Результаты оперативно-розыскной деятельности как иные документы в уголовном судопроизводстве России

№60-1,

юридические науки

В статье анализируются результаты оперативно-розыскной деятельности и рассматриваются как разновидность иных документов как доказательств в уголовном судопроизводстве.

Похожие материалы

Вопросы использования результатов оперативно-розыскной деятельности (далее – ОРД) как доказательств в уголовном процессе России, является крупнейшей научно-прикладной проблемой современности. Она складывается из целого ряда взаимосвязанных трудностей идеологического, теоретического, нормативно-технологического, практического и иного характера Подходы к решению проблемы в целом и в части указанных аспектов наглядно проявляют себя через уголовно-процессуальное и оперативно-розыскной право[2, с. 9-10].

Законодательное закрепление оперативно-розыскной деятельности вызвало положительные отзывы среди представителей уголовно-процессуальной науки. Без долгих рассуждений был сделан вывод о том, «что использование плодов ОРД для подготовки и осуществления следственных действий и для проведения оперативно-розыскных мероприятий по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений на практике как правило не вызывает затруднений. По поводу доказательственного статуса оперативно-розыскной информации развернулась дискуссия, вылившаяся в почти единодушное резюме: использование результатов ОРД в качестве доказательств затруднительно» [9, с. 3].

В действующей редакции ст. 89 УПК РФ «Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности» говорится: «В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом». И это правильно, ибо сведения, полученные непроцессуальным путем (при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, частного сыска и т. п.), сами по себе не являются доказательствами, но могут приобрести такое качество в случае их получения следователем и судом законными способами (представление, истребование) и должного процессуального закрепления. Причем в п. 2 ст. 84 УПК РФ предусмотрено: «Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним, в том числе могут относиться: материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном статьей 86 настоящего Кодекса». В данном случае, по смыслу УПК РФ, результаты ОРД рассматриваются как иные документы в уголовном судопроизводстве[3, с. 34].

Использование указанных научно-технических средств в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий предусматривает ст. 6 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности». В процессе расследования уголовных дел с помощью оперативно-розыскных мероприятий часто создаются благоприятные условия для отождествления личности подозреваемого, подготовки и успешного осуществления многих процессуальных действий. Они позволяют получить ценный информационный материал, который помогает понять происхождение и смысл тех или иных явлений, наметить направление расследования и выдвинуть оптимальные следственные версии, выяснить личность потерпевшего, установить причастных к расследуемому деянию или знающих о нем лиц, а равно решить, где, как и что искать[4, с. 505. 5, с.495].

Однако любая информация, полученная посредством оперативно-розыскных мероприятий, в том числе с использованием информационных систем, видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, а также других технических средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющих вреда окружающей среде, может стать доказательством только в том случае, если она «вошла» в уголовное судопроизводство процессуальным путем. «Пока такой путь не использован, она остается вне процесса, имея сугубо ориентирующее значение. Это должно быть понятно, ибо не может быть «непроцессуального» пути в процессе» [10, с. 155].

Перевод или трансформация результатов ОРД в доказательства, позволяющие их формирование, осуществляется на основе процессуальных способов собирания доказательств, определенных в ст. 86 УПК РФ. Объект перевода — результаты ОРД как правовые документы, в которых изложены сведения, имеющие значение для уголовного дела.

В соответствии с «Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд» от 27 сентября 2013 года «под результатами ОРД следует понимать достаточные данные о признаках преступления, лицах, их подготавливающих, совершающих или совершивших, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, экономической или экологической безопасности. Причем результаты ОРД могут излагаться как в письменном виде (рапортах, справках, сводках, актах, отчетах и т. п.), так и в ином, включая зафиксированные на материальных носителях информации (фонограммах, видеограммах, кинолентах, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках и т. п.)» [11, с. 1].

В процессуальном аспекте реализация результатов ОРД в доказательства представляет собой сложносоставное действие, которое регламентировано согласуемыми между собой оперативно-розыскными и уголовно-процессуальными нормами и включает в себя:

  • документирование результатов ОРД в целях использования их в процессе доказывания по уголовному делу [6, с. 130-131].;
  • представление в установленном законом порядке соответствующих правовых документов, исходящих от органов, осуществляющих ОРД, в сферу уголовного судопроизводства в целях использования в процессе доказывания;
  • принятие результатов ОРД с составлением протокола, удостоверяющего факт происхождения результатов ОРД, легитимность их получения и представления [7, с. 108-112].;
  • приобщение результатов ОРД к материалам уголовного дела (а в необходимых случаях - также принятие процессуального решения о придании результатам ОРД статуса вещественных доказательств).

УПК РФ по сравнению с прежним вариантом правового регулирования сужает пределы доступа оперативно-розыскной информации в уголовный процесс для использования в доказывании: так, «представление результатов ОРД для использования в процессе доказывания по собственной инициативе органов, осуществляющих ОРД, не предусматривается. Эта законодательная новелла требует согласования с действующими нормами, регулирующими порядок представления результатов ОРД в сферу уголовного судопроизводства» [1, с. 9-10].

Степень секретности представляемых материалов, виды приложений и способ передачи определяются в соответствии с правилами ведения секретного делопроизводства в каждом конкретном случае отдельно, в том числе в зависимости от существа полученного запроса (поручении) и наличия сведений, подлежащих засекречиванию.

Представляемые материалы должна сопровождать информация о времени, месте и обстоятельствах изъятия в ходе оперативно-розыскной деятельности предметов и документов, получении видео- и аудиозаписи, кино- и фотоматериалов, копии и слепков, должно быть проведено описание индивидуальных признаков, указанных предметов и документов.

Допускается представление материалов в копиях, в том числе с переносом наиболее важных моментов (разговоров, сюжетов) на единый носитель, что обязательно оговаривается в сопроводительных документах (протоколах). Тип носителя определяется инициатором ОРМ. Оригиналы материалов в этом случае хранятся в оперативном подразделении до завершения судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу».

Итак, в соответствии с указанной Инструкцией органу дознания, следователю, прокурору или в суд могут быть представлены оперативно-служебные документы, зафиксированные как в письменном виде, так и в ином, включая различные виды материальных носителей информации.

Непосредственные результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона [8, с.80].

Проблема использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам, несомненно, заслужила внимания. Однако при всей важности указанной проблематики нельзя пройти мимо и других законных направлений применения оперативно-розыскной информации в уголовном судопроизводстве: в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела, для подготовки и проведения следственных и судебных действий, а также в доказывании по уголовным делам.

Таким образом, отметим, что любая оперативно-розыскная информация должна подвергаться легализации (преобразованию в общедоступные сведения), исходя из ее содержания, либо средствами ОРД, либо уголовно-процессуальными средствами.

Список литературы

  1. Котухов М.П. Перевод результатов оперативно-розыскной деятельности: Автореф. Дисс. канд. юрид. наук. - М. - 2002. - С.9-10.
  2. Максимов Н.В., Маркелов А.Г. Перспективы использования дерматоглифических методов в свете обеспечения конституционных прав и свобод граждан // В сборнике: Конституция Российской Федерации: практика реализации и проблемы построения правового государства сборник статей по материалам Всероссийской научно-практической конференции. Йошкар-Ола - 2016. - С. 82-86.
  3. Маркелов А.Г. Иные документы как доказательства в российском уголовном процессе: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2004. – С.34.
  4. Маркелов А.Г. Компромисс в уголовном судопроизводстве России в свете реализации особого порядка судебного разбирательства по уголовным делам при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением // Уголовно-правовая превенция в сфере оборота наркотических средств или психотропных веществ, алкогольной и спиртосодержащей продукции (региональный аспект) сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. ЧГУ им. И.Н. Ульянова. Чебоксары. - 2015.- С. 505-509.
  5. Маркелов А.Г. Компромисс между государством и личностью при прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон // Правовые и нравственные аспекты обеспечения безопасности личности и государства на современном этапе политических и экономических санкций сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции: в 2 частях. Н.В. Хураськина (отв. редактор). ЧГУ им. И.Н. Ульянова. - Чебоксары. - 2016. - С. 495-501.
  6. Маркелов А.Г. О некоторых проблемах применения УПК РФ // Право и государство: теория и практика. - 2008. - № 4. - С. 130-131.
  7. Маркелов А.Г. Специфика доказывания отдельных категорий уголовных дел требует расширения перечня случаев назначения и производства судебных экспертиз // В сборнике: Актуальные проблемы уголовно-процессуальной политики Российской Федерации. Омская юридическая академия. - Омск. - 2013. С. 108-112.
  8. Маркелов А.Г., Максимов Н.В. Профилактика следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного судопроизводства России // Трансформация социальных систем: проблемы и поиски решения. Сборник научных трудов по материалам Всероссийской научно-практической конференции (с международным участием). - 2015. - С. 80-84.
  9. Поляков М.П. Уголовно-процессуальная интерпретация результатов оперативно-розыскной деятельности: Монография. / Под науч. ред. проф. В.Т. Томина. – Нижний Новгород: Нижегородская правовая академия.- 2001. - С.82
  10. Фаткулин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань. - 1976. - С.155
  11. Приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства обороны Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки Российской Федерации, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, Следственного комитета Российской Федерации от 27 сентября 2013 г. № 776/703/509/507/1820/42/535/398/68 г. Москва «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд» // Российская газета №6258(282) от 13 декабря 2013 г.