Семантика возмездия в балладе В. А. Жуковского "Мщение"

№107-1,

филологические науки

В статье даются общие представления о романтизме как литературном направлении. Указываются национальные особенности русского романтизма. Анализируется семантика возмездия в балладе В. А. Жуковского "Мщение".

Похожие материалы

1

Романтизм — художественное направление, возникшее в западном искусстве на изломе XVIII-XIX столетий. Главной причиной формирования романтической эстетики стала вспыхнувшая в 1789 году Великая французская революция, события и идеалы которой взбудоражили умы всей Европы. Теоретики и практики романтизма провозгласили высшей ценностью свободу — свободу не столько политическую, сколько творческую. С их деятельностью связан закат эпохи нормативной поэтики и рождение ненормативной поэтики — поэтики, лишённой множества строгих рамок и непреложных шаблонов, дающей несравненно большие, чем прежде, возможности для выражения авторской индивидуальности (о проблеме нормативной/ненормативной поэтики см. также: [1, с. 17]).

Фундаментальный вклад в становление литературного романтизма внесли такие выдающиеся немецкие авторы, как братья А. и Ф. Шлегели, Л. Тик, Г. Гейне, Ф. фон Харденберг (творческий псевдоним Новалис), Э. Т. А. Гофман, Г. фон Клейст. Кроме того, в данном контексте следует упомянуть имена И. Гёте и В. Вакенродера. Интересно, что поистине грандиозные интеллектуальные и культурные достижения, прославившие Германию того времени, парадоксальным образом «уживались» с её политической раздробленностью, социальной и экономической отсталостью.

Одна из ключевых доминант романтизма — двоемирие, т.е. резкое противопоставление привычной реальности и «другого» мира. «Иной» Универсум предстаёт в различных ипостасях: некая далёкая, «экзотическая» страна, другая эпоха (например, Средние века или Античность), вымышленная, фантастическая вселенная. «Потусторонний» мир может обладать как глубоко положительными, «светлыми» чертами, так и, напротив, чертами мрачными, зловещими.

Принцип двоемирия определяет характерную для романтизма концепцию личности. Романтический герой — герой исключительный, отмеченный печатью инобытийности. «Балансируя» между «здешней» и «другой» реальностями, он в большей степени принадлежит последней.

Литературоведы выделяют два основных типа романтического героя:

  1. Пламенный мечтатель (обычно юноша), искренне верящий во всесилие Истины, Добра и Красоты;
  2. Разочаровавшийся в былых идеалах и надеждах человек (как правило, зрелого возраста), мучительно страдающий из-за осознания неоправданности прежнего оптимизма, духовно опустошённый, уже не ценящий личной свободы и даже стремящийся к затворничеству (этот тип характерен для более поздних стадий развития романтизма).

Следует также заметить, что писатели-романтики (в противовес нормативной поэтике классицизма) доверяли чувствам, страстям со всеми их противоречиями, а не сухому, холодному разуму.

В отечественной филологии принято выделять следующие этапы эволюции русского романтизма: начальный (1801-1815), этап зрелого романтизма (1816-1825), период последекабрьского развития (начиная с 1826 года). Впрочем, данная периодизация весьма условна и схематична.

Огромное влияние на эстетику романтизма в России оказали Отечественная война 1812 года, события которой вызвали всплеск антикрепостнических настроений, и жестоко подавленное выступление декабристов.

2

Одним из «отцов-основателей» русского романтизма по праву считается Василий Андреевич Жуковский (1783-1852) — великий поэт, переводчик, литературный критик и педагог, автор слов гимна Российской империи «Боже, царя храни!».

В творческом наследии В. А. Жуковского важное место занимает жанр баллады. Мы полагаем целесообразным дать о нём общие представления. Обратимся к словарю: «Баллада — повествовательная песня с драматическим развитием сюжета, основой которого являются необычный случай, один из видов лиро-эпической поэзии. В основе баллады — необыкновенная история, отражающая сущностные моменты взаимоотношений человека и общества, людей между собой, важнейшие черты человека[2]».

Перу Жуковского принадлежат более двадцати баллад. Интересно, что значительная их часть являет собою перевод произведений иностранных поэтов. Впрочем, перевод этот зачастую бывает весьма и весьма вольным, что даёт основание рассматривать подобные творения скорее как оригинальные, переосмысленные, нежели просто «переложенные» на русский язык.

Сквозная тема в балладах Жуковского — тема «преступления и наказания», «предательства» универсальных нравственных норм и возмездия за такую «измену». Источником кары выступает, как правило, некая всемогущая надличностная сила (к примеру, Бог, Судьба, какое-либо инфернальное создание).

Наше внимание привлекла семантика возмездия в балладе «Мщение». Названная баллада датируется 1816 годом и является переводом-переработкой произведения Л. Уланда (название оригинала — Die Rache). Приведём полный текст данного произведения:

«Изменой слуга паладина убил:
Убийце завиден сан рыцаря был.
Свершилось убийство ночною порой –
И труп поглощён был глубокой рекой.

И шпоры и латы убийца надел
И в них на коня паладинова сел.
И мост на коне проскакать он спешит:
Но конь поднялся на дыбы и храпит.

Он шпоры вонзает в крутые бока:
Конь бешеный сбросил в реку седока.
Он выплыть из всех напрягается сил:
Но панцирь тяжёлый его утопил».

Как видим, сюжет баллады в целом незамысловат. Небольшой объём произведения, «компактность» его нарративной структуры позволяют с особой степенью отчётливости «разглядеть» задействованные автором приёмы воплощения мотива возмездия.

Самолюбивый слуга совершил подлое убийство благородного господина-рыцаря и «примерил» на себя его одеяние, одеяние, которого не заслужил. Однако конь убиенного не принял нового всадника («...конь поднялся на дыбы и храпит...| Конь бешеный сбросил в реку седока)», из-за чего злодей утонул. «Строптивость» коня, падение в реку, тяжесть доспехов обстоятельства, стечение которых погубило преступника. Эти мнимые случайности в своей совокупности служат проводником высшей воли. Поэт не называет сверхъестественного вершителя справедливой кары, однако его фигура подспудно присутствует в содержании баллады. «Размытость» этого образа позволяет читателю интерпретировать его в соответствии с собственной религиозно-мировоззренческой позицией (Бог, Аллах, Яхве, Фатум, карма, неуспокоенный дух умершего от рук бесчестного слуги рыцаря и т.д.). Обозначенная широта трактовки, к слову, перекликается с программным постулатом рецептивной эстетики («эстетики восприятия»): «Текст не равен самому себе. Если форма его всегда неизменна, то содержание и смысловое наполнение могут варьироваться в зависимости от множества субъективных факторов» [3].

В заключение хотелось бы отметить, что семантика возмездия встречается и в современной русской литературе. Так, очень интересна в этом плане повесть Виктора Пронина «Женщина по средам» (1995), впоследствии экранизированная С. С. Говорухиным.

Список литературы

  1. Соловьёва Н. А. История зарубежной литературы XIX века: Учеб. пособие / Н. А. Соловьёва, В. И. Грешных, А. А. Дружинина и др.; под ред. Н. А. Соловьёвой. — М.: Высшая школа, 2007. — 656 с.
  2. Шaбaнoвa H.A. Cлoвapь литepaтypoвeдчecких тepминoв — Интa, Pеспyбликa Koми, 2008 г.
  3. Борев, Ю. Б. Эстетика: Учебник/Ю.Б. Борев — М.: Высшая школа., 2002. — 511 с.