Проблема проектирования жизненных перспектив подростками с диагнозом «сахарный диабет»

NovaInfo 34, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Психологические науки
Просмотров за месяц: 1
CC BY-NC

Аннотация

Психические нарушения больных с сахарным диабетом являются наиболее распространенными осложнениями. Именно они в значительной степени утяжеляют течение заболевания. Для понимания психологических механизмов сахарного диабета авторами представлена клиническая картина заболевания, дано описание психосоматических концепций возникновения диабета. Заболевание сахарным диабетом рассмотрено в контексте данной стати в качестве переломного события, что предполагает необходимость коррекции или существенной реконструкции жизненных перспектив подростками. Показано, что заболевание «сахарный диабет», выступающее в качестве переломного жизненного события, имеет большое влияние на изменение моделей поведения, в первую очередь, это проявляется в том, что у подростков пропадает уверенность в собственном будущем, нарушаются механизмы опережающего отражения, возникают сложности с целеполаганием, построением планов, выбором жизненных стратегий. Обозначен запрос общества, обращенный к психологической науке, выражающийся в применении накопленных научных знаний и практического опыта к проблеме психологического сопровождения подростков с диагнозом «сахарный диабет». В статье сделан акцент на методе психологического тренинга как способе групповой работы с подростками по оказанию им профессиональной помощи в проектировании жизненных перспектив. Представлены основные стратегии разработки программы тренинга проектирования жизненных перспектив. Рассмотрена модель автопроектирования жизненных перспектив, включающая уровни, направления, этапы.

Ключевые слова

ПОДРОСТКОВЫЙ ВОЗРАСТ, ПРОЕКТИРОВАНИЕ ЖИЗНЕННЫХ ПЕРСПЕКТИВ, ПСИХОСОМАТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ, ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ САХАРНОГО ДИАБЕТА, ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ, ПЕРЕЛОМНОЕ СОБЫТИЕ

Текст научной работы

Эпидемиологические исследования показывают, что в последние десятилетия отмечается резкий рост заболеваемости сахарным диабетом, особенно среди подростков. Психические нарушения являются следствием и частым осложнением больных сахарным диабетом, что в значительной степени утяжеляет общее течение заболевания (Добржанская А.К. 1973; Гармаш И.П., 1992; Дробижев М.Ю. и соавт., 2002) и способствует увеличению показателей инвалидизации, сопровождается ранней потерей трудоспособности (Богомолов М.В., 1991; Анциферов М.Б. и соавт., 2003; Lloyd С.Е. et al., 1992). По данным различных авторов (Алимов Х.А. и соавт., 1987; Щербак A.B., 1989; Елфимова Е.В., 1995; Иванов A.B., 1998; Циркин С.Ю., Пятницкий Н.Ю., 2001; Kovacs М.et. al ., 1997; и др.), психические нарушения развиваются у 7 - 93 % больных сахарным диабетом, так как данное заболевание меняет качество жизни, поэтому сложно идет процесс адаптации к изменившимся с появлением болезни условиям жизни. Ведь любая хроническая болезнь, приводит к тому, что человек оказывается в сложных особым образом складывающихся жизненных условиях, что изменяет его объективное положение в обществе, поведенческие, эмоциональные, когнитивные возможности и способствует активизации, перестройке значимых субъективных отношений, прежде всего, психологического отношения к самому себе, к своей болезни, к окружающим и к жизненной ситуации в целом.

Типология психических нарушений которые возникают при сахарном диабете показывает наличие синдромов, которые рассматриваются в рамках психотических, невротических, неврозоподобных и патохарактерологических нарушений (Целибеев Б.A., L966; Алимов Х.А. и соавт., 1987; Елфимова Е.В., 1995; Брусиловский Ф.С. и соавт., 1996; Котов С. В. и соавт., 2001; Целина М.Э., 2001), так и в структуре личностных реакций (Щукина Е. Г., 2001; Jacobson A.M. et.al., 1997), что приводит к определенным трудностям при разработке оптимальных методов лечения.

При заболевании сахарным диабетом, традиционно выделяют три основных типа личностных реакций: игнорирование болезни, тревожно-невротическая и эмоционально-неустойчивая реакции. Наличие изменений личности при сахарном диабете подтверждают результаты психологического тестирования, выявляющие сложность структуры невротических расстройств и трансформацию по мере развития заболевания неконкретной тревоги и предметный страх больных за свое здоровье, жизнь и будущее. Практика показывает, что при личностных нарушениях эффективна психотерапия [1].

Центральной психологической характеристикой больных с сахарным диабетом является постоянное чувство неудовлетворенности, которое окрашивает всю жизненную стратегию этих пациентов, это было показано исследователем Б. Любан-Плоцца (Любан-Плоцца Б., 2010)

В научной психологической литературе Rudolf (1970) были обобщены данные о психосоматических концепциях возникновения сахарного диабета (В.Д. Менделевич, С.Л. Соловьева, 2002).

  1. Конфликты и различные непищевые потребности удовлетворяются с помощью еды. Может возникнуть обжорство и ожирение, вслед за этим – длительная гипергликемия (наличие высокого уровня сахара в организме) и далее истощение инсулярного аппарата (М.З. Юсупов, 2010).
  2. Вследствие приравнивания еды и любви, при отсутствии любви, возникает эмоциональное переживание состояния голода и тем самым, независимо от поступления пищи, голодный обмен веществ, соответствующий диабетическому голодный обмен веществ.
  3. Диабет – следствие хронической тревоги, связанной с бессознательным детским страхом быть побежденным или раненным вследствие агрессивных мятежных и сексуальных побуждений. У больных сахарным диабетом часто наблюдаются необычно сильные тенденции получать и принимать помощь [2].
  4. Сохраняющийся в течение всей жизни страх мобилизует постоянную готовность к борьбе или бегству, с соответствующей гипергликемией без сброса психофизического напряжения. На почве хронической гипергликемии легко формируется сахарный диабет (Rcindcll et al., 1976).

Согласно психодинамическому подходу происходит отрицание болезни как «особой драматической инстанцией преморбидного защитного механизма» (Fenichel O., 1945; Weinstein E., Kahn R., 1955; Jaffe J., Slote W., 1958; Kahn R., Fink W., 1959; Seidenberg R., 1963; Juni S., 1997), где отрицание болезни в реальности выглядит как «отказ от причиняющей боль реальности» - это очень примитивный защитный механизм, весьма лимитированный в содействии или облегчении приспособляемости, берущий корни еще из раннего детства. Что приводит к внутреннему саморазрушению, а проявляется во внутреннем страхе и внешней агрессии (соотносящимся с резким повышением уровня глюкозы в крови).

Поэтому, у больных сахарным диабетом обнаруживают внутриличностные конфликты, которые часто компенсаторно удовлетворяются актом еды. А также у них периодически актуализируются неосознанные страхи, приводя к реагированию по типу «борьбы-бегства». Накопление же неотреагированного эмоционального напряжения (тревоги или гнева), неосознанно возникающего в ответ на субъективно значимые раздражители, создает условия для нарушения регуляции углеводного обмена с тенденцией к гипергликемии.

Современная концепция сопровождения больных СД трактует это заболевание как «образ жизни», к которому они должны адекватно приспособиться, сформировать определенное отношение, максимально используя свои собственные возможности. Таким образом, любые меры восстановительного лечения и реабилитационные программы могут быть реализованы лишь при сложившейся у больного личной потребности к адаптации в условиях хронического заболевания, а также при собственной адекватной оценке функциональных резервов организма и психики.

К объективным факторам, снижающим не только функциональные резервы организма этих больных, но и функциональные резервы психики относятся преморбидные особенности, возраст, форма, степень тяжести и стаж заболевания, психотравмирующие ситуации (Снежневский А.В., 1983; Сметанников П.Г., 1997; Lustman P.J. et al., 1988; Draelos M.T. et al., 1993; Gold A.E. et al., 1993).

Кроме того, недостаточно внимания уделяется проблеме психологическим особенностям отношения больных к заболеванию, в том числе роли отношений личности в течении и исходе заболевания, хотя доказано, что психологические отношения во многом определяют потенциал личности и являются ее движущей силой (Мясищев В.Н., 2002). Общий анализ научных взглядов позволяет создать представление о сахарном диабете как заболевании характерном для людей, испытывающих тревогу, которая постоянна, но не всегда осознанна. Тревога, как одно из наиболее сильных и важных с точки зрения выживания чувств, провоцирует избыточное потребление пищи. Особенно у лиц, привыкших рассматривать кормление как внешнее проявление любви, что создает чувство защищенности.

Психологическая же составляющая процесса показывает, что все эти физиологические явления наблюдаются на фоне неосознанного чувства одиночества, а также отсутствия внутреннего чувства защищенности.

На современном этапе развития науки доказано, что сахарный диабет влияние на изменение моделей поведения человека, в первую очередь это проявляется в том, что пропадает уверенность в собственном будущем. Причем это касается не только возможного летального исхода. Большинство людей больше боятся потерять одну из конечностей или ослепнуть. Другие испытывают постоянный психологический дискомфорт от одной мысли о том, что у них могут начаться даже незначительные соматические расстройства.

Адаптация к своему новому состоянию (заболеванию) – ломка вкусовых привычек, изменение качества и образа жизни, может происходить более успешно, и здесь решающим является восприятие пациента своей так называемой социальной несостоятельности. Здесь на первом месте встанет вопрос об общем отношении к сложившейся ситуации. Поэтому очень важно знать, каким на самом деле является ожидания будущего - перспектива построения своего будущего.

Можно сказать, что при выборе общей стратегии адаптации человек руководствуется созданием определенного баланса между привычной жизнью и требуемым соблюдением строгого режима. В том случае врачебные предписания резко идут в разрез с желаниями самого человека, поэтому часто можно наблюдать еще одно проявление психологического состояния человека –«я знаю лучше, потому что это мой организм».

Все выше перечисленное еще раз подчеркивает необходимость научного фокусирования на проблеме психологического сопровождения и реабилитации больных с сахарным диабетом (Елфимова Е.В., 2003; Goodniclc P.J., Hernandez М., 2000; Lustmail P., Clouse R., 2002). В фокусе такой актуальности находятся проблемы психологической помощи подросткам, болеющим сахарным диабетом, ввиду острой кризисности данного этапа социализации и важности его прохождения в становлении личности.

Начиная со старшего дошкольного и на всем протяжении младшего школьного возраста у ребенка формируется определенный поведенческий репертуар, в котором обязательно присутствуют «любимые» поведенческие реакции и поступки, а также вкусовые зависимости. По мнению американского психолога Эрика Берна, механизм здесь таков: в трудных ситуациях ребенок экспериментирует, используя по очереди различные варианты поведения, и обнаруживает, «что некоторые встречаются в его семье с безразличием или неодобрением, в то время как другие приносят определенные плоды. Поняв это, ребенок принимает решение – какое поведение он будет культивировать», таким образом вырабатывается определенная модель поведения (характерная для конкретной ситуации).

Если ребенок постоянно реализует произвольное поведение, значит у него сформированы важные личностные качества: выдержанность, внутренняя организованность, ответственность, готовность и привычка подчиниться собственным целям (самодисциплина) и общественным установкам (законам, нормам, принципам, правилам поведения).

При заболевании сахарный диабет случаи нарушения поведения являются следствием неадекватного (часто защитного) реагирования подростка на те или иные затруднения жизни или на неудовлетворяющий новый стиль жизни, «образ жизни». Поведение подростка при этом отличается нерешительностью, пассивностью или, наоборот, негативизмом, а также упрямством и агрессией. Ребенок в действительности не в состоянии справиться со своими переживаниями. Наличие у подростка отрицательных эмоций и аффектов неизбежно ведет к срывам в поведении и является поводом для возникновения разных конфликтов, в том числе и межличностных. Адаптация выступает необходимостью общей сменой образа жизни, сменой привычек, а значит и изменением общей картины мира и «насильственное» формирование новых стереотипов и моделей поведения, т.е. необходимостью смериться с тем что подросток всегда вынужден делать «не то что нравится, а то что надо». А еще это все отягощается постоянными замерами сахара крови и уколами для понижения сахара в крови.

В данном контексте приобретает особую актуальность проблема проектирования жизненных перспектив подростками с диагнозом сахарный диабет. Жизненные перспективы, определяемые посредством таких научных понятий, как «представление», «образ», «картина» и подобные, репрезентированы в сознании. Содержание жизненных перспектив представлено совокупностью планируемых и ожидаемых в будущем событий, которые делают представления о будущем организованными. В фокусе исследовательского внимания на современном этапе развития данной проблематики в основном находится линия планирования будущего личностью наряду с линией вероятного появления в жизни человека какого-либо события. Обобщение научных идей относительно конкретных составляющих содержания перспективы с точки зрения ее планирования позволяет рассмотреть в качестве последних жизненные цели, ценностные ориентации, планы, программы, средства реализации целей, мотивы, смыслы [3].

Ведущее место в организации планирования принято отводить жизненной цели. Например, В.Н. Карандышев рассматривает цель как ведущую составляющую жизненной перспективы личности (Карандышев В.Н., 1991). Ж. Нюттен понимает временную перспективу как «иерархию целей личности», «виртуальное» присутствие во внутреннем плане разноудаленных во времени объектов-целей [3]. К.А. Абульханова-Славская считает, посредством целей личность регулирует и организует свой жизненный путь как целое [4]. Планирование жизненной перспективы, как полагают П. Герстман, Е.И. Головаха, А.Г. Шмелев, представляет собой выдвижение целей личностью их иерархическое выстраивание, также включает поиск общих способов реализации намеченных целей [4; 26]. Возникает вопрос функционального соотношения таких составляющих жизненной перспективы как цели, программы, планы. На данном этапе развития в научном психологическом поле сложилась традиция, выразить которую можно словами В.Ф. Серенковой, по чьему мнению программы и планы выполняют организующую функцию временной перспективы, выступают в качестве основ достижения будущих целей [5].

Вместе с указанными составляющими содержания жизненной перспективы нельзя оставить без внимания ценностно-смысловой контекст выстраивания жизненных планов (Э.В. Галажинский, В.Е. Клочко, М.С. Яницкий). С данного локуса анализа рассматриваемой проблематики жизненное планирование, помимо выдвижения целей, выработки возможных путей их достижения, предполагает еще и осмысление мотивов реализации поставленных целей. Если исходить из научных позиций Е.И. Головахи, А.А. Кроника, А.Г. Шмелева, мотивы, смыслы, ценностные ориентации являются необходимыми элементами, составляющими содержание жизненных перспектив человека.

Переход к новым этапам жизненного пути предполагает необходимость коррекции или существенной реконструкции жизненной перспективы с учетом психологических особенностей человека и социальных условий его существования. Е.И. Головаха и А.А. Кроник, опираясь на исследования жизненного пути личности, представленные в работах Ш. Бюлер, Б. Ньюгартен, Р. Кулена и других выдвигают положение о том, что в жизни каждого человека существуют критические моменты, с которыми связаны определенные изменения жизненной перспективы. По разным линиям жизни критические моменты возникают в разное время, но есть такие периоды, в которых эти моменты концентрируются, пересекаются, порождая целый комплекс жизненных проблем, требующих перестройки жизненных перспектив [4].

В контексте идеи системной детерминации мы предполагаем, что сахарный диабет в подростковом возрасте может стать определенным переломным событием, которое может быть осмыслено как событие, требующее глобальной перестройки человека как целостного явления, нежели устоявшийся процесс саморазвития, опирающийся на постоянно воспроизводимое противоречие между образом мира и образом жизни. Здесь это противоречие достигает такого критического уровня, когда необходимо изменить как понимание мира, так и весь жизненный уклад. В условиях переломного (для человека) события сама возможность удержать целостность (устойчивость) становится проблематичной. [6]

Следуя идее системной детерминации в контексте трансспективного анализа В.Е. Клочко, такое переломное событие может быть определено как психологическое новообразование, порождаемое системой в настоящем, которое переопределяет облик прошлого и определяет облик будущего, тем самым перестраивает структуру жизненного мира человека и параметры его жизнеосуществления.

Переломное событие нарушает реализацию жизненных замыслов человека, сопровождается сильными эмоциональными переживаниями (страх, стыд, вина, обида, беспомощность, отчаяние, злоба, одиночество, безнадежность и т.п.), провоцирует осознание невозможности решения возникших противоречий средствами наличного знания и опыта, приводит к изменениям в устоявшейся жизненной опоре в виде системы аттитюдов, ценностей, мотивов, целей, стратегий, стилей жизни и др.

Переломное событие выступает в качестве точки бифуркации – смены установившегося режима работы человека как открытой психологической системы, сопровождающейся переходом от порядка к хаосу. После перехода через точку бифуркации, заданную переломным событием, обозначаются различные качественные перестройки основных тенденций развития человека как системы. Переломное событие как новообразование содержит потенциал дальнейшего развития человека как открытой психологической системы, оно делает систему другой, меняет режим ее функционирования.

В ответ на переломное событие происходят разноплановые перестройки - перестраивается ценностно-смысловая система, изменяется личностно-субъектное функционирование, трансформируются жизненные перспективы, меняются поведенческие стили. В отношении ценностно-смыслового содержания жизненного мира человека на этапе переломных событий имеют место следующие трансформации. Во-первых, сужаются ценностно-смысловые поля, что проявляется в сужении спектра значимых жизненных ценностей. Во-вторых, ценностно-смысловая система человека в переломный период становится пространством для развертывания внутренних конфликтов и образования экзистенциальных вакуумов. Такая трансформация связана, с одной стороны, с противоречием между важностью реализации определенной жизненной ценности и отсутствием (или слабой вероятностью) возможностей для этого. С другой – переживанием опустошенности, когда доступные незначимые ценности возможно, но не важно реализовывать. Научное любопытство в процессе изучения ценностно-смысловых трансформаций вызывают феномены, связанные с тем, что в зависимости от вида переломного события проявляются специфичные ценности, стремящиеся занять доминирующие позиции в ценностной иерархии. Специфичность таких ценностей состоит в их миссии. Они актуализируются человеком в связи с поиском возможностей преодоления последствий переломного события и в связи с этим, носят фасилитирующий характер. Еще одним важным моментом является снижение значимости ценностей связанных с депривированными вследствие переломного события сферами жизни. Когда значимую ценность не получается реализовать, она имеет тенденцию обесцениваться [7]

На этапе переломных жизненных событий перестраиваются представления человека о будущем или система жизненных перспектив. Суть основных перестроек состоит в ограниченном планировании жизненных перспектив, ослаблении процессов целеполагания, «рассеивании событийной наполненности», детериорации и «очернении» будущего. На этапе переломных событий сокращается глубина жизненных перспектив, в это время человек склонен «заглядывать» лишь в ближайшее будущее, период до года и незначительное внимание уделять отдаленным этапам своей жизни. В такой период перспектива бедна планируемыми и ожидаемыми событиями. Жизненные цели в переломный период слабо осмыслены, не реалистичны, пути их реализации туманны, отсутствует личная ответственность за свою жизнь в будущем. На переломных этапах жизненного пути также зафиксировано изменение отношения человека к будущему, которое выражается в его «детериорации» или снижении значимости в общей картине жизни, наполнении событиями и планами, не приносящими радости, уверенности и удовлетворения. Наряду с этим, отмечен эффект «очернения» будущего, негативной оценки, прежде всего, как этапа, вызывающего тревогу, безысходность, пессимистичный настрой [8].

В результате мы можем говорить о характерных феноменах, связанных с особенностями представлений человека о будущем в эпоху жизненного перелома. Это феномен «туннельного видения» будущего (т.е сужение целевого, событийного ряда, форм поведенческой активности, ограничение возможностей и др.). Это «ослабление опережающего отражения», т.е. предвосхищения отдаленных последствий актуальных событий. Это «диффузия ответственности», которая представляет собой низкую готовность человека выступать инициатором и отвечать за результаты собственной активности в настоящем в контексте реализации задуманного.

Перемены, происходящие на этапе переломных событий усиливают ощущение неопределенности и неустойчивости. Описанные перестройки находят свое отражение на уровне поведения человека. В случае переломного события, человек склонен выбирать неадаптивные копинг-стратегии совладания с трудностями, это, прежде всего избегание решения проблемных ситуаций. На переломных этапах жизненного пути преобладает гедонистический стиль поведения, который отражает тенденцию человека направлять свое поведение и деятельность на удовлетворение потребностей, приводящих к получению удовольствия (телесного, психологического, духовного), также возникает тенденция, указывающая на сдвиг риска воспроизводства девиантного поведения в сторону его увеличения [9].

В обсуждаемых контекстах логично возникает вопрос о способах психологического сопровождения подростков с диагнозом сахарный диабет. С нашей позиции, метод психологического тренинга максимально удовлетворяет запросам оказания психологической помощи в проектировании собственного будущего подростками с сахарным диабетом. В основу разработки программы подобных тренингов положена модель автопроектирования жизненных перспектив (И.А. Ральникова), задающая основные стратегии и способы тренинговой работы [10]. Автопроектирование жизненных перспектив осуществляется на уровнях алгоритмов, креативных возможностей, ценностно-смыслового опосредования. Уровень автопроектирования алгоритмов характеризуется использованием алгоритмизированных, стандартных форм автопроектирования системы жизненных перспектив на основе рефлексии привычных, мало изменяющихся условий. Уровень автопроектирования креативных возможностей есть проектирование новых ситуаций, овладение рефлексией нестандартных ситуаций, поиском иных способов разрешения трудностей, анализом получаемых результатов. Уровень ценностно-смыслового опосредования отражает способ проектирования на основе надситуативных прогнозов, целостного представления о проектируемых ситуациях, управление процессами автопроектирования.

Направления автопроектирования связаны с порождением новых элементов психической реальности человека (целей, смыслов, ценностей, будущего и др.), необходимых в процессе становления жизненных перспектив и представлены следующими шестью направлениями.

В качестве этапов автопроектирования жизненных перспектив выступили критический, созидающий и аналитический. На критическом этапе рефлексия «обращается» к анализу и оценке жизненного опыта, приобретенного в прошлом и настоящем, степени его соответствия целям и ценностно-смысловым ориентирам, позволяет «формировать» мнение об удовлетворительном или неудовлетворительном функционировании процессов проектирования и осуществления жизненных перспектив. На созидающем этапе человек опирается на результаты анализа и оценок, соотнесенные с целью будущей жизни. Здесь важное значение приобретают умения «предвидеть» свое будущее в стратегическом (результат, объем работы, временные, физические, психологические ресурсы и др.) и тактическом (способы, методы, приемы, с помощью которых человек планирует достичь желаемого) ключе. На аналитическом этапе происходит сопоставление целей будущей жизни и реальных возможностей их реализации.

В результате работы рефлексивных этапов складываются два пути последующего «движения» автопроектирования. При отсутствии противоречий между целью, ценностно-смысловыми ориентирами и возможностями самореализации жизненных перспектив наступают моменты реализация цели, «проходя» первый рефлексивный виток. При рассогласовании снова «запускается» критически-оценивающая рефлексия, «проходя» второй рефлексивный виток. Подобная ситуация может быть единичной, но может прокручиваться много раз, вплоть до ликвидации рассогласования.

В представленной модели ее составляющие связаны логической цепочкой и прохождение по ней, порой многократное, может быть рассмотрено в логике процесса самообучения проектированию жизненных перспектив, разворачивающегося по «принципу спирали». Своеобразную «спираль научения» образуют вертикальный и горизонтальный контуры. Первый отражает логику процесса обучения: от простого к сложному (от освоения отдельных элементов, связанных с проектированием до целостного действия – создание продукта – прообраза будущего). Второй – содержит «накопительный эффект» (на каждом рефлексивном круге уже к имеющимся знаниям, умениям и навыкам присоединяются приобретаемые вновь). Человек, выстраивающий жизненные перспективы, не только делает шаг вперед, но и поднимается вверх, на новый виток спирали. Однако человек, переживающий переломную ситуацию, порой ощущает нехватку собственных ресурсов совладания. Это как раз является той точкой, где может быть предложена профессиональная психологическая помощь по преодолению последствий жизненного «перелома». Одним из направлений такой помощи может стать психологическое сопровождение проектирования оптимальных жизненных перспектив – потребного будущего, основанного на постановке реалистичных целей, определении доступных путей их реализации, развитии рефлексивных умений, использовании возможностей опережающего отражения, личной ответственности за результаты своей активности, осмысленности жизненного выбора, анализе индивидуальной активности. Преобразованный образ будущего способен выступить в качестве условия развития осознанного, реалистичного, ответственного отношения человека к процессу жизненного самоосуществления. [10]

Таким образом, метод психологического тренинга позволяет осуществить проектирование собственного будущего подросткам с диагнозом сахарный диабет, где основой является модель автопроектирования жизненных перспектив (И.А. Ральникова), когда автопроектирование жизненных перспектив осуществляется на уровнях алгоритмов, креативных возможностей, ценностно-смыслового опосредования.

Ситуация тренинга здесь дает возможность апробирования различных поведенческих моделей, проявляющихся в ситуациях тренинга, при решении различных задач связанных с проектированием будущего так необходимого в условиях нового «образа жизни» (отражающего особенности существования в ситуации заболевания сахарным диабетом). Понимание системы ценностей больного, т.е. того, что он утратил в процессе болезни, позволит понять, что и чем возможно заменить, т.е. построение жизненной перспективы будущего возможно через опору на такие ценности, которые позволят не только переориентироваться, определяя жизненные перспективы, но и принять будущее, сформировав новые адаптивные модели поведения.

Таким образом, предпринятое научное исследование показало, что человек, осмысленный в качестве сложной открытой самоорганизующейся психологической системы в ответ на переломное событие сталкивается с изменениями в своем функционировании, объективирующими себя в трансформациях временных представлений. Где переломным событием выступает заболевание сахарный диабет, которое влечет за собой изменения качества жизни и адаптацию (принятие) нового образа жизни, которая отягощена потерей смысла жизни, ощущением опасности окружающего мира, связана со страхом потерять контроль над событиями собственной жизни, страхом ответственности за самореализацию и саморазвитие (когда нередко погружение в болезнь становится способом ухода от реальной жизни), а также страхом неудачи в социальной, профессиональной, личной жизни, все эти страхи опираются на неопределенность, чувство беспомощности, неуверенности в собственных силах и потребность в опеке и внимании, поэтому в реальной жизни процесс адаптации встречает сопротивление. Возможный поведенческий ответ о предполагает сдвиг риска к девиантным формам поведения, (Ральникова, 2012), что актуализирует еще одно направление дальнейших исследование означенной научной проблемы и, показывает необходимость научных разработок технологий психологической помощи человеку на этапе переживания переломных событий в аспекте временных координат его жизни, в том числе конструирования потребного будущего и проектирования жизненных перспектив.

Читайте также

Список литературы

  1. Григорьева Л.П., Махнач Л.Д., Ландышев А.А. Психические нарушения при сахарном диабете //Сов. мед.- 1981. № 11. С. 41-44.
  2. Любан-Плоцца Б., Пельдингер В., Крегер Ф., Ледерах-Хофман К. Психосоматические расстройства в общей медицинской практике. СПб, 2000, 287 с.
  3. Пла¬то¬нов К.К. Сис¬те¬ма пси¬хо¬ло¬гии и тео¬рия от¬ра¬же¬ния. М., 1982.
  4. Го¬ло¬ва¬ха Е.И., Кро¬ник А.А. Пси¬хо¬ло¬ги¬че¬ское вре¬мя лич¬но¬сти. Ки¬ев, 1984. 207 с.
  5. Nuttin J.R. The time perspective in human motivation and learning : proceedings of 17-th international congress of psychology. Amsterdam, 1964. 23р.
  6. Ральникова И.А. Перестройка системы жизненных перспектив человека на этапе переломных событий. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2012. —194 с.
  7. Ральникова И.А., Гурова О.С., Ипполитова Е.А. Жизненные перспективы личности: риски воспроизводства девиантного поведения. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2012. — 286 с.
  8. Раль¬ни¬ко¬ва И.А. Транс¬фор¬ма¬ци¬он¬ные про¬цес¬сы жиз¬нен¬ной пер¬спек¬ти-вы лич¬но¬сти в кон¬тек¬сте пе¬ре¬лом¬ных со¬бы¬тий жиз¬нен¬но¬го пу¬ти // Мир нау-ки, куль¬ту¬ры, об¬ра¬зо¬ва¬ния. 2010. №1 (20). С. 167—169.
  9. Ральникова И.А. Автопроектирование жизненных перспектив как стратегия психокоррекционного воздействия на этапе преодоления последствий экстремальных ситуаций / Психология экстремальных ситуаций: человек в меняющемся мире: материалы Всероссийской научно-практической конференции. Барнаул, 28-29 ноября 2013. - Барнаул, 2014. – С. 149-153 .
  10. Ральникова И.А. Рефлексивное автопроектирование как технология самоорганизации в контексте становления и преобразования жизненных перспектив личности / Сибирский психологический журнал. – 2009. – № 33. – С. 104–108.

Цитировать

Ральникова, И.А. Проблема проектирования жизненных перспектив подростками с диагнозом «сахарный диабет» / И.А. Ральникова, А.К. Солдаткина, М.В. Шамардина. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 34. — URL: https://novainfo.ru/article/3656 (дата обращения: 28.06.2022).

Поделиться