Паранаука, парапрактика и измененные состояния массового сознания

№5-1,

философские науки

За последние десять в России произошла своего рода паранаучная революция. Невиданных масштабов достигла деятельность всевозможных магов, колдунов, экстрасенсов, астрологов, представителей парапсихологии и парамедицины. Наука — страж объективности и рациональности — явно оттеснена на второй план. Здравый смысл пасует перед натиском гудящего, агрессивного паранаучного базара.

Похожие материалы

За последние десять в России произошла своего рода паранаучная революция. Невиданных масштабов достигла деятельность всевозможных магов, колдунов, экстрасенсов, астрологов, представителей парапсихологии и парамедицины. Наука — страж объективности и рациональности — явно оттеснена на второй план. Здравый смысл пасует перед натиском гудящего, агрессивного паранаучного базара.

Если еще совсем недавно дело ограничивалось теоретическими спорами и словопрениями вокруг вопросов парапсихологии, загадочных явлений человеческой психики, различных гипотез и утверждений паранаучного толка, то теперь везде и всюду доминирует парапрактика, а ее апологеты и пропагандисты, без преувеличения, захватили прессу, радио, телевидение, ведут широчайшую рекламную деятельность, изображая всевозможные «чудеса» в качестве несомненной реальности, а «чудотворцев» в роли благодетелей и чуть ли не спасителей человечества. Голоса ученых почти не слышны. Чтобы говорить с телевизионного экрана, надо хорошо заплатить.

По неполным данным сейчас в России практикуют более 400 тысяч экстрасенсов, магов, колдунов, целителей, астрологов и т.п. Их услугами пользуются многие миллионы людей. Возник обширный рынок парауслуг и оккультных товаров, на котором оборачиваются сотни миллионов долларов.

Этот новый феномен заслуживает основательного исследования. В нем выражаются существенные изменения массового сознания, происшедшие за последнее десятилетие. Естественно, что главные причины таких изменений связаны с процессами становления рыночных отношений, с ухудшением социального и материального статуса большинства населения, с новыми экономическими требованиями и новыми условиями жизнедеятельности. Крах привычной идеологии, резкое изменение системы ценностей и символов веры ознаменовали серьезные перестройки в ценностно-смысловой структуре массового сознания и вызвали нарушение традиционных способов поддержания идентичности, своего рода кризис самоидентификации. Следствием этого явилась повышенная амбивалентность сознания, совмещающего в себе крайний скепсис и легковерие, негативизм и чрезмерную внушаемость.

Парапрактика располагает ныне массовой клиентурой, и этот факт ставит вопрос о степени изменения критериев реальности в индивидуальном и массовом сознании. Имеется в виду функционирование тех регистров сознания, которые санкционируют поступающую информацию как истинную или ложную, разграничивают реальное и нереальное. Эти регистры имеют свои структурные составляющие и в бессознательной сфере психики, что обусловливает интуитивный характер принятия решений.

В связи с явным ослаблением критериев рациональности и здравого смысла все чаще наблюдается их подмена критериями правильного исполнения роли. Отсюда, кстати, проистекает то непомерное значение, которое придается в массовом сознании и, соответственно, в средствах массовой коммуникации актерам и актерству. Игровая иммитация сплошь и рядом выдается за подлинность. Главное не истина, а успех! «Чудотворцам» верят, если они хорошо исполняют свою роль. Среди них есть настоящие «народные артисты». Вспомним хотя бы Алана Чумака, игравшего роль «заряжающего» воду, мази и пр. в миллионах квартир, снабжавшего своей неиссякаемой энергией с экрана телевизора почти все население нашей страны. А «Московская правда» и другие газеты печатали его большие «целебные» портреты, которые нам советовали вырезать и прикладывать к больному месту.

Сегодня, правда, благодаря нашему телевидению, уровень артистов этого жанра резко упал. На экране в роли чудотворцев появляются люди базарного вида (нередко женщины), сулящие нам почти задаром все высшие ценности. Свой неразвитый интеллект и примитивные вкусы они компенсируют наглой самоуверенностью, «магическим» антуражем и церковными атрибутами, (которые якобы помогают им использовать божественные силы). И этим достигают суггестивного эффекта, что, в свою очередь, служит подкреплению их самоуверенности.

Начальный этап рыночных отношений в нашей стране резко обнажил негативные черты массового сознания, которые выражают потребительские установки, эгоистичность, зависимость, легковерие, внушаемость и др. Впрочем, эти черты потому и обнажились столь рельефно, что были усилены новыми социально-экономическими отношениями, создавшими благоприятную почву для новоявленных «пророков», «чудотворцев», всевозможных идолов. Привыкшая к жестким ограничениям масса, вдруг обрела непомерную свободу. Такого публичного разгула субъективизма, низменных побуждений, воинствующей пошлости в нашей истории трудно припомнить (одна из самых маленьких иллюстраций - передача «Империя страсти» на НТВ). Почти все сокровенное становится публичным, привычные запреты сняты. В средствах массовой информации идет соревнование в том: кто лучше потрафит самому низменному, примитивно-инстинктивному в массовом сознании, кто ярче раздует сюжетики ,связанные с околопостельной суетой, копошением в нижнем белье, завистью к рыцарям удачи, обливанием помоями. Ведь самое главное, самое вожделенное для продавцов таких услуг - популярность, рейтинг, тираж. На таком базаре парапрактика оказывается вне конкуренции.

Столь непомерная свобода, однако, оборачивается для массы и тяжким бременем. Необходимо постоянно напрягаться, конкурировать, думать, делать выбор, решать, рисковать, платить за ошибки, искать работу и т.п. И подсознательно нарастает потребность в «руководящей и направляющей силе», «отце народа», «могучем благодетеле». В политическом плане такая фигура еще не сформировалась. «Могучий благодетель» пока не обозначился и в других традиционных сферах общественной жизни. Вакансия открыта. И ее частично, но весьма успешно занимают новоявленные «чудотворцы». Они не только сулят вожделенные блага, продают надежду, снимают порчу, организуют приворот и т.п., но и претендуют на роль учителей жизни, не просто рекламируют свой товар с экрана телевизора, а еще и «философствуют», учат вас своему убогому воззрению на мир и смысл жизни.

Помимо наших, сугубо российских, существуют и более общие причины, питающие парапрактику и паранауку. Они имеют глубокие социальные, психологические и гносеологические корни. Остановимся кратко на пос-ледних, которые во многом определяют живучесть паранауки, в частности, парапсихологии.

Но вначале два существенных замечания. Нельзя отрицать того, что паранаука и парапрактика содержат некоторые рациональные явления. В области парапрактики это относится к отдельным разновидностям целительства, основанным на опыте народной медицины, и ряду положительных в психо-соматическом плане суггестивным эффектам, часть которых, в принципе, допускает научное объяснение. В области паранауки, особенно в парапсихологии, наблюдается ряд феноменов, имеющих четкую статистику, но не поддающихся пока научному объяснению. Здесь налицо область научного интереса и сотрудничества.

Однако претензии паранауки и парапрактики слишком далеко выходят за указанные пределы, включают множество крайне сомнительных предположений, безосновательных утверждений и обещаний, в том числе явно шарлатанского и мошеннического характера. Паранаука паразитирует на слабостях науки, ограниченности знания. Критический анализ паранауки обязан учитывать сложнейшие, противоречивые взаимоотношения между знанием и незнанием. Для понимания этих взаимоотношений необходимо отдавать себе отчет в том, что всякий познающий, мыслящий субъект одновременно находится в четырех познавательных ситуациях. Охарактеризуем кратко каждую из них:

  1. Знание о знании. Субъект сознает, что знает нечто о чем-то. Такое осознание включает различные способы отображения собственного знания и различные формы его оправдания. При этом знание о данном знании предполагает отображение его границ, а тем самым и соотнесение с категорией незнания.
  2. Незнание о знании. На первый взгляд, это звучит парадоксально. Однако незнание о знании существует и составляет необходимый слой, структурный фактор многомерного процесса познавательной деятельности. Эта ситуация во многих своих проявлениях описывается в современной гносеологической литературе понятием неявного знания (сюда относится предпосылочное знание, которое не рефлексируется, ряд категориальных структур, которые используются субъектом, хотя и не осознаются им (См. Полани М. Личностное знание. М.,1985).
  3. Знание о незнании. Речь идет о проблемной ситуации. Когда мы обнаруживаем свое незнание чего-либо, возникает вопрос, проблема, загадка, стимулирующие нашу познавательную активность. Но впервые обнаруженное незнание чего-либо определенного есть новое знание и нередко весьма ценное.
  4. Незнание о незнании. Эта ситуация означает, что мы не только не знаем чего-то, но и не знаем, что не знаем этого. Она легко обнаруживается ретроспективно. Например: лет двести назад никто не только не знал, что возрастание солнечной активности ведет к повышению смертности от инсультов и инфарктов, но и не знал, что не знает этого. И сейчас, конечно, очень многое скрыто от нас двойной завесой незнания: мы спокойны, не искушены новым вопросом или соблазном. Это может быть отнесено и к тем случаям, когда мы даже не подозреваем, что являемся творцами зла, и наша совесть спокойна. Мы всегда стоим на краю бездны незнания, но не испытываем страха, беспокойства, ибо не видим, не ощущаем ее. Эта ситуация может быть названа допроблемной. Ее учет - важное условие поддержания творческой перспективы познания, веры в возможность постижения неведомых явлений реального мира, в том числе и в области наших психических способностей, духовных сил и личностного творчества.

Приведенные гносеологические ситуации необходимо взаимосвязаны и явно или неявно присутствуют во всяком познавательном процессе. Однако наибольший интерес для анализа взаимоотношений науки и паранауки имеет последняя ситуация. Она ориентирует на исследование загадочных явлений человеческой психики и других парафеноменов, обязывает дистанцироваться от примитивных позиций огульного отрицания, поддерживает чувство открытости неведомому, нацеливает на понимание того, как из допроблемной ситуации рождаются новые проблемы. Не исключено, что некоторые паранаучные феномены могут оказаться реальными или дать исследователю нить для новых открытий. Однако все это предполагает строжайшее следование объективным научным критериям. Да, научное познание ограничено, наука многого не знает о человеческой психике. Но она может проверить! Она - главный страж объективности и рациональности, ее средства и методы достаточно эффективны для опровержения иллюзий, вымыслов, тех утверждений, в которых желаемое выдается за действительное. Практически все, что выдается экстрасенсами и целителями за необыкновенные результаты, может быть проверено научными средствами. До сих пор после таких проверок положительный «улов» оказывался мизерным. Наука способна служить лучшим лекарством против общественного легковерия, отсекая весь ассортимент расхожих профанаций, выводя на чистую воду шарлатанов и мошенников. Именно они правят бал в неоглядных дебрях парапрактики.

Несомненно, нынешняя паранаучная революция, связанная с массовым влиянием экстрасенсов, колдунов, магов, целителей, астрологов на умы и души людей, практически на все сферы нашей общественной жизни, бросает вызов гуманистическим ценностям, всей отечественной культуре. Положение - серьезное и неприглядное. Но оно не должно вызывать панических оценок, ввергать в пессимизм. В чем-то для текущего этапа истории России эта ситуация неизбежна. Парапрактический бум обозначил самый успешный сегмент нашего сегодняшнего рынка. Это тоже можно понять. Но Россия начала движение по пути рыночных отношений и теперь уже с него не свернет. Цивилизованный рынок постепенно придаст товару его подлинную цену, обострит здравый смысл. А это для «чудотворцев» - беда. Но нельзя полагаться лишь на целебное действие времени. Наука обязана организовать общественное противостояние этому поветрию. Сделать это в нынешних условиях, когда наука влачит нищенское существование, не просто. Но возможности есть все равно, и от нашей активности и воли зависит, чтобы их расширить и реализовать. Задача состоит в том, чтобы от призывов перейти к решительному и результативному противодействию.

Для этого необходимы обоснованные меры, в том числе экономического и юридического характера. Чтобы их разумно и эффективно применить, нужна прежде всего достаточно полная информация о положении дела и ясное понимание структуры, форм, разновидностей парапрактических услуг, конкретных причин бурного роста этого рынка, изучение особенностей его участников, негативных результатов парамедицинской деятельности. Другими словами, необходимо основательное комплексное исследование парапрактики. И здесь важная роль принадлежит философам - специалистам в области эпистемологии, методологии науки, в области проблем общественного сознания и социального развития.