Особенности уголовной ответственности состава преступления, предусмотренного ст. 291.2 УК РФ

№88-1,

юридические науки

В статье рассматриваются вопросы квалификации мелкого взяточничества, какие действия предпринимают правоохранительные органы для уменьшений коррупционных действий, высказываются предложения решении спорных ситуациях в процессе квалификации данного противоправного коррупционного деяния.

Похожие материалы

Проводимые кардинальные преобразования в экономической, политической, социальной и других сферах общественного бытия наряду с позитивными результатами инициировали и негативные процессы в обществе, создали благоприятные условия для ранее неизвестных общественно опасных форм поведения. Среди многочисленных общественно опасных форм поведения особое место занимает коррупция.

Коррупция как массовый негативный распространенный антисоциальный феномен в условиях российской действительности представляет реальную угрозу национальной безопасности государства, тормозит его поступательное прогрессивное развитие. Вредоносность преступлений коррупционной направленности заключается в том, что они подрывают основы государственного управления, дискредитируют органы власти, создают социальную напряженность в обществе, негативно воздействуют на государственные и социальные институты.

В этих условиях особое внимание должно быть уделено организации противодействия преступлениям коррупционной направленности. Законодатель, решая задачу по противодействию указанным общественно-опасным деяниям, расширяет средства правового воздействия, где на ряду с другими использует и уголовное законодательство. Подтверждением этому могут служить нормы об ответственности за коррупционные преступления. Продолжая совершенствовать уголовный закон, законодатель включил в уголовный кодекс Российской Федерации статьи 291.2 «Мелкое взяточничество».

Данная статья в УК РФ введена Федеральным законом от 3 июля 2016 года № 324-ФЗ и включает в себя две части и примечание. Часть 1 сформулирована как: «Получение взятки, дача взятки лично или через посредника в размере, не превышающем десяти тысяч рублей» (основной состав). В части второй предусматривается ответственность за «те же деяния, совершенные лицом, имеющим судимость за совершение преступлений, предусмотренных статьями 290, 291, 291.1 настоящего Кодекса либо настоящей статьей» (квалифицированный состав).

Деяние, указанное в части первой, наказывается штрафом в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода, осужденного за период до трех месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до одного года.

Законодатель данную статью сопроводил примечанием, в котором предусмотрел обстоятельства освобождения от уголовной ответственности и изложил его следующим образом: «лицо, совершившее дачу взятки в размере, указанном в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления и либо в отношении его имело место вымогательство взятки, либо это лицо после совершения преступления добровольно сообщило в орган, имеющий право возбудить уголовное дело о даче взятки».

Проведенное исследование показало, что за рассматриваемое преступное деяние законодатель предусматривает: во-первых, более мягкое наказание по сравнению со статьями 290, 291 и 291.1 УК РФ; во-вторых — относится к преступлениям небольшой тяжести, так как срок лишения свободы в санкции части 1 статьи 291.2 УК РФ не превышает одного года, а в части 2 — трех лет, что является юридически значимым обстоятельством при определении степени общественной опасности совершенного деяния, избрании меры пресечения в отношении подозреваемого (обвиняемого), а также для назначении наказания.

Остается дискуссионным вопрос о квалификации действий взяткодателя в случае передачи им денежных средств в размере, не превышающем 10 тыс. рублей, за незаконное бездействие должностного лица. Характерными примерами таких преступлений являются факты передачи сотрудникам ГИБДД либо миграционных подразделений взяток за освобождение от административной ответственности. Ранее, до внесения изменений в уголовный закон, такие действия квалифицировались по части 3 статьи 30, части 3 статьи 291 УК РФ как покушение на дачу взятки за совершение заведомо незаконных действий (бездействие), которые относились к категории тяжких преступлений и, следовательно, заслуживали более сурового уголовного наказания. В настоящее время судебная практика формируется по пути квалификации данного вида преступлений по части 3 статьи 30, статье 291.2 УК РФ как покушение на мелкое взяточничество.

Подобные примеры вызвали многочисленные вопросы со стороны правоприменителей. Неясность возникает при оценке противоправных деяний в виде коммерческого подкупа на сумму, не превышающую десяти тысяч рублей, или получение взятки, дача взятки в размере, не превышающем десяти тысяч рублей, если эти деяния совершены при наличии квалифицирующих признаков, указанных соответственно в статьях 204 либо 290 и 291 УК РФ? В попытке разрешить возникшие недопонимания, Верховный Суд РФ отметил «специальность» норм статей 204.2 и 291.2 УК РФ по отношению к нормам статей 204, 290 и 291 УК РФ и указал, что они не предусматривают такого условия их применения, как отсутствие квалифицирующих признаков преступлений, предусмотренных частями 2—4, 6—8 статьи 204, частей 2—6 статьи 290 или частей 2—5 статьи 291 УК РФ.

На основании этого коммерческий подкуп на сумму, не превышающую 10 тыс. рублей, получение взятки, дача взятки в размере, не превышающем 10 тыс. рублей, влекут ответственность по части 1 статьи 204.2 либо по части 1 статьи 291.2 УК РФ в независимости от времени совершения (до 15 июля 2016 г. или после этой даты); действий (законны или незаконны), которые совершены; состава участников (единолично или группой лиц) и других квалифицирующих признаков коммерческого подкупа и взяточничества. Кроме того, Верховный Суд РФ уточняет, что мелкий коммерческий подкуп или мелкое взяточничество, совершенное после 15 июля 2016 года лицом, имеющим судимость по соответствующим статьям, влекут ответственность по части 2 статьи 204.2 либо по части 2 статьи 291.2 УК РФ.

Примером может служить приговор в отношении гр. Ю., обвиняемого в совершении преступления в марте 2017 года, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 1 статьи 291.2 УК РФ. Гр. Ю., управляя транспортным средством, явно нарушая требования Правил дорожного движения, был остановлен находящимися при исполнении служебных обязанностей старшими инспекторами ДПС, которыми в свою очередь были выявлены административные правонарушения со стороны гр. Ю., предусмотренные статьями 12.6, 12.20, 12.36.1 КоАП. С целью избегания административной ответственности, осознавая, что инспектор ДПС является должностным лицом и исполняет служебные обязанности, путем дачи взятки решил побудить последнего отказаться от выполнения возложенных на него обязанностей и совершить заведомо незаконное бездействие. Гр. Ю., находясь на переднем пассажирском сиденье патрульного автомобиля, осознавая, что им допущены административные правонарушения, за которые он может быть привлечен к административной ответственности, имея умысел на мелкое взяточничество, действуя умышленно, будучи предупрежденным об уголовной ответственности своих действий, с целью дачи взятки должностному лицу — старшему инспектору ДПС, находящемуся при исполнении своих должностных обязанностей, за совершение им заведомо незаконных действий (бездействия), то есть за несоставление материала об административном правонарушении с целью избегания установленной законом ответственности, действуя умышленно, положил на пластиковую панель между водительским и передним пассажирским сиденьем денежные средства в размере 1 тыс. рублей, предложив инспектору службы ДПС принять их в качестве взятки за совершение заведомо незаконного бездействия, однако действия гр. Ю. не были доведены до конца по независящим от него обстоятельствам, так как инспектор данную взятку не принял.

Проблему перед правоприменителями представляет также оценка рассматриваемого противоправного деяния как полноценного состава мелкого взяточничества либо оценка его как покушение на данные охраняемые законом общественные отношения. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 года № 24 разъясняет в пункте 12, что в случае отказа в принятии взятки или предмета коммерческого подкупа должностному лицу или лицу, осуществляющему управленческие функции в коммерческой организации, действия лица, непосредственно передающего, подлежат квалификации как покушение на преступление, а если установленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, действия которых непосредственно направлены на их передачу или получение, содеянное следует квалифицировать как покушение на дачу либо получение взятки, на посредничество во взяточничестве или коммерческий подкуп.

Введение данной статьи, как видится, породило множество проблем и вызвало неоднозначную оценку, как со стороны ученых, так и практиков. По нашему мнению, подобные нововведения в уголовное законодательство не в полной мере способствуют совершенствованию противодействия взяточничеству и требуют тщательной и планомерной переработки.

Таким образом, говоря о проблемах взяточничества, следует уделить внимание различию физического посредничества во взяточничестве от дачи взятки. Современный УК РФ закрепляет основной состав посредничества и предусматривает две его формы:

  • физическое посредничество;
  • интеллектуальное посредничество.

На наш взгляд, проблема данного разграничения состоит в следующем:

  • во-первых, физический посредник и взяткодатель принимают участие во вручении самой взятки должностному лицу. Разница состоит лишь в том, что взяткодатель дает, а посредник передает.
  • во-вторых, взяткодатель может не преследовать собственной пользы от действий или бездействий от должностного лица, а служить обычным передатчиком в интересах третьего лиц

Список литературы

  1. Федеральный закон от 03.07.2016 N 324-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // "Собрание законодательства РФ", 04.07.2016, N 27 (часть II), ст. 4257.
  2. Гармаев Ю.П., Степаненко Д.А., Степаненко Р.А. Особенности расследования преступлений, связанных с посредничеством во взяточничестве и коммерческом подкупе // СПС КонсультантПлюс. 2017 (Дата доступа 05.07.2018).
  3. Приговор от 30 июня 2017 г. по делу № 1-25/2017 // СПС КонсультантПлюс. 2017 (Дата доступа 05.07.2018).