Императивность принципа разумности

№24-1,

юридические науки

Статья посвящена изучению принципа разумности в публичном праве. Закрепляя в праве различные признаки принципа разумности законодатель не всегда определяет соответствующие критерии правоприменения. Сложно определить сущность данного принципа, поскольку одно действие в разных ситуациях квалифицируется различно. Для оценки законодательства и необходимо выделение общеправового принципа разумности.

Похожие материалы

Разумность в праве является одними из ведущих начал уголовного судопроизводства в тех случаях, когда его участникам, а также суду предоставлено правомочие применять свое усмотрение. Трудно выделить сущность данного принципа, поскольку одно действие в разных ситуациях, можно квалифицировать по разным статьям закона. Для такой оценки и необходимо выделение признаков принципа разумности.

Публичное право носит императивный характер, направлено на удовлетворение потребностей и защиту интересов государства. Здесь принцип разумности проявляется на стадии правотворчества, включающим в себя рациональные, лишенные какой-либо идеологии эффективные начала, основополагающие идеи. Соблюдение данного принципа на стадии правотворчества помогает законодателю избежать законотворческих ошибок, снизит вероятность создания неэффективных правовых норм, будет способствовать росту правовой культуре.

Правовое сознание оказывает влияние на выбор вариантов поведения. Так, чувства, воля, совесть влияют на судейское усмотрения при вынесении решения по конкретному делу. Принципы назначения наказания выступают в качестве определенных и достаточно общих нравственно-этических и социально-политических идей или утверждений, закрепленных в уголовном законе [1, с.170-175]. Критерий разумности присутствует и в принципах и в общих началах назначения наказаний, проявляясь в том, чтобы сбалансировать права, свободы и законные интересы всех участвующих в деле и иных лиц, при учете целей уголовного судопроизводства. Разумность применяется при учете характера и степени общественной опасности преступления, при анализе личности виновного, что оказывает влияние на характер назначаемого наказания [2, с. 398-405]. От этих факторов с точки зрения критерия разумности зависят законодательныее пределы назначения наказания.

Неразумное состояние влияет на юридическую ответственность субъектов права. Например, «аффект» в теории государства и права рассматривается как определенное это состояние сильного душевного возбуждения и потери самоконтроля, структурный элемент правосознания, являющийся временным способом познания и отражения правовой действительности, обладающий слабой мотивирующей силой и интенсивностью проявления, мешающей здравой оценке правовой ситуации.

А. В. Коломина считает, что аффект есть особое эмоциональное состояние, в котором находится субъект правоотношений, характеризующееся повышенной силой воздействия на волю и сознание, вызванное определенным внешним раздражителем и влекущее юридические последствия (возникновение, изменение и прекращение правоотношений) [3, с. 52-53]. Так, Б. Спиноза и английские философы (Ф. Бэкон, Д. Юм, Э. Берк) понимали под аффектом любые человеческие эмоции, чувства и даже желания[4, с. 87]. Широко интерпретировал этот термин и Л. С. Выготский в постанов­ке проблемы единства аффекта и интеллекта. Аналогичной точки зрения придерживался и русский юрист Н. С. Таганцев [5, с. 173]. У И. Канта термин «аффект» используется в более узком смысле, близком к принятому в современной науке[6, с. 47-48]. Сторонником широкой трактовки данного понятия в настоящее время является и М. И. Еникеев, который к аффективным состояниям относит страх, гнев, ужас и фрустрацию [7, с. 342-344].

Иррациональный фактор как аффект влияет на разумное поведение человека, представляя собой нормальную реакцию здорового организма, которая, хотя и относится к состояниям пониженной правоспособности, но не исключает вменяемости и может повлечь ответственность в установленных законом случаях, а не применение принудительных мер медицинского характера.

Законодатель закрепил в качестве принципа уголовного процесса «разумный срок уголовного судопроизводства». Представляется, что необходимо представить и некоторые комментарии. Разумный срок является только одной составляющей разумности уголовно-процессуальной деятельности, которая включает и другие аспекты.

Принцип разумности, понимаемый в современной уголовно - процессуальной науке лишь как принцип разумности устанавливаемых судом сроков, следует рассматривать в качестве общего принципа уголовно-процессуального права, который находит свое отражение при совершении других процессуальных действий (например, в сборе, исследовании и оценке доказательств, а также в иных случаях, когда процессуальной нормой допускается судейское усмотрение).

Принцип разумности уголовного процесса заключается в необходимости для субъектов находиться в границах, исключающих возможность злоупотребления субъективными правами, и соотносить свои действия с целями уголовно-правовых моделей поведения участников, правами, свободами и законными интересами других лиц, а также общества и государства.

Британский юрист Д. Уинфильд писал: «Бесполезно пытаться придать термину «разумный» точное значение. В действительности было бы вредным это сделать, так как много несправедливостей проистекало бы из попытки механизировать право там, где значительная доля усмотрения необходима для его применения»[8, с. 281]. Не случайно в литературе предпринимались попытки истолковать понятие «разумный срок» с иных позиций: установить критерии, которыми следует руководствоваться правоприменителю при оценке разумности срока.

Статья 6.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее - УПК РФ) содержит понятие разумного срока уголовного судопроизводства, говоря о том, что уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок. Данный кодекс имеет свои сроки осуществления судопроизводства по уголовным делам, но, согласно п. 2 ст. 6.1 УПК РФ уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок. При определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства. При этом обстоятельства, связанные с организацией работы органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, а также рассмотрение уголовного дела различными инстанциями не может приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства.

В уголовно-процессуальном кодексе законодатель связывает критерий разумности только со сроками осуществления судопроизводства по уголовным делам. Постановлением Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 № 4-П часть первая статьи 110 признана не противоречащей Конституции РФ, поскольку содержащееся в ней положение по своему конституционно-правовому смыслу не предполагает произвольное и не контролируемое судом продление сроков содержания подсудимого под стражей и не освобождают суд от обязанности рассмотрения уголовного дела в разумные сроки.

Согласно п.2 статья 123 УПК РФ при нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства в ходе досудебного производства по уголовному делу участники уголовного судопроизводства, а также иные лица, интересы которых затрагиваются, могут обратиться к прокурору или руководителю следственного органа с жалобой, которая должна быть рассмотрена в порядке и в сроки, установленные статьей 124 УПК РФ.

О принципе разумности упоминается в Определении Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 № 42-О[9]. При конституционно-правовом толковании положений ст. ст. 7, 124, 125, 388, 408 УПК РФ не допускается отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом.

В публичном праве существует принцип процессуальной экономии, так по сравнению с УК РСФСР 1960 г. в ныне действующий УК РФ включен ряд новых общих начал, например, малозначительность деяния ( ч.2 ст. 14 УК РФ). В ч. 2 ст. 14 УК говорится: "Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, т.е. не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству". Данное положение закона свидетельствует о том, что для государства незначительное деяние не считается преступлением, а равно неразумно рассматривать его как преступление, поэтому государство отказывается от уголовного преследования таких деяний.

На необходимость применения принципа разумности неоднократно указывал Конституционный Суд РФ (Постановление Конституционного Суда РФ от 12.10.98 № 24-П «По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона РФ от 27.12.91 «Об основах налоговой системы в РФ»[10]; Определение Конституционного Суда РФ от 25.07.01 № 138-О[11]).

Одной из новелл УК РФ является порядок назначения наказания за преступления, совершенные рецидивистами. Вопрос этот достаточно четко регламентируется ст. 68 УК. Часть 2 данной статьи устанавливает в зависимости от вида рецидива запрет назначать наказание соответственно ниже половины, двух третей и трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного конкретной статьей Особенной части УК. Тем самым фактически существенно повышается низший предел наказания. Известно, что при простом рецидиве низший предел наказания за наиболее распространенное в России преступление - кражу, совершенную неоднократно (ч. 2 ст. 158 УК), поднимается с двух до трех лет лишения свободы, при опасном рецидиве - до четырех, при особо опасном рецидиве - до четырех с половиной лет. Трудности возникают, когда рецидивист совершает кражу, размер ущерба от которой не может быть признан значительным. Если при этом назначать наказание по правилам ч. 2 ст. 68 УК, то оно будет явно противоречить здравому смыслу и принципу справедливости (ст. 6 УК).

Так, судом общей юрисдикции А. был признан виновным в хищении трех кур на общую сумму 150 руб. по п. п. "б" и "в" ч. 2 ст. 158 УК, преступление было совершено в период отбывания условного наказания. Согласно ч. 2 ст. 68 УК наказание ему должно быть назначено не ниже двух третей максимального срока (6 лет - по ч. 2 ст. 158 УК), т.е. четырех лет лишения свободы, что суд и сделал, присоединив к тому же еще 6 месяцев по прежнему приговору. Данный суд осудил по ч. 2 ст. 158 УК ранее судимого С., виновного в хищении 10 л моторного масла стоимостью 130 руб., к четырем годам лишения свободы.

Приговором другого суда по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК к пяти годам лишения свободы за кражу молочного бидона стоимостью 413 руб. осужден С., ранее трижды судимый за кражу.

Таким образом, за кражу трех кур - четыре года лишения свободы, аналогично как и за хищение 10 л моторного масла, пять лет - за кражу молочного бидона. Наказание в приведенных случаях явно не соответствует характеру и степени общественной опасности и совершенного преступления.

Изучив новые правила назначения наказания при рецидиве преступления, судьи и прокуроры не замечают, что закон определил случаи, когда эти правила не применяются. Судебные коллегии по уголовным делам вышеупомянутых судов, изучая в кассационном порядке уже данные дела, согласилась с доводами кассационных протестов о необходимости, несмотря на наличие рецидива преступления, признать незначительность размеров совершенных преступлений, на основании ст. 64 УК, исключительным обстоятельством, существенно уменьшающим степень общественной опасности этих преступлений, что в свою очередь повлекло снижение наказания.

Таким образом, для выявления истинного смысла толкуемого принципа права должны быть установлены некие единые, универсальные требования, правила, которым должно подчиняться толкование.

Список литературы

  1. Уголовное право:учебник / под ред. В. П. Кашепова.- М., 1999.
  2. Наумов А. В. Уголовное право. Общая часть : курс лекций.- М., 1996.
  3. Коломин А. В. Аффект в праве: дис . .. канд . юрид . наук.- Владимир, 2006.
  4. Спиноза Б. Этика.- СПб.,1993.
  5. Русское уголовное право. Лекции: Часть общая: В 2 т.- М., 1994. Т. 1.
  6. Большой психологический словарь / Сост. Б. Г. Мещеряков, В. П. Зинченко.- М., 2004.
  7. Еникеев М. И. Общая и юридическая психология: Учеб. пособие: в 2 ч.- М.,1999.Ч.1.
  8. Халфина Р.О. Договор в английском гражданском праве.- М., 1959.
  9. Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 N 42-О «По жалобам граждан Астахова Павла Алексеевича, Замошкина Сергея Дмитриевича, Карцевой Веры Константиновны и Костанова Юрия Артемовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7 и 123, части третьей статьи 124, статей 125, 388 и 408 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»// Вестник Конституционного Суда РФ.- N 4.- 2005.
  10. Постановление Конституционного Суда РФ от 12.10.1998 N 24-П «По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» //Вестник Конституционного Суда РФ.- N 1.- 1999.
  11. Определение Конституционного Суда РФ от 25.07.2001 N 138-О// Вестник Конституционного Суда РФ.- N 2.- 2002.