Конец географии: меняющийся характер международной системы и вызов для международного права: ответ Дэниэлу Вифлеему

NovaInfo 34, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Юридические науки
Просмотров за месяц: 0
CC BY-NC

Аннотация

Данная статья является ответом на утверждение Дэниэла Вифлеема о том, что глобализация умаляет значимость географии, и тем самым бросает вызов Вестфальскому миропорядку, на котором построено международное право. В ней доказывается, что международное право не рассматривает географию, как она есть, но активно создает и поддерживает географию на основе государств. В статье аргументировано доказывается, что вызовы, идентифицированные Вифлеемом, не являются новыми, но они свойственны усилиям международного права по установлению и распространению основанного на государствах миропорядка на глобальный мир. Вопрос состоит не в том, ответят ли законники на эти вызовы, но как они ответят на них. Последуют ли они за призывом Вифлеема усилить государственнический порядок, или они поставят суверенитет государств на службу глобального человеческого сообщества.

Ключевые слова

МИР, ГЕОГРАФИЯ, ПОЛИТИКА, ЗАКОН, МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО, МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА, ГОСУДАРСТВО

Текст научной работы

В своей лекции "Конец географии: меняющийся характер международной системы и вызов для международного права", перепечатанной в данном томе, Дэниэл Вифлеем рисует яркую картину изменяющегося мира и трудностей сохранения актуальности международного прав, стоящих перед ним. Хотя метафоры, выбранные для рисования этой картины, несколько противоречивы, лежащий в их основе идеи. Мир становится более простым по мере того, как глобализация устраняет или ослабляет границы между государствами. При этом, международное право неразрывно связано с Вестфальскими концепциями и принципами государств и суверенитета, которые все слабее соответствуют системе, которую они предположительно регулируют. Если международное право должно оставаться актуальным и эффективным, оно должно реформироваться и выйти за пределы Вестфальских идей.

Вифлеем выделяет шесть больших направлений проблем, которые могут быть сгруппированы в две категории. Во-первых, имеются проблемы, связанные с занятием нами определяемых границами общих пространств - окружающей среды, атмосферы, электромагнитной сферы и т.д. Во-вторых, имеются проблемы, связанные с потоками через границы – людей, животных, товаров и финансов. Эти проблемы реальны, они становятся все более значимыми, и они полностью ложатся в Вестфальские концепции государств, суверенитета, юрисдикции и территориальности, лежащие в основе системы международного права. Фокусируя наше внимание на эти вызовы (проблемы), Вифлеем показывает разрыв между миром, как он есть, и миром, как он видится с позиции международного права. Если международное право должно быть, по утверждению Вифлеема, "тем клеем, который удерживает международную систему от распада", тогда указанный разрыв должен вызывать беспокойство у юристов-международников. Чтобы не отставать, необходима систематическая реформа права на всех уровнях – в том, как мы понимаем источники и субъекты международного права, распределение ответственности между юрисдикциями, создание и применение права государствами, напрямую и через международные организации. Хотя можно было бы цепляться к конкретным рецептам Вифлеема (например, весьма удивляет, что в его программе по переосмыслению юрисдикции, он фокусирует внимание исключительно на формах юрисдикций, связанных с государством, и упускает из виду существенный недавний сдвиг по направлению к всемирной юрисдикции), по-видимому трудно спорить с общей основной идеей его довода. Глобальные и трансграничные вызовы находятся в конфликте с миром на основе суверенных, независимых государств, и необходима системная реформа.

При этом, остается нечто фундаментально не урегулированное. Если, как утверждает Вифлеем, международное право определяет, как человечество организует международное общество и управляет им, то каким-образом происходит расхождение международного права и общества, организуемого на его основе? Каким образом глобализованный мир пришел к росту и процветанию, со всеми сопутствующими преимуществами, а также вызовами, несмотря на то, что этот процесс находится в конфликте с правилами, организующими международное общество? Смотря в будущее, если глобализация будет все в большей степени ставить под сомнение правильность наших Вестфальских понятий территориальности, то почему Вифлеем утверждает, что международное сообщество будет продолжать основываться на географии и придавать важность принципам суверенитета, территориальности и невмешательства?

Ответ на эти вопросы лежит в пророческом наблюдении, сделанном Вифлеемом, но логично не развитым. Он отмечает, что "мир выглядит иначе из Женевы, чем из Нью-Йорка". Каким нам видится мир, зависит от того, где мы стоим. Вифлеем ставит фундаментальный вопрос – отражает ли видение мира с точки зрения международного права задачи и вызовы, стоящие перед правом, в достаточной степени? Чтобы ответить на этот вопрос должным образом, необходимо выйти за пределы взгляда с точки зрения международного права, либо, как минимум, тщательно изучить привнесенные фундаментальные допущения и предвзятость, которые могут окрасить восприятие наблюдаемого мира. При том, что Вифлеем проявляет гораздо большую готовность детально исследовать фундаментальные концепции международного права, чем многие юристы-международники, он в значительной мере делает это, находясь в шорах видения проблемы из колледжа международного права, чьи стены, далеко не невидимые, имеют долго выстраивавшуюся высоту и загораживают вид вовне. Если переступить через эти стены, вид международной системы, роль международного права в ней, вызовы, стоящие перед правом, а также необходимость в реформах – все это приобретает заметно иные очертания.

Мир Вифлеема, международное право и международная система существуют в двумерной плоскости. Товары, люди, услуги и денежные средства (и следует добавить – идеи) движутся по этой плоскости, а суверенность и границы могут действовать как помехи, мешая этим потокам и отклоняя их около государственных границ (заметьте, ни над, ни под). Если посмотреть на мир с этой двумерной точки зрения, он, разумеется, будет видеться плоским, не потому, что он плоский, а потому, что другие направления будут спрятаны от взора. Государства и другие субъекты международного права, в рамках их соответствующих категорий, считаются равными суверенными государствами, исключая какие-либо существенные различия. Все, что можно увидеть – это потоки по равнине, через границы и вокруг них. Такие измерения, как класс, раса, религия, идеология и пол, которые вызвали и структурировали эти потоки, скрыты от глаз.Если мы хотим понять международное право и его роль на системном уровне, то нам необходимо углубиться в корни этой двумерной топографической проекции.

Для Вифлеема международное право и международная система основаны на географии, точнее на географии мира суверенных равных государств. В то время как государства, как горы, могут возникать и исчезать, мир, поделенный на суверенные государства, считается вечным. Право, или, по крайней мере, какое-либо конкретное его проявление, недолговечно, представляя конкретный способ организации этих государств и иных субъектов в каждый конкретный момент времени. Оно "определяет и формирует пространство, в котором функционируют субъекты права". Однако эти субъекты существовали до права, и их существование не зависит от права.

Я утверждаю, что мнение Вифлеема трансформирует более глубокое отношение между международным правом и географией. По существу, право не базируется на географии. Наоборот, право, международное право, в частности, создает свою собственную географию. В то время как международное право может делать ссылки на физические характеристики мира, его география – это география идей, наложенных на физический мир. Международное право не просто регулирует взаимодействие между государствами (и другими действующими лицами). Оно создает их, определяет их и подтверждает их, как способ установления порядка в мире. Оно структурирует потоки товаров, услуг, людей и денежных средств задолго до их взаимодействия с суверенными границами. Именно это придание порядка хаосу является истинной функцией международного права.

Вызовы, стоящие перед международным правом, описанные в лекции Вифлеема, отражают не столько недавние изменения в мире, но бесконечную и важную борьбу международного права по введению основанного на государствах порядка в глобальном мире. Вифлеем описывает международные организации, базирующиеся в Женеве, занимающиеся регулированием глобальных потоков, как находящиеся на переднем крае мира будущего". Действительно, это старейшие организации, которые существовали задолго до учреждения в 1945 г. "классических Вестфальских" органов в ООН, в Нью-Йорке. Международный союз электросвязи был образован в 1865 г., Международный почтовый союз – в 1874 г., Международная организация труда – в 1919. Необходимость в регулировании трансграничных потоков идет рука об руку с системой суверенных государств. Проблемы границ встают только и неминуемо при создании этих границ.

Столкнувшись с неизбежным конфликтом между основанным на территориальности правопорядке и глобальным миром, Вифлеем настаивает на том, что "мы должны будем оставить в прошлом наши традиционные Вестфальские взгляды". Однако, его беспрекословная приверженность предполагаемым географическим корням (основам) системы ограничивает предлагаемые им решения по укреплению и сдержанной реформе системы без затрагивания фундаментальных проблем, возникающих из навязчивой идеи о государстве. Вифлеем утверждает, что международные организации должны стать менее политизированными и более транспарентными, что нам необходимо распространить наши принципы юрисдикции за пределы строгих территориальных ограничений на другие формы, связанные с государством, и что нам необходима интеграция новых субъектов, источников и агентов в международные правовые рамки, основанные, в конце концов, на традиционном межгосудаственном праве. Все эти решения расширяют возможности права справляться с вызовами, стоящими перед имеющимся в настоящее время Вестфальским порядком, но это происходит за счет расширения охвата этой Вестфальской системой. Это усиление государственнической системы усилит порядок и обеспечит актуальность "традиционного" международного права, но заплатить за это придется, возможно, отставанием в реализации глобального человеческого сообщества. Способность международных организаций действовать независимо и влиять на политический процесс, не неся ответственности в связи с местническими интересами государств, возникновение практики всемирной юрисдикции, привлекающей к ответственности всех индивидуумов, независимо от каких-либо связей с государствами, признание индивидуумов главными субъектами и объектами права, появление новых неформальных способов законотворчества, все это породило надежду (даже если все это оперативно подавляется силами государственного порядка), что международное право будет служить физически существующему глобальному человеческому сообществу, а не прихоти и желаниям загадочных, метафизических государств.

Мы живем в мире перекрывающихся правовых режимов – государственнических, общинных и космополитических всех мастей.Становится все более очевидным, даже если так было всегда, что перспектив международного права нет. Вифлеем прав в том, что место географии в международной системе меняется, и что это ставит проблемы перед международным правом. Это так. Будут постоянно появляться новые действующие лица и поведенческие паттерны, представляющие угрозу для шаткого Вестфальского порядка, который будет стараться их узурпировать, в то время как другие силы сообщества и космополиса будут стараться использовать их в своих собственных целях. Вопрос состоит не в том, примем ли мы вызовы, но как мы их примем. Последуем ли мы призыву Вифлеема усилить государственно-центрический порядок, который очевидно эродировал с 1648 г., или мы используем другие перспективы и иные имеющиеся правовые порядки, которые ставят суверенитет на службу человеческому сообществу?

Читайте также

Цитировать

Татарканова, М.Б. Конец географии: меняющийся характер международной системы и вызов для международного права: ответ Дэниэлу Вифлеему / М.Б. Татарканова. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 34. — URL: https://novainfo.ru/article/3648 (дата обращения: 30.06.2022).

Поделиться