Терроризм как вид политического насилия: вопросы терминологии

NovaInfo 41, с.244-247, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Политология
Просмотров за месяц: 5
CC BY-NC

Аннотация

В статье речь идет об определении терроризма. Показаны особенности терроризма как вида политического насилия. Рассмотрены угрозы мировой безопасности в современных условиях.

Ключевые слова

ТЕРРОРИЗМ, БЕЗОПАСНОСТЬ, ПОЛИТИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ, КОНФРОНТАЦИЯ

Текст научной работы

После трагических событий последних месяцев 2015 года во Франции и крушения самолета в Египте усилились споры о причинах и последствиях терроризма, хотя научный анализ вопроса фактически был активным в течение последних нескольких десятилетий.

Из-за повысившегося внимания к проблеме терроризма, возникло много вопросов в отношении самого понятия, смысла терроризма. Кроме того, конкурирующие теории о причинах и последствиях терроризма существуют в политологии, экономике, социологии, психологи и т.д. Полноценное изучение терроризма в действительности же требует междисциплинарных усилий.

До сих пор не существует общепринятого определения терроризма, более того, одних и тех же людей или организации называют "террористами" и в то же время "борцами за свободу". [1]

Использование термина «терроризм» исторически было связано с деятельностью в России представителей радикальных политических движений, таких как эсеры и анархисты в конце XIX — начале XX вв. В последующем, на протяжении XX века СМИ значительно расширили употребление этого понятия, обозначая так фактически все виды политического насилия. Нет единства и среди исследователей: в научной литературе можно встретить более 100 определений терроризма.

Один из наиболее авторитетных исследователей, американский социолог Чарльз Тилли в своей работе «Террор, терроризм и террористы» утверждает, что определение терроризма должно быть основано на характеристиках преступников и жертв. [2]

Согласно этой точки зрения, во-первых, терроризм предполагает насилие, направленное против гражданских лиц. То есть, жертвами терроризма являются граждане не активно или официально участвующие в насильственных конфликтах.

Во-вторых, важно различать характеристики лиц, совершивших террористические действия. Это в любом случае негосударственные субъекты, примерами которых могут быть как транснациональные террористические организации, такие как Аль-Каида* или группы, действующие на региональном уровне, например, ЭТА — баскская леворадикальная, националистическая организация сепаратистов, выступающая за независимость Страны басков — региона, расположенного на севере Испании.

Важно проанализировать мотивы терактов. Как представляется, существуют различия, качественно отличающие насильственные преступления, совершенные отдельными лицами и группами на почве стремления к экономической выгоде от насильственных преступлений, совершенных террористическими организациями. Например, это отличие ХАМАС, действующей на палестинских территориях от сицилийской мафии на юге Италии. Оба — негосударственные субъекты, использующие насилие в отношении гражданского населения, но различие заключается в целях организаций. ХАМАС хочет уничтожить израильское государство, и утверждает, что борьба за создание палестинского государства — его политическая цель. А организованные преступные организации, такие как мафия, не имеют таких политических намерений.

Таким образом, основным условием для квалифицирования акта насилия в качестве терроризма является наличие мотивированного желания влиять на политический результат. Однако это не означает, что террористы не могут также участвовать в организованной преступности как талибы в Афганистане, получающие огромные прибыли от торговли наркотиками.

Это последнее условие исключает некоторые другие виды насилия. Например, преступления на почве ненависти без какой-либо известной мотивации, а также насильственные преступления, совершенные психически нездоровыми индивидами, которые не имеют конечной политической подоплеки и не подпадают под понятие терроризма.

В научной литературе встречается предположение, что подъем уровня жизни, появление образовательных возможностей у экономически маргинальных членов общества снизит не только количество преступлений против собственности и вообще нестабильность в обществе, но и предотвратит теракты как вид политического насилия.

Тем не менее, связь между бедностью и терроризмом является неоднозначной. Многие из тех, кто совершил теракт 11 сентября 2001 года или же большинство террористов-смертников были образованными, принадлежали к среднему классу и не испытывали крайней нужды.

Традиционные патриархальные устои или же либеральная демократия, имеющая уже многолетний опыт, в современной Европе подверглись серьезной деформации. На протяжении короткого временного интервала сместились акценты в восприятии и оценке семейных ценностей, смысло-жизненных ориентиров, религиозных постулатов христианства. И в этом быстро меняющемся мире не так просто найти опору, которая позволила бы человеку обрести гармонию в принятии себя и общества. Иногда простые, четкие, безаппеляционные истины, которыми оперируют идейные лидеры террористических организаций, оказываются востребованы как раз в тех ситуациях, когда многообразие мира пугает человека. Определенный идеологический вакуум заполняется простыми конструкциями, где дихотомия «добро-зло», «плохо-хорошо» объясняется предельно конкретно.

Закрытые и законспирированные тайные общества, создающие ощущение принадлежности к когорте избранных привлекают ореолом таинственности и романтики.

А молниеносно распространяемая современными СМИ информация о терактах позволяет их зачинщикам очень быстро не только стать известными, но и многократно усиливает эффект от трагических событий. Таким образом, дестабилизация обстановки в стране и мире, паника, атмосфера страха, — все то, чему служит террористическая деятельность, — достигается в очень короткие сроки и имеет серьезные последствия.

В условиях кризиса европейской безопасности возможны три шага в направлении борьбы с причинами терроризма. Во-первых, проведение активной государственной политики в сфере социализации личности, начиная с детского возраста, включение молодежи в деятельность различных общественных институтов, а также обширная разъяснительная работа, развенчивающая романтический миф о террористе. Во-вторых, необходимо усилить работу по ликвидации источников финансирования террора и предупреждению появления новых каналов поступления средств. В-третьих, очевидно, что Евросоюз испытывает сейчас проверку на прочность, поскольку перед лицом терроризма ряд стран готов отказаться от принципа европейской интеграции и закрыть национальные границы. И в этих условиях сохранение общности между государствами — членами ЕС крайне важно, поскольку позволяет аккумулировать и координировать усилия в сфере борьбы с терроризмом.

* Террористическая организация, запрещенная в России.

Читайте также

Список литературы

  1. Davis P., Jenkins B. Deterrence and Influence in Counterterrorism. 2002. №4
  2. Tilly C. Terror, terrorism, terrorists. Sociological Theory. 2004. № 22(1). pp. 5-13.

Цитировать

Морозова, О.С. Терроризм как вид политического насилия: вопросы терминологии / О.С. Морозова. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 41. — С. 244-247. — URL: https://novainfo.ru/article/4424 (дата обращения: 27.09.2022).

Поделиться