П. Мериме, У. Гибсон и архетип роковой женщины

№107-1,

филологические науки

В статье предпринят сопоставительный анализ двух художественных текстов разных эпох — "Кармен" П. Мериме и "Отель "Новая роза"" У. Гибсона. В центре внимания — архетипический образ роковой женщины, ключевой для содержания названных произведений.

Похожие материалы

В современном литературоведении наибольшее внимание уделяется произведению, тексту как таковому со всеми его особенностями (до этого долгое время в фокусе филологии оставались феномен литературного процесса или же социально-политические детерминанты, обусловившие содержание художественных высказываний). В комплексе вопросов, соотносимых с теорией произведения («учением о произведении») одно из главных мест занимает проблема порождения текста. Общепринятым является постулат о том, что в творческом акте взаимодействуют два начала: рациональное и иррациональное. Первое из них связано с авторской волей, второе — с неосознанным воспроизведением архетипов — инвариантных компонентов, что существуют в индивидуальном и коллективном бессознательном. Обозначенный «симбиоз» определяет уникальность каждого отдельно взятого художественного высказывания.

Архетипы бывают как этнонациональные, «локальные», так и универсальные, общечеловеческие. Архетип роковой женщины, несомненно, относится ко второй категории. Мы рассмотрим его воплощение в двух литературных произведениях, созданных в разные эпохи и на разных языках (французском и английском), в рамках разных творческих методов (реализм и научная фантастика). Своей задачей мы полагаем под слоем индивидуального обнаружить всеобщее.

Для начала, думается, следует дать краткую характеристику интересующего нас архетипического образа. Можно без тени сомнения утверждать, что это образ амбивалентный: роковая женщина привлекательна и опасна одновременно. Её чарам невозможно противиться, но они рано или поздно приведут к несчастью. Роковая женщина непредсказуема, в ней слиты воедино притягательный ангел и жестокое чудовище. Отметим: само прилагательное «роковая», семантически связанное с категорией судьбы, имеет ощутимый метафизический налёт.

Назовём имена интересующих нас героинь: Кармен (П. Мериме) и Сенди (У. Гибсон). Мы обратимся к двум художественным текстам: «Кармен» и «Отель “Новая роза”».

***

Новелла «Кармен» (фр. «Carmen»), одно из известнейших творений Проспера Мериме, была написана и опубликована в 1845 году. В основе сюжета названного произведения — история трагической любви Хосе Лисаррабенгоа. Будучи членом Альмансского кавалерийского полка, этот баск был распределён в охрану севильской табачной фабрики. Там состоялось его знакомство с цыганкой Кармен (полное имя — Карменсита). Вскоре он впервые ощутил на себе воздействие сладких, но губительных чар девушки: взятая под стражу Кармен заставила его помочь ей в побеге, и Хосе как сообщник преступницы предстал перед военным судом. Дальнейшие свидания с цыганкой, состоявшей, как выяснилось, в группе контрабандистов, однажды привели к драке, в ходе которой от рук Хосе погиб его сослуживец. Вчерашний солдат стал бандитом, и теперь у него не было пути назад. История любви окончилась трагически: Хосе из-за ревности убил разлюбившую его Кармен, после чего сдался властям. Ему вынесли смертный приговор.

Перед обаянием Кармен невозможно устоять. В тексте встречаются прямые намёки на её демонизм. Погибая, Кармен губит и Хосе. (Можно провести некоторую параллель с образом Венеры Илльской из одноимённой новеллы того же автора, написанной десятью годами ранее).

В образе Кармен видна исключительность, что, несомненно, обусловлено влиянием романтизма. Однако это — лишь «верхний слой». Более глубокий исследовательский взгляд, основывающийся на психоаналитической методологии, позволяет различить архетип роковой женщины, женщины привлекательной и опасной, наделённой ангельскими и демоническими чертами. Отнюдь не удивительно, что образ Кармен для мировой культуры по сей день остаётся знаковым: существует великое множество интерпретаций творения Мериме в самых разных областях художественной деятельности (новелла, например, вдохновила Ж. Бизе на создание одноимённой оперы).

***

Уильям Гибсон — известный писатель-фантаст, отец-основатель такого направления современной фантастики, как киберпанк. Его тексты и произведения близких ему по духу авторов (в первую очередь Б. Стерлинга) на рубеже 1970-х-1980-х гг. заложили основы стремительно набравшего популярность направления. Влияние киберпанка прослеживается в массовой культуре как Запада, так и Востока. Киберпанковскую вселенную отличает высочайший уровень развития информационных технологий и виртуальной реальности, а также порождённые неудержимым цифровым прогрессом многочисленные негативные явления (социальное неравенство, рост преступности, кровопролитные войны, попрание человеческих прав и свобод, тотальная коррупция и безнаказанность правящих кругов, возникновение не существовавших прежде болезней и т.д.).

Рассказ У. Гибсона «Отель “Новая роза”» (англ. «New Rose Hotel») увидел свет в первой половине 1980-х гг. В рассказе описывается мир будущего, в котором всем «заправляют» огромные транснациональные корпорации, подчинившие себе государственные структуры и не боящиеся нарушить закон ради коммерческой выгоды. Композиция произведения ретроспективна: главный герой, прячущийся в капсуле японского отеля под открытым небом, вспоминает предшествующие события. В основе интриги — борьба двух корпораций за чрезвычайно ценного учёного. Герой-рассказчик и его приятель Фокс наняты одной компанией для переманивания и похищения этого сотрудника у корпорации-конкурента. Сенди, метиска (наполовину европейка, наполовину японка), выступает посредником, её задача — «охмурить» учёного, чтобы он согласился стать перебежчиком (выйти из-под «опеки» могущественных корпораций не так-то просто). Во время подготовки к выполнению задания между героем и Сенди завязываются любовные отношения. Они описаны достаточно подробно: «Я мог войти в тебя, когда ты спала. Ты всегда была готова. Видеть, как твои губы складываются в мягкое округлое "о" удивления. Твоё лицо готово утонуть в пухлой белой подушке...». (В экранизации рассказа, снятой в 1990-е гг. А. Феррарой, «постельных» сцен, нередко весьма откровенных, впрочем, тоже немало).

Когда кажется, что задание выполнено и можно почивать на лаврах, выясняется, что Сенди — «двойной агент». Её перевербовали, и она блестяще провела свою хитроумную и коварную игру. Теперь рассказчик подлежит уничтожению. Ему удалось найти временное пристанище в отеле с пафосным названием «Новая роза», но преследователи вот-вот выследят его. В отличие от Кармен, Сенди не погибла, она просто исчезла из жизни героя, нанеся на прощание смертельный удар. Формально финал остаётся открытым, но читатель прекрасно понимает, что рассказчик обречён: «...вертолет "Хосаки" (название одной из противоборствующих корпораций А. С.) вернулся. Огни погашены: он охотится в инфракрасных лучах, нащупывая теплую плоть. Приглушенный вой — это он разворачивается в нескольких сотнях метров, поворачивает к нам, к "Новой розе"». Однако, несмотря ни на что, рассказчик, как он сам признаётся, не в состоянии осудить любимую.

Как и Кармен, Сенди очень таинственна: у неё есть огромное количество историй, и все они — ложь. Сенди как бы примеряет маски, она искусная обманщица. Искусная и обворожительная. С Кармен её роднит также принадлежность к преступному миру (криминал в данном случае подан в изящной киберпанковской «обёртке»).

***

Сформулируем выводы исследования. П. Мериме и У. Гибсон, придерживаясь разных эстетических канонов, в совершенно разном антураже (нищая Испания у Мериме и мир будущего, в котором бурно развиваются технологии, но глобализация со всеми её негативными последствиями зашла слишком далеко, у Гибсона) воспроизвели древний инвариантный праобраз Девы-искусительницы.