Мотив путешествия, двоемирие и образ любопытного ребёнка

№107-1,

филологические науки

Статья представляет собой опыт сопоставительного анализа романов-сказок Л. Кэрролла "Алиса в Стране чудес" и "Алиса в Зазеркалье" и рассказа Ф.К. Дика "Прибыльное дельце".

Похожие материалы

Ключевые теоретические понятия настоящего исследования — мотив и двоемирие. Авторы, к творческому наследию которых мы обратимся, — Льюис Кэрролл и Филип Киндред Дик.

***

Решающий вклад в разработку проблемы мотива в мировом литературоведении внёс А. Н. Веселовский. Выдающийся учёный определил данный термин как «простейшую повествовательную единицу». В самом общем виде концепция Веселовского, не утратившая актуальности вплоть до сегодняшнего дня, сводится к тому, что сюжет произведения являет собой комбинацию нескольких мотивов (иначе говоря, мотивы есть не что иное, как «строительный материал» сюжетов).

Существуют древнейшие и наиболее распространённые мотивы, которые можно назвать универсальными, «сквозными» для общечеловеческой культуры. К таковым, несомненно, относится мотив странствия, путешествия. Путешествие обычно совершается не просто так, но с какой-либо заранее заданной целью. Так, Гильгамеш пускается в путь ради обретения бессмертия, Энкиду идёт в царство теней с целью возвратить барабан своего друга. Одиссей скитается из-за преследующего его божественного гнева. В эпизоде с циклопом Полифемом, когда герой представляется как Никто, отчётливо виден символизм гомеровской поэмы (а также мифа, на котором она основана): в ходе горестных и опасных блужданий властитель Итаки теряет индивидуальность. Его возвращение домой — символический акт нового обретения утраченного имени, своего подлинного лица. Подобное происходит и с главным героем повести А. П. Платонова «Сокровенный человек»: «… Пухов весь запаршивел... и забыл, откуда и куда ехал и кто он такой». Однако в финале Фома Егорыч, надолго позабывший смысл личного бытия и перенёсший множество тяжёлых испытаний, постигает истину, которая — в слиянии с Космосом.

Схему «поиск-обретение» использует Ф. Рабле в двух последних томах «Гаргантюа и Пантагрюэля»: Панург и вся компания «пантагрюэлистов» кочуют по морю в поисках оракула Божественной Бутылки. Поиски завершаются успехом, хотя «священное слово» Бутылки оказывается крайне расплывчатым (что, впрочем, вполне укладывается в особенности насквозь иронической раблезианской поэтики).

За время своей поездки герой-рассказчик А. Н. Радищева обретает «сакральное» знание (сакральное, разумеется, в политическом плане): понимание глубокого несовершенства государственной системы. Изменить порочный уклад, по Радищеву, возможно не через восстание (автор отрекается от прежнего своего радикализма, которым проникнута написанная ранее ода «Вольность»), но посредством ненасильственного распространения знаний. Не ожесточённый кровопролитный бунт, но просвещение — вот по-настоящему опасный враг тирании.

В новелле Н. Готорна «Молодой Браун» показано странствие, увенчавшееся скорее утратой, нежели обретением: главный герой навсегда теряет душевный покой, болезненно расставаясь с оптимистическими представлениями о сущности человека. Случайно попав на жуткий сатанинский праздник и узрев людские пороки, в будничной жизни умело скрываемые под маской лицемерия, он более не способен доверять окружающим. После смерти Брауна на его могильном камне не остаётся слов надежды.

***

Двоемирие — одна из важнейших черт романтической эстетики. Двоемирие — это оппозиция двух универсумов, которые мы условно определим как «привычную повседневность» и «необычный мир». Необычность другого мира может быть показана сквозь разные призмы: экзотические (для европейца или американца) страны, мир волшебства, иная эпоха (чаще всего Средневековье). Романтический герой как исключительная личность тесно связан с «необычный миром».

Покинув историческую арену, романтизм отнюдь не канул в пропасть забвения, но оплодотворил последующие литературные направления. Романтическое двоемирие оставило глубокий след в дальнейшей художественной традиции.

***

В 1865 году вышла в свет знаменитая книга Л. Кэрролла «Алиса в Стране чудес» (англ. «Alice’s Adventures in Wonderland»). Позже, в 1871 году, Кэрролл создал продолжение под названием «Алиса в Зазеркалье» (англ. «Through the Looking-Glass, and What Alice Found There»). Оба произведения, изначально рассчитывавшиеся на маленьких читателей, впоследствии вошли в круг взрослого чтения. Нарративная структура обоих текстов конституирована принципом двоемирия: если в первой книге Алиса попадает в мир, где нет привычной логики, через кроличью нору, то во второй — через зеркало. «Генератором» такого «перешагивания порога» служит любопытство девочки. Любознательный ребёнок — это светлый авторский идеал.

Мотив путешествия у Кэрролла взаимосвязан с образом ребёнка и самой концепцией абсурдного содержания: «метания» Алисы по волшебным вселенным служат композиционным «подспорьем» для развёртывания всё новых причудливых, фантасмагорических, если угодно, «психоделических» эпизодов-ситуаций.

***

В 1950-х гг., когда научная фантастика пользовалась огромной популярностью, опыт Кэрролла частично повторил американский писатель Ф. К. Дик. Речь идёт о рассказе «Прибыльное дельце» (другой вариант перевода — «Рынок сбыта», оригинальное название — «Captive Market»). Рассказ носит выраженный сатирический характер: Дик высмеивает меркантилизм, духовное убожество, порождаемое неуёмной жаждой наживы. Сюжетная канва произведения такова: Эдна Бетесон, пожилая владелица магазина, однажды случайно обнаружила разлом во времени, и только у неё есть возможность путешествовать туда и обратно. Каждую субботу предпринимательница ездит к тому месту, где пролегает граница между настоящим и будущем. В недалёком будущем мир пережил третью мировую войну, и горстка уцелевших ремонтирует чудом сохранившуюся ракету, чтобы покинуть ставшую малопригодной для жизни Землю. Эдну Бетесон интересует исключительно возможность заработать, продавая людям из будущего всё необходимое для ремонта и полёта. Финал рассказа для неё оказывается счастливым: готовая, казалось бы, к полёту ракета после неудачного старта вновь выходит из строя, и выжившие опять нуждаются в услугах Бетесон, за которые вынуждены платить весьма и весьма щедро.

В рассказе повествуется лишь об одной поездке предпринимательницы. Её внук Джекки, горящий любопытством узнать, куда бабушка ездит с кучей товаров каждую субботу, тайком забирается в грузовую машину, становясь своеобразным «пассивным путешественником». Правда, в отличие от бабушки, к «реставраторам» ракеты ребёнок не попадает: при достижении места временного разлома автомобиль исчезает, а мальчик падает на землю, и к нему спешат сотрудники коммунальных служб. Возможны как минимум две трактовки того, что произошло с Джекки: либо он попросту не смог по какой-либо причине проникнуть во «временную дыру», либо же попал в какое-то иное, «третье» измерение времени (намёком на это служит странная униформа «коммунальщиков» — одежда военного образца).