К вопросу о проблемах квалификации состава, предусмотренного ст. 135 УК РФ

№60-2,

Юридические науки

На основе проведенного анализа различных научных исследований автором определено понятие «развратные действия», а также сформулированы рекомендации по квалификации данного состава преступления.

Похожие материалы

Проблема защиты прав и законных интересов несовершеннолетних в последние годы привлекает обоснованное внимание международной общественности. Исследования в этой сфере свидетельствуют о том, что дети, проживающие в различных странах мира, систематически подвергаются преступному воздействию со стороны взрослых, жестокому обращению, различным видам эксплуатации. Одним из наиболее распространенных объектов преступных посягательств со стороны взрослых является сексуальная безопасность детей и подростков [1, с. 72].

Соблюдение прав детей в повседневной практике не только отражает состояние законности и правопорядка в государстве, но и свидетельствует о приоритетах общества, уровне его нравственного развития. Все это обусловило внесение в уголовный закон последних изменений, направленных на усиление уголовной ответственности за совершение преступлений против жизни, здоровья и половой неприкосновенности несовершеннолетних.

Общественная опасность развратных действий обусловлена несколькими факторами: нарушением телесной и духовной неприкосновенности несовершеннолетних, что угнетающе действуют на их несформированную психику и создает опасность причинения вреда здоровью; личностью преступника, которым часто является родственник или лицо, по закону обязанное иметь заботу о потерпевшем; а также высокой латентностью развратных действий; их тесной взаимосвязью с иными половыми преступлениями. Отрицательные последствия развратных действий распространяются не только на конкретного потерпевшего, но могут иметь и более отдаленные результаты, например, утрату для общества физиологически и психологически полноценного гражданина; создание возможного педофила в будущем; восприятие преступником совершения развратных действий как одного из этапов в цепочке других сексуальных посягательств на несовершеннолетних [2, с. 14].

Реформирование законодательства, предусматривающего ответственность за развратные действия, которое осуществляется в последние годы, направлено на обеспечение повышенной защиты сексуальной неприкосновенности лиц, не достигших 16 лет. Тем не менее, действующая редакция ст. 135 УК РФ все еще имеет определенные недостатки, обусловленные неточностями в отграничении развратных действий от иных деяний, направленных против сексуальной неприкосновенности несовершеннолетних.

Это обусловливает особую актуальность комплексного решения теоретических и практических проблем, возникающих при применении ст. 135 УК РФ.

Актуальность заявленной темы обозначена сложившейся правоприменительной практикой в ситуации, связанной с квалификацией преступлений по ст. 135 УК РФ. Необходимо отметить несоответствие между текстом Постановления Пленума Верховного Суда и законодательной формулировкой ст.ст. 134 и 135 УК РФ. Основная проблема прежде всего содержится в несоответствии названия и содержания диспозиции ст. 134 УК РФ, когда в названии указывается половое сношение и иные действия сексуального характера, в то время как в диспозиции ч. 2 перечисляются мужеложство и лесбиянство и отсутствует упоминание на иные действия сексуального характера. На практике это зачастую приводит к путанице, когда развратные действия приравнивают к иным действиям сексуального характера. Однако развратные действия не являются разновидностью действий сексуального характера, так как обладают самостоятельной правовой природой, и не являются ни половым сношением, ни мужеложством или лесбиянством, ни иными действиями сексуального характера. Поэтому необоснованным является примечание к ст. 131 УК РФ, которое предписывает квалифицировать развратные действия, совершенные в отношении лиц, не достигших 12 лет по п. б ч. 4 ст. 132 УК РФ. Следует отметить, что возраст потерпевшего не может быть основанием для приравнивания одного деяния под признаки другого деяния, так как это приводит к аналогии закона, что прямо запрещается ч. 2 ст. 3 УК РФ. Нельзя приравнивать развратные действия к иным действиям сексуального характера, поскольку разграничение проводится и по объективной стороне, и по степени общественной опасности данных деяний. Развратные действия по действующему уголовному законодательству можно трактовать как физические и (или) интеллектуальные действия сексуальной направленности, не являющиеся половым сношением, мужеложством или лесбиянством, а также иными действиями сексуального характера. Диспозиция ст. 135 УК РФ предусматривает возможность совершения как физических, так и интеллектуальных развратных действий. Разграничение физических от интеллектуальных развратных действий нужно осуществлять по признаку «прикосновенности» преступника к телу потерпевшего. Физическими развратными действиями следует считать различные манипуляции с телом потерпевшего за исключением действий:

  1. осуществляемых путем «сексуального проникновения»;
  2. представляющих собой имитацию полового акта.

К интеллектуальным развратным действиям следует относить любые вербальные или конклюдентные бесконтактные действия, не затрагивающие тело потерпевшего.

Еще одним важным моментом является проблема квалификации развратных действий, совершенных с применением насилия. Действующая редакция ст. 135 УК РФ не позволяет верно оценивать такие действия как удержание, связывание, игнорирование чужой воли и т.д. Зафиксированный в диспозиции ст. 135 УК РФ признак «без применения насилия» образовывает некий правовой вакуум, при котором развратные действия, совершенные с применением насилия, не могут квалифицироваться по ч. 1 ст. 135 УК РФ, поскольку этот признак имеет конститутивный характер. Целесообразно ввести в ч. 2 ст. 135 УК РФ квалифицирующий признак — совершение развратных действий с применением насилия или угрозой его применения, исключив при этом из диспозиции ст. 135 УК РФ указание на такой признак, как «без применения насилия». Это даст возможность квалифицировать указанные взаимосвязанные действия в рамках развратных действий.

В качестве критерия, позволяющего отграничить развратные действия от составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 131, 132, 133 и 134 УК РФ, необходимо признать объективную сторону данных преступлений. В случае полового сношения или иных действий сексуального характера с лицом, не достигшим 16 лет, произведенных в присутствии других малолетних лиц, нужно квалифицировать содеянное по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 134, 135 УК РФ.

Хотелось бы обратить внимание на проблему построения системы отягчающих обстоятельств в рамках главы 18 УК РФ. Необходимо видоизменить порядок закрепления квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков в ч. 2 и ч. 4 ст. 135 УК РФ. Помещение квалифицирующего признака, устанавливающего уголовную ответственность за совершение развратных действий в отношении малолетнего потерпевшего, в ч. 2 ст. 135 УК РФ, в то время как способ совершения развратных действий группой лиц по предварительному сговору или организованной группой размещен в ч. 4 ст. 135 УК РФ, привносит путаницу в единообразие толкования и применения уголовного закона. Ситуация, когда в половине составов преступлений, закрепляющих ответственность за половые преступления (ст. ст. 131, 132 УК РФ), возраст потерпевшего вынесен в качестве особо отягчающего признака, а в другой половине этот же возраст учитывается как отягчающий признак, неприемлема.

В квалифицирующем признаке, предусмотренном ч. 5 ст. 135 УК РФ, речь идет о лицах, имеющих судимость и совершивших преступления против половой неприкосновенности в отношении несовершеннолетних. Учитывая понятие половой неприкосновенности и положения ст. 73 УК РФ, предлагаем пересмотреть данный квалифицирующий признак и закрепить в нем формулировку касаемо лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста. Полагаем, что в ч. 5 ст. 135 УК РФ необходимо подразумевать именно эту категорию несовершеннолетних, так как по смыслу ст. 134 УК РФ и ст. 135 УК РФ состояние половой неприкосновенности сохраняется до достижения лицом шестнадцатилетнего возраста.

Развратные действия представляют особую общественную опасность, так как преступное посягательство на половую неприкосновенность лиц, не достигших 16 лет, со стороны взрослых не может оставаться безнаказанным. Серьезность таких преступлений обусловлена нарушением телесной и духовной неприкосновенности, поскольку осуществление действий сексуального характера с несовершеннолетними угнетающе действует на их несформировавшуюся психику и создает опасность причинения вреда здоровью.

Совершение развратных действий в немалой степени обусловлено прежде всего личностью педофила, его биопсихологическими показателями, стойким влечением к детям, невозможностью переориентации преступных установок, что требует наряду с уголовно-правовыми мерами, усиления предупредительных мер [3, с. 90].

Список литературы

  1. Пестерева Ю. С., Ганус А.Ю., Шкодунова М.В. Актуальные проблемы правовой и социальной защиты несовершеннолетних от преступлений, посягающих на половую свободу и половую неприкосновенность // Вестник Омской юридической академии. — 2009. — № 10. — С. 70-74.
  2. Пестерева Ю.С., Симиненко А.Н., Шагланова А.Н. Уголовно-правовая характеристика ненасильственных половых преступлений против несовершеннолетних : учебно-практическое пособие. — Омск : Омская юридическая академия, 2012. — 100 с.
  3. Пестерева Ю.С., Шагланова А.Н. Особенности мотивации лиц, совершивших развратные действия // Психопедагогика в правоохранительных органах. — 2013. — № 4(55). — С. 89–93.