Поэтика как авторский код (на примере романа Ф.С. Фицджеральда «Ночь нежна»)

NovaInfo 16
Опубликовано
Раздел: Филологические науки
Просмотров за месяц: 12
CC BY-NC

Аннотация

Статья посвящена вопросам научных интерпретаций термина «поэтика». Проанализированы характерные особенности разновидностей понятия, дан краткий обзор истории становления и развития термина. Особое внимание обращается на поэтику Ф.С. Фицджеральда. В статье рассмотрены особенности поэтики романа «Ночь нежна». Автор делает вывод о автобиографизме и связи сюжета романа с эпохой его создания. Статья носит актуальный характер ввиду того, что научное восприятие романа «Ночь нежна» в преобладающем большинстве определяется штампами и стереотипами критики советского периода.

Ключевые слова

МЕТАТЕКСТ, ПОЭТИКА, ТЕОРИЯ ПОЭЗИИ, ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ

Текст научной работы

Поэтика — это термин, завоевавший большую популярность в науке последних лет. Как особая область знания поэтика возникла в древнейшие времена, вероятно, когда появилось первое произведение, «а может быть, и сказано первое слово» [1, с. 17]. Поэ́тика — это также теория поэзии, наука, изучающая поэтическую деятельность, её происхождение, формы и значение, — и шире, законы литературы вообще. В более широком смысле поэтика — раздел теории литературы, трактующий на основе определенных научно-методологических предпосылок вопросы специфической структуры литературного произведения, поэтической формы, техники (средств, приемов) поэтического искусства [2]. Общей чертой поэтик всех направлений остается то, что все они подходят к художественной литературе под углом зрения её специфики, стремясь дать теорию поэтического искусства то в порядке установления научно обоснованных эстетических норм, то как догматической декларации творческих принципов, то в виде эмпирического анализа поэтической структуры, то, построения истории развития литературных форм.

Основоположником поэтики считается Аристотель. Его первым развернутым систематическим трудом по поэтике нужно считать «Поэтику» появившуюся на почве довольно развитых теоретических представлений в условиях оживленной борьбы критических мнений. Начиная с раскрытия сущности поэтического искусства, Аристотель последовательно проводит свой анализ (в дошедшей до нас части — на материале трагедии и эпоса) через все стороны поэтической структуры, вплоть до языка [2].

В современной исследовательской литературе термин «поэтика» употребляется в трех значениях. Поэтика, в узком смысле, изучает «литературность», «превращение речи в поэтическое произведение и систему приемов, благодаря которым это превращение совершается» [3, с. 81]. Более широкое понимание «предполагает изучение не только речевых, но и других структурных моментов художественного текста» [4, с. 3]. Встречается также точка зрения на поэтику как на раздел общей эстетики и, таким образом, поэтика относится уже не только к сфере литературы, но и ко всему искусству в целом [1, с. 255–262]. В процессе работы над произведением автором постоянно осуществляется рефлексия над творчеством. «Авторский код в наибольшей полноте содержится в метаязыке поэтического текста и выявляется в процессе анализа рефлексии, то есть самоинтерпретации, которая осуществляется поэтом на протяжении всего творчества, причем не всегда осознанно» [5, с. 18]. Поэтому важно «вертикальное» прочтение текста, когда — эксплицируются некоторые маргиналии, такие, как оговорки, умолчания, семантические жесты, касающиеся творчества, языка, поэтики.

Если рассматривать творчество как текст, то определяется иерархия метатекстов и метапоэтических текстов. Она выявляется в системе горизонтального и вертикального прочтения текста. Горизонтальное осуществляется при экспликации метатекста, вертикальное дает возможность выявить имплицитно выраженные структуры метатекста через экспликацию гармонических вертикалей текста. При этом очень важен авторский комментарий поэта, маргиналии к тексту. Существуют целые поэтические направления, в которых намечается наличие эксплицированных поэтических текстов, которые в рамках «школы» представлены как единый текст со сложной внутренней иерархической структурой.

Итак, поэтика это код автора, имплицированный или эксплицированный в текстах о художественных текстах, «сильная» гетерогенная система систем, включающая частные метапоэтики, характеризующая антонимичным соотношением научных, философских, художественных посылок» [5, с. 35]. Объектом ее исследования является словесное творчество, целью работа над материалом, языком, раскрытие тайны мастерства. Поэтика характеризуется объективностью, достоверностью, является сложной, исторически развивающейся системой, энциклопедизмом как проявлением энциклопедизма личности художника.

Термин «поэтика» иногда переносится на сам объект изучения, например «пушкинской поэтики», «поэтики Шекспира» и т.п. В данном случае объектом исследования является поэтика Фрэнсиса Скотта Фицджеральда. В сознании современников Фицджеральд был не просто писателем, но живой легендой, воплощением духа времени, кумиром американской молодежи 20-х годов ХХ века, которая видела в нем блистательного выразителя собственного мироощущения. Даже сегодня американская критика продолжает именовать его «дитя бума», «сын эпохи просперити», «лауреат джазового века» и т.п. Основанием для подобных эпитетов послужили как книги, так и жизнь писателя, складывавшаяся в соответствии со стандартами «эпохи джаза». В своем творчестве Ф.С. Фицджеральд без лишних деталей, представляет жизнь среднестатистических американцев — не украшает её, но подает реальность такой, какая она есть.

Творчество Фрэнсиса Скотта Фицджеральда — одна из самых ярких и впечатляющих страниц в американской литературе ХХ столетия. Именно произведения Фицджеральда открыли её второй (первый связан с творчеством американских романтиков) золотой период, который приходится на двадцатилетие между двумя мировыми войнами, когда, по общему признанию, она достигла своего высшего расцвета.

Разумеется, дело не в одной хронологии. Фицджеральд был не только по времени первым в плеяде американских романистов, выдвинувшейся в межвоенное двадцатилетие, и представленной такими именами, как Э. Хемингуэй, У. Фолкнер, Т. Вульф, рядом с которыми продолжали творить писатели старшего поколения — Т. Драйзер, С. Льюис, Ш. Андерсон. Необычайно тонкий и чуткий художник, Фицджеральд первым уловил в жизни современной ему Америки и воплотил в неувядающих, исполненных редкого поэтического обаяния образах многие явления, которые определили облик страны на новом историческом рубеже. Первым в отечественной литературе он заговорил от имени поколения, вступившего в жизнь после первой мировой войны, выразив его чаяния, разочарования, умонастроения [6].

Книги Фицджеральда трагичны, как трагично его мироощущение и творческое сознание. Критики обычно возводят истоки этого трагизма к двум моментам: обстоятельствам чисто личного, биографического плана и к идеологии так называемого «потерянного поколения». И то, и другое нашло отражение в его произведениях. В творчестве Фицджеральда, в том числе и в его романе «Ночь нежна», отразилась общая идеологическая ломка, характерная для духовной жизни Америки в период между двумя мировыми войнами. До Первой мировой войны сознание американской интеллигенции было ориентировано на буржуазно-демократическую идеологию и просветительскую этику. Благородное прошлое страны воплощалось в монументальных фигурах Вашингтона, Джефферсона, Адамса, Хэнкока, а родоначальником американской нравственности, науки и искусства почитался Франклин. «Отцы-основатели» нового государства заложили основы общества, в котором, как им казалось, человеку было гарантировано его естественное и неотчуждаемое право на свободу, равенство и стремление к счастью. Свобода и равенство в этой триаде играли подчиненную роль. Они должны были способствовать реализации стремления к счастью. Но именно здесь обнаруживала себя буржуазная ограниченность благородного просветительского идеала. Очень быстро в американском сознании выкристаллизовалось понимание счастья как материального успеха. Понятие счастья приравнивалось к понятию богатства.

Значительность достижений Ф.С. Фицджеральда как художника в «Великом Гэтсби» и «Молодом богаче» есть в полной мере результат тончайшего переплетения в них личного и социального. При этом понимание социального не ограничено у Фицджеральда непосредственным воздействием на личность окружающего мира, тем, что обычно именуется давлением обстоятельств. Оно предельно расширено и включает всю историю нации, ее общественные идеалы и нравственные ценности, как прокламируемые с политической трибуны, так и выдвигаемые всем ходом общественного развития [6].

Своеобразие художественного метода Фицджеральда неоспоримо. Он выступил первооткрывателем не только в сфере социального видения и проблематики, но и в области поэтики. Среди крупных американских писателей XX века он первым начал развивать в своем творчестве принцип лирической прозы и, тем самым, стал зачинателем одного из наиболее плодотворно развивавшихся прозаических жанров нашего времени. Творческие искания Фицджеральда в этой области немало содействовали становлению ряда виднейших американских романистов, как мастеров лирической прозы. Среди них, прежде всего, — Хемингуэй и Томас Вулф. С годами значение его художественного опыта для американской литературы неуклонно возрастало.

Отзвуки семейных конфликтов писателя особенно остро чувствуются в романе «Ночь нежна» (Tender is the Night, 1934). В разгар его написания разразился кризис 1929 гогда. Иллюзии «века джаза» рассеялись. Как самокритично отметил сам Фицджеральд, «самой дорогой оргии в истории пришел конец» [2, с. 57]. Наступили «красные тридцатые».

Роман написан рукой тонкого психолога. Фицджеральд так определил его тему: «Роман о нашем времени, показывающий крушение прекрасного человека…» [2, с. 104]. Перед нами талантливая, творческая личность, плененная миром богачей. Действие романа, если не считать экскурса в прошлое главных героев, относится ко 2-ой половине 20-х годов — «джазовому веку». Оно разворачивается во Франции, Швейцарии, Италии, причем именно в тех местах, в которых жил сам Фицджеральд во время своего длительного пребывания в Европе. Психиатрический материал и все связанное с профессиональной деятельностью героя — также следствие личного опыта писателя, его наблюдений и впечатлений, сопряженных с психическим заболеванием и длительным лечением его жены в клиниках и лечебницах Швейцарии и Германии [7].

Трагическая история Дика Дайвера, описанная в романе, имеет самое непосредственное отношение к горьким размышлениям Фицджеральда о собственной творческой судьбе. Об этом он со всей откровенностью написал в статьях, вошедших в посмертно изданную книгу «Крах» [4, с. 944–955]. Нельзя не согласиться, что композиционная структура романа и в самом деле несовершенна. Не случайно Фицджеральд незадолго до смерти вознамерился перестроить ее и даже начал эту работу, но не успел довершить. «Основной недостаток книги, — говорил он, — в том, что ее истинное начало — молодой психиатр в Швейцарии — запрятано в середину» [2, с. 81]. К этому можно было бы добавить, что многие темы, мотивы в романе, так сказать, вторичны. Однако они продолжают существовать в американской литературе и по сей день. А личный опыт Фицджеральда, обстоятельства его собственной жизни — это всего лишь материал романа, но не его смысл.

«Ночь нежна» — произведение сложное, многоплановое, многослойное. В нем множество действующих лиц. Некоторые из них живут в романе от начала и до конца, другие возникают эпизодически и затем уходят из повествования надолго или навсегда. Книга насыщена сюжетными ответвлениями, авторскими отступлениями, монтажными перебивками, хронологическими сдвигами. Динамика событий и характеров в романе опирается на взаимодействие двух антагонистических элементов, отграниченных друг от друга по признакам экономическим, социальным и нравственным. Один из них наиболее полно воплощен в образе Дика Дайвера, которого автор наделил творческой способностью, гуманностью и врожденным демократизмом. Другой представлен кланом Уорренов. Разумеется, в романе есть и другие персонажи, но все они так или иначе группируются вокруг Дайвера и Уорренов, являющихся своего рода центрами притяжения. Сюжет книги развертывается как история падения Дика Дайвера, но Уоррены и их окружение занимают в романе исключительно важное место. Это социальная среда, в которой существует герой, и одновременно сила, которая губит его. Они имели для Фицджеральда особый интерес, учитывая тот факт, что история Дика Дайвера была прообразом его собственной судьбы [7].

Поставив последнюю точку, Фицджеральд писал: «Мой роман о том, как растрачиваются иллюзии, которые придают миру такую красочность, что, испытав эту магию, человек становится безразличен к понятию об истинном и ложном» [2, с. 78]. Трагедия доктора Дайвера — это трагедия личная, но в то же время и социальная. Это обвинительный акт «очень богатым» и приговор буржуазной Америке, отдавшей власть им в руки и сделавшей их «неприкасаемыми».

Как никто другой, Фицджеральд остро ощущал давление атмосферы воинственной бездуховности, враждебность искусству и подлинной красоте, присущую американскому обществу. Красноречивую характеристику последнего можно найти в речи Синклера Льюиса, произнесенной при вручении ему Нобелевской премии. Её название говорит само за себя — «Страх американцев перед литературой» (1930). Характеризуя положение американского художника, С. Льюис сказал: «…он несет бремя потяжелее бедности: сознание ненужности своих произведений, сознание, что читатели хотят видеть в нем только утешителя или шута или, что его благодушно считают безобидным брюзгой, который, по всей вероятности, никому не хочет зла и который, во всяком случае, ничего не значит в стране, где строятся восьмидесятиэтажные здания, производятся миллионы автомобилей и миллиарды бушелей зерна» [6].

Фицджеральд-художник и полной море изведал тяжесть сознания собственной ненужности. Как личность, он был сломлен изнурительной борьбой с Америкой бизнеса и коммерции, стремившейся подчинить его своему стандарту. Как художник, он вышел из этой схватки победителем. Вот почему в наши дни читатели и в Америке, и за рубежом, в том числе и в нашей стране, все чаще обращаются к богатому художественному наследию Фицджеральда.

Творческое наследие Скотта Фицджеральда, в том числе и роман «Ночь нежна», обладает абсолютной эстетической ценностью. Однако значение творческого наследия Фицджеральда не исчерпывается его абсолютной эстетической ценностью. Оно в большой степени определяется той ролью, которую книги писателя сыграли в литературной истории Соединенных Штатов.

Читайте также

Список литературы

  1. Штайн, К.Э., Петренко, Д.И. Русская метапоэтика: Учебный словарь / К.Э. Штайн, Д.И. Петренко. Под ред. проф. Шаповалова В.А. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006. – 907 с.
  2. Поэтика // [Электронный ресурс]. – 2013. Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Поэтика. – Дата доступа: 5.04.2013.
  3. Якобсон, Р.О. Работы по поэтике / Р.О. Якобсон. Москва: Прогресс, 1987. – 462 с.
  4. Манн, Ю.В. Поэтика Гоголя / Ю.В. Манн. – Москва: Худож. лит., 1988. – 413 с.
  5. Борев, Ю.Б. Эстетика / Ю.Б. Борев. – Москва: Политиздат, 1988 – 511 с.
  6. Б.А. Гиленсон. Фрэнсис Скотт Фицджеральд: «Второе зрение» писателя // [Электронный ресурс]. – 2013. Режим доступа: http://fitzgerald.narod.ru/critics-rus/gilenson-vtoroe.html. – Дата доступа: 7.04.2013.
  7. Горбунов, А.Н. Романы Скотта Фицджеральда: Монография / А.Н. Горбунов. – Mосква, Худож. лит., 1988 – 218 с.
  8. Шефановская, И.И. Фрэнсис Скотт Фицджеральд // Фицджеральд. Романы / М.С. Зимина / И.И. Шефановская. – СПб.: Кристалл, 1999. – 1018 с.

Цитировать

Булацкая, В.В. Поэтика как авторский код (на примере романа Ф.С. Фицджеральда «Ночь нежна») / В.В. Булацкая, Е.В. Гулевич. — Текст : электронный // NovaInfo, 2013. — № 16. — URL: https://novainfo.ru/article/1814 (дата обращения: 24.01.2022).

Поделиться