Информационные ресурсы как институт гражданского общества

№44-3,

Политология

В статье рассматриваются информационные ресурсы как институт гражданского общества решение проблем информационных ресурсов.

Похожие материалы

Государство – самостоятельная организация, обладающая суверенитетом, специальными механизмами управления и принуждения, устанавливающая правовой порядок на определенной территории.

Гражданское общество - свободное демократическое правовое цивилизованное общество, где нет места режиму личной власти, классовой ненависти, тоталитаризму, насилию над людьми, где уважаются закон и мораль, принципы гуманизма и справедливости.

В конце 20 века информационные процессы стали существенным элементом сферы экономики, государственного управления и жизни, а также произошло осознание важности информации для политического и социально-экономического развития общества, необходимости формирования единого мирового информационного пространства. Общественные структуры гражданского общества и ранее осуществляли сбор и обработку информации, однако, осознание ее роли и истинного значения относится к последнему историческому периоду[1].

В научных публикациях по информационному праву проблема правового обеспечения информационных ресурсов уже становилась предметом самостоятельного анализа. Мировая практика информатизации последних лет свидетельствует о ценностных оценках информационных ресурсов [5].

Решение проблемы информационных ресурсов является одним из фундаментальных элементов нового качества науки информационного права. Однако ее решить невозможно усилиями одного или нескольких авторов. Здесь усматривается целое научное направление исследований. Предпосылкой для формирования правового института является наличие комплекса обособленных общественных отношений, требующих самостоятельного правового регулирования[5]. Каждый правовой институт выделяется из множества других структурных частей системы права и обособляется в самостоятельную единицу также по своей роли в обеспечении регулирования общественных отношений, по фактической и юридической однородности, по своеобразию юридических конструкций. Основным характеризующим признаком совокупности норм, определяющих правовое обеспечение формирования и использования информационных ресурсов, является ее комплексность. Правовое регулирование общественных отношений в рассматриваемой области человеческой деятельности осуществляется нормами и методами конституционного, административного, государственного и гражданского права, а также иных отраслей права[2].

В настоящее время, как уже отмечалось выше, в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и защите информации» отсутствует легальное определение понятия «информационные ресурсы», однако в науке оно уже устоялось и не вызывает особых дискуссий [4].

Информационный ресурс представляет собой преимущественно массив документов, а также другой сформированный по определенным признакам и оформленный для визуального восприятия информационный объект, которые аккумулируют информацию об определенных и имеющих общественное значение операциях существующей действительности. В этом определении, не претендующем на конечное значение, выделяются несколько важных признаков понятия «информационный ресурс» [3].

Во-первых, это всегда документ или их система (строго структурированный по определенным признакам массив документов). Во-вторых, информационный ресурс имеет определенную форму (вовсе не обязательно воспринимаемую человеком), но удобную для формирования, хранения, передачи и, в конечном итоге, предназначенную для целей его визуального восприятия[5].

Иначе говоря, в связи с массовым применением информационно-коммуникационных технологий, изменений состояния и формы информации может быть множество, но всякий раз для использования ресурса в социально значимых целях он принимает такую форму, которую может воспринимать человек с его чувствительными сенсорными органами (вывод информации на экран дисплея или на бумажном носителе и др.). В-третьих, информационный ресурс имеет сколько-нибудь существенное значение тогда, когда он представляет не абстрактную информацию, а отражает те фрагменты жизни, которые наиболее значимы для общества, государства или отдельно взятой личности, когда на основе такой информации можно принимать управленческие решения. В-четвертых, деятельность по формированию и использованию информационного ресурса - это всегда или почти всегда результат деятельности по созданию новых сведений[4].

По существу, потому что на основе информационного ресурса чаще всего формируется новые решения, оформленные в форме документа, либо преобразуются (изменяются) прежние в новое качество. Значимые фрагменты жизни (политические, социально- экономические, персональные и др.) в информационном ресурсе концентрируются в виде образа, который, в свою очередь, может приобретать самостоятельную «материальную» форму в зависимости от того, в каком значении он будет использован (в понятном для человеческого восприятия или в технологическом)[5].

Таким образом, в информационном ресурсе как материальном объекте (документе) и информационном продукте (имеющем потребительскую ценность) соединяются отраженный образ существующей действительности и материальная форма такого образа. Специфика информационного ресурса при этом проявляется в сочетании интеллектуальных и вещных признаков информационного объекта как «образного» фрагмента действительности, а также в свойствах формы как носителя конкретной жизненной ситуации.

Список литературы

  1. Антопольский А.А., Информационные ресурсы развития Российской Федерации: правовые проблемы [Электронный ресурс] М. Издво «Наука». 2003 г.
  2. Кузнецов П.У. Теоретические основания информационного права. [Электронный ресурс] Автореф. дис. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С. 16 - 17.
  3. Карташян А. Г. Гражданско-правовой режим коммерческой информации. [Электронный ресурс] Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2007.
  4. Веревченко А.П., Информационные ресурсы для принятия решений. [Электронный ресурс] Учеб. пособ. М.,2002. С. 3-15.
  5. Ханнанова, Т. Р. Реализации аграрной политики государства: принципиальные основы [Текст] Политика и общество. 2013. № 5. С. 630-640.6.