Атрибутивное употребление компаратива в поэзии А.А. Ахматовой

NovaInfo 49, с.308-314, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Филологические науки
Просмотров за месяц: 4
CC BY-NC

Аннотация

В статье предпринята попытка описать и проиллюстрировать функционирование (хоть и достаточно редкое) в поэтическом тексте А.А. Ахматовой имен прилагательных, наречий и слов категории состояния в сравнительной степени в атрибутивной функции ― в функции обособленного или необособленного определения. Автор приходит к выводу, что признак неизменяемости способствует функционированию компаратива в конструкциях анализируемого типа в качестве синкретичного члена предложения, совмещающего признаки определения и сказуемого (именной части составного именного сказуемого) или определения и обстоятельства (образа действия).

Ключевые слова

СРАВНЕНИЕ, КОМПАРАТИВ, АТРИБУТИВНАЯ ФУНКЦИЯ, АКМЕИЗМ, АХМАТОВА

Текст научной работы

Сравнение как один из древнейших видов мыслительной деятельности играет огромную роль не только в познании окружающего мира, но и в его восприятии, так как «все, что человек воспринимает органами чувств, и все, что является результатом мыслительной деятельности (от целостных картин мира до отдельных признаков и свойств, отвлеченных от реалий, до расчлененных конкретных впечатлений)», писал великий русский физиолог И.М. Сеченов, «может соединиться в нашем сознании ассоциативно» [4, 190].

Сравнение (сходство), являющееся «самым универсальным, самым очевидным», по мнению французского философа М. Фуко, «определяет форму познания» и «гарантирует богатство его содержания» [8, 66].

Поэтому справедливо утверждение В.П. Вомперского о важности «анализа различных типов сравнений» в художественном тексте, которое целесообразно начать с разграничения их в зависимости от того, что является предметом сравнения», для того чтобы «определить, к каким областям жизни наиболее часто обращается автор в своей поэтической и прозаической речи и какие ассоциации и образы у нее при этом возникают» [1, 54].

Продолжая актуальное для последнего времени исследование проблемы художественной речи поэтов Серебряного века на стыке литературоведения и лингвистики, когда лексика, семантика и стилистика художественного языка изучаются в единстве с поэтикой, в данной работе мы вновь обращаемся к описанию компаративов в поэзии акмеизма, представителями которого были С.М. Городецкий, А.А. Ахматова, Н.С. Гумилев, О.Э. Мандельштам, М.А. Кузмин, М.А. Зенкевич.

I. Требование логичности, заявленное в программных манифестах акмеистов, повлекло за собой использование в художественном тексте, как мы уже указывали, «логико-лингвистических построений, свойственных русскому синтаксису», а именно «разных сравнительных конструкций, особенно включающих грамматическую форму, способную самостоятельно выражать компаративную семантику — степень сравнения имен прилагательных, наречий, слов категории состояния» [5].

Ранее уже мы описывали особенности поэтического языка Анны Андреевны Ахматовой (1889–1966), занимающей особое место в литературе Серебряного века.

Так, в предыдущей статье [6] мы определили тематическое своеобразие объектов сравнения, названных формами родительного падежа имени в конструкциях с компаративами, а в [7] выявили и описали способы выражения отрицания в конструкциях с компаративами в поэтических текстах А.А. Ахматовой.

II. Объектом данной статьи также стал язык поэзии А. А. Ахматовой, и в частности, стихотворные предложения с компаративами, выполняющими атрибутивную функцию.

Методом сплошной выборки из Национального корпуса русского языка (НКРЯ) [3] (далее все примеры даются по НКРЯ), в поэтическом подкорпусе «А. А. Ахматова», нами было обнаружено почти 200 примеров с компаративами.

В конструкциях обнаруженные нами имена прилагательные, наречия и слова категории состояния в сравнительной степени в роли основания сравнения выступают в предложении в синтаксической функции:

  • сказуемого (именной части составного именного сказуемого) — в большинстве случаев, ср.:

С каждым днем бледней лицо,
Хрупче воска ― тело
(Сказка о черном кольце).

И прекрасней мраков Рембрандта
Просто плесень в черном углу

(«И прекрасней мраков Рембрандта...»).

А дорога до погоста
Во сто раз длинней,
Чем тогда, когда я просто
Шла бродить по ней

(«За узором дымных стекол...»).

  • определения (см. примеры далее);
  • обстоятельства, напр.:

Воздвигнуто зданье прочней пирамид.
И
с каждой минутой все ярче горит
(Слава миру!).

Конструкций с компаративами в атрибутивном употреблении всего выявлено около 20.

III. Проведенный нами анализ полученных в результате выборки конструкций показал некоторые особенности атрибутивного употребления компаративов в стихотворном предложении Анны Ахматовой.

Рассмотрим и проиллюстрируем далее атрибутивное употребление компаратива в поэзии А. А. Ахматовой.

Ю. В. Князев пишет, что «простые формы компаратива (тяжелее, дороже) не употребляются в первичной для прилагательного атрибутивной позиции» [2].

Однако материал нашей картотеки свидетельствует, что простые формы сравнительной степени прилагательных всё-таки могут (хотя и не столь часто, как в предикативной функции) выступать в функции обособленного или необособленного определения.

Рассмотрим следующее стихотворное предложение:

Но когда замираю, смиренная,
На груди твоей снега белей,
Как ликует твое умудренное
Сердце ― солнце отчизны моей!

(«Долгим взглядом твоим истомленная...»).

Здесь компаратив (белей), зависящий от именной лексемы (груди), выступает в синтаксической роли определения, о чем свидетельствует подстановка вопроса: на груди (какой?) белей снега.

В другом примере компаратив функционирует в качестве главного слова обособленного определения:

И томился драгунский Пьеро, ―
Всех
влюбленных в тебя суеверней
(Поэма без героя).

Отметим, что описанная компаративная модель в поэтическом тексте А.А. Ахматовой всё-таки достаточна редка.

Как показывают наши данные, в описываемых примерах компаративы относятся к главному слову имени, выполняющем в предложении синтаксическую функцию:

а) подлежащего ср.: (Кто?) Пьеро (какой?) Всех влюбленных в тебя суеверней;
б) обстоятельства, ср.: (Где?) На груди (какой?) снега белей.

Компаратив в роли определения находим и в отрицательных конструкциях, ср.:

И я не знавала жесточе беды
(Последнее стихотворение).

Неужели же ты не нашла / Для прогулок отраднее места
(Отрывок).

В таких случаях имя в форме родительного падежа обозначает субъект сравнения, а объект сравнения при этом не указывается.

Признак неизменяемости приводит к появлению в конструкциях анализируемого типа компаратива в роли синкретичного члена предложения, совмещающего признаки:

а) определения и сказуемого (именной части составного именного сказуемого), напр., в предложениях с глаголами лексико-семантической группы движения (всплыть, влетать):

Всегда нарядней всех, всех розовей и выше,
Зачем
всплываешь ты со дна погибших лет
(Тень).

В приведенном предложении возможны преобразования атрибутивные: ты (какая?) наряднее всех, самая нарядная и предикативные: ты (что делаешь?) всплываешь нарядной.

То же в другом примере:

А теперь, усопших бестелесней,
В
неутешном странствии моем,
Я к нему влетаю только песней
И
ласкаюсь утренним лучом
(«Первый луч благословенье Бога ...»).

В этом случае возможны преобразования: я (какая?) усопших бестелесней и я (что делаю?) влетаю бестелесной.

б) определения и обстоятельства (образа действия), напр., в предложениях с глаголом (причастной формой) лексико-семантической группы созидания (воздвигнуть), ср.:

Воздвигнуто зданье прочней пирамид
(Слава миру!).

Здесь возможны преобразования атрибутивные: зданье (какое?) прочней пирамид и обстоятельственные: воздвигнуто (как?) прочно.

Субъект сравнения при компаративе в адъективном употреблении может быть представлен формами:

  • именительного падежа имени, напр.:

И томился драгунский Пьеро, ―
Всех
влюбленных в тебя суеверней
(Поэма без героя).

Ср. также случай с контекстуально неполным предложением, в котором опущено легко восстанавливаемая форма именительного падежа имени существительного (Мелхола):

А царская дочка глядит на певца,
Ей песен не нужно, не нужно венца,
В душе ее скорбь и обида,
Но хочет Мелхола ― Давида.

Бледнее, чем мертвая; рот ее сжат
(Мелхола);

  • косвенными (предложно-падежными) формами, напр.:

На груди твоей снега белей
(«Долгим взглядом твоим истомленная...»).

Субъекты сравнения номинируют:

  • человека (Пьеро Всех влюбленных суеверней; Мелхола бледнее, чем мертвая);
  • часть тела человека (на груди снега белей);
  • артефакт (зданье прочней пирамид).

В роли объекта сравнения в стихах Анны Ахматовой представлены:

  • имя в форме родительного падежа (влюбленных суеверней, усопших бестелесней);
  • сравнительный оборот с союзом чем (бледнее, чем мертвая).

Указанные грамматические формы расположены по отношению к компаративу:

  • чаще контактно (снега белей);
  • реже дистантно (влюбленных в тебя суеверней);
  • в препозиции (усопших бестелесней);
  • в постпозиции (прочней пирамид).

Объекты сравнения номинируют:

  • человека, людей, в том числе и не относящихся к миру живых (всех влюбленных в тебя суеверней; усопших бестелесней; бледнее, чем мертвая).

Отметим пример, где при помощи слова всех образуется сложная превосходная степень (при нагнетании сразу же двух имен прилагательных в форме сравнительной степени розовей, выше):

Всегда нарядней всех, всех розовей и выше,
Зачем
всплываешь ты со дна погибших лет
(Тень);

  • натурфакты: (снега белей);
  • артефакты: (прочней пирамид).

Таким образом, проведенное нами исследование показало функционирование (хоть и достаточно редкое) в поэтическом тексте А.А. Ахматовой имен прилагательных, наречий и слов категории состояния в сравнительной степени в атрибутивной функции в функции обособленного или необособленного определения.

Признак неизменяемости приводит к появлению в конструкциях анализируемого типа компаратива в роли синкретичного члена предложения, совмещающего признаки определения и сказуемого (именной части составного именного сказуемого) или определения и обстоятельства (образа действия).

Читайте также

Список литературы

  1. Вомперский В.В. Сравнение в русском поэтическом тексте. – М.: Просвещение. – 2003. – 356 с.
  2. Князев Ю.П. Грамматическая семантика: Русский язык в типологической перспективе. – М.: Языки славянских культур, 2007. – 704 с. URL: http://sci.house/russkiy-yazyik/semanticheskie-otnosheniya-mejdu-stepenyami-64509.html (дата обращения: 16.07.2016).
  3. Национальный корпус русского языка. – Режим доступа: http: search.ruscorpora.ru – (Дата обращения: 25.11.2015).
  4. Сеченов И. Психологические этюды. – Спб.: Типография Ф.С. Сущинскаго, 1873. – 225 c.
  5. Твердохлеб О.Г. Объекты сравнения, выраженные формой родительного падежа имени в акмеистическом языке М.А. Зенкевича // NovaInfo.Ru (Электронный журнал.) – 2016. – № 47-3. С. 199–205. – Режим доступа: http://novainfo.ru/article/6704 – (Дата обращения: 26.06.2016).
  6. Твердохлеб О.Г. «Вещность» и объекты сравнения, выраженные формой родительного падежа имени, в поэтическом языке акмеистов: А.А. Ахматова // Научный вестник Воронежского государственного архитектурно-строительного университета. Серия: «Лингвистика и межкультурная коммуникация». – Воронеж, 2016. – № 2 (21). – С. 44-52.
  7. Твердохлеб О.Г. Компаратив при отрицании в поэзии А.А. Ахматовой // NovaInfo.Ru. – 2016. – № 49-1. (Дата обращения: 23.07.2016).
  8. Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. – СПб.: Аcad. 1994. – 408 с.

Цитировать

Твердохлеб, О.Г. Атрибутивное употребление компаратива в поэзии А.А. Ахматовой / О.Г. Твердохлеб. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 49. — С. 308-314. — URL: https://novainfo.ru/article/7273 (дата обращения: 22.05.2022).

Поделиться