прибытие в нее извне, поскольку КАССР в продовольственном отношении и снабжении населения основными продуктами питания находилась в лучшем положении по сравнению с УССР [1]. Но и это сделать очень трудно, поскольку нет никаких данных о числе выбытий и числе прибытий за конкретный период времени (чистая миграция – нетто-миграция, или сальдо миграции), данных о сумме выбытий и прибытий (валовая миграция – бруттомиграция) [3].

При анализе миграционных процессов важное место занимает изучение состава мигрантов – по полу и возрасту, социальной принадлежности, национальности и т. д., поскольку миграционная подвижность разных групп населения бывает весьма различной. Особенности состава мигрантов могут приводить к существенным сдвигам в структуре населения и в местах выбытия, и в районах прибытия. Под воздействием миграций трансформируется возрастная структура населения. В районах, где выезд превышает въезд, обычно увеличивается доля старших возрастов, в центрах же притяжения мигрантов население зачастую более молодое. Миграция приводит и к другим изменениям в структуре населения. Так, если среди мигрантов преобладают люди определенной национальности, то территориальные перемещения населения вызывают заметную динамику этнического состава [3].

Кроме того, в демографии существует еще общий коэффициент подвижности (К), который определяется как отношение всех миграционных перемещений к общей численности населения, который, к сожалению, не может быть вычислен за отсутствием данных [3].

  1. И, пожалуй, самой сложной проблемой, является то, что и в скудных статистических сведениях по данному вопросу в указанный период существуют значительные расхождения, что значительно затрудняет работу с ними и не дает возможности объективно оценить полученные данные. В таком случае закономерно возникает вопрос: при наличии расходящихся статистических данных, какими из них пользоваться, какие брать за первооснову?

Читайте также

Список литературы

  1. ГАРК. Ф. Р-137. Государственная плановая комиссия при совете народных комиссаров Крымской АССР. – Оп. 7. – Д. 53. О плане развития народного хозяйства и социалистической культуры Крымской АССР во второй пятилетке на 1933 год. – 99 л.
  2. Ивницкий Н. А. Коллективизация сельского хозяйства в СССР: опыт, уроки, выводы. – М.: Мысль, 1988. – 255 с.
  3. Казьмина О. Е., Пучков П. И. Основы этнодемографии. Учебное пособие. – М.: Наука, 1994. – 253 с.
  4. Мерль Ш. Голод 1932-1933 годов – геноцид украинцев для осуществления политики русификации? // Отечественная история. – 1995. – № 1.
  5. Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства СССР. – 1932. – №84. – Ст. 516-517.
  6. Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства СССР. – 1933. – №3. – Ст. 22.

Цитировать

Селимова, Е.В. Демографические процессы в Крымской АССР в 1929-1933 годах: проблемы изучения статистических данных / Е.В. Селимова. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 33. — URL: https://novainfo.ru/article/3546 (дата обращения: 29.01.2022).

Поделиться