Ислам в Башкортостане в годы советской власти

№49-2,

исторические науки и археология

В статье рассматривается состояние ислама в Башкортостане в 1918-1990 годы. Особое внимание уделяется репрессивным мерам Советского государства, направленным против мусульман.

Похожие материалы

Разнообразно складываются отношения между мусульманами и государством в годы Советской власти. Мусульмане, находившиеся несколько столетий в оппозиции к царскому правительству, составили мощную социальную базу большевицкого движения против царского режима. Поэтому одним из первых актов Советского государства было обращение Совета Народных Комиссаров РСФСР «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» (20.11.1917 года), в котором были такие слова: «Отныне ваши верования и обычаи, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно. Знайте, что ваши права, как и права всех народов России, охраняются всей мощью революции и ее органов – Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов».

Это был сильный политический ход Советской власти, позволивший завоевать симпатии мусульман к большевикам. Многие мусульманские и национальные лидеры увидели в новой власти гарантию своих духовных и политических интересов. К ним, в частности, относится и великий сын башкирского народа Ахметзаки Валиди (Валидов). Он стал членом Временного центрального бюро российских мусульман. Был избран депутатом Всероссийского Учредительного Собрания от Уфимской губернии. Депутат Миллэт Меджлиси (1917-1918). В 1917 году, находясь в составе Башкирского областного бюро, образованного в Москве на Всероссийском съезде мусульман башкирской делегацией, совместно с Шарифом Манатовым явился организатором созыва I и II Всебашкирских съездов (июль 1917 года , г. Оренбург, август 1917 года, г. Уфа), на которых было создано Башкирское Центральное Шуро, которое 15 ноября 1917 года в Оренбурге провозгласило образование национально-территориальной автономии Башкортостан как части федеративной России. Валидов был избран членом Башкирского правительства и предпарламента Башкурдистана – Малого Курултая.

Но с укреплением Советского государства, идеологией которого был атеистический марксизм-ленинизм, отношение к мусульманам, как и представителям других конфессий, стало меняться в худшую сторону. Воинствующий атеизм объявляется важнейшим компонентом государственной идеологии, начинается преследование духовенства и активной части верующих. В феврале 1918 года в Оренбурге Валиди был арестован большевиками в числе восьмерых членов Башкирского Правительства. С этого момента и до своей смерти в Турции он находился в оппозиции к Советскому государству.

С начала 1920-х годов религиозные организации стали рассматриваться как политические, составляющие угрозу Советской власти, а духовенство – как класс, подлежащий к уничтожению. Разрушались храмы, в том числе мечети. Если их число в дореволюционной России достигало 12 000, то к 1956 году число разрешенных государством мечетей было равно 94. В Башкортостане даже в «атеистическом» 1927 году было еще 2414 мечетей, но в 1940 их осталось 12. В 1936 году начались репрессии против членов ЦДУМ и Башкирского духовного управления мусульман. Их всех арестовали и большинство из них было расстреляно. Председатель Постоянной комиссии при Президиуме ВЦИК П. Смидович после встречи с председателем ЦДУМ Р. Фахретдином, которое состоялось еще до этих репрессий (в мае 1930 года) направляет следующее письмо Председателю ВЦИК М. Калинину, очень точно обрисовывающую ситуацию с исламом: «Под ведомством ЦДУМ состояло всего 153 мухтасиба. Из этого числа 34 мухтасиба находятся в ссылке, 23 – в местах заключения, 23 – отказались от своих должностей, 3 – умерли, 57 – на своих должностях не находятся, но ЦДУМ неизвестно, где и в каком положении они находятся. Все религиозные организации мусульман находятся накануне полнейшего разрушения и исчезновения с лица земли. Пока закрылось 87% мухтасибатов (мусульманских епископатов)..., от 90 до 97% мулл и муэдзинов лишены возможности отправлять культ... Положение по мусульманскому культу хуже, чем по другим культам...» [1, c. 93]. В 1930-х годах в Башкортостане были репрессированы 588 мусульманских служителей культа.

Сильный урон мусульманской культуре был нанесен изменением письменности: в конце 1920-х годов арабская графика была заменена латиницей, а через 10 лет латинская была заменена русской графикой. Как пишет Р. Гайнутдин, государство и «не скрывало, что одной из немаловажных причин этих шагов было желание оторвать народ от ислама, от многовековых традиций и знаний, связанных с исламом» [2, с. 45].

Ислам в этот период приобрел характер бытовой религии, слившейся с этническими обрядами и традициями. Однако мы воздержались бы характеризовать этот феномен как либерализацию ислама, когда определенные элементы культуры трансформируются в целях прогресса [3; 4; 5]. Скорее всего, имело место разрушение главных принципов этой религии, внесение в нее новшеств, противоречащих исламу, что затем стал использоваться ваххабитами для критики российского ислама [6: 7].

Советские идеологемы сильно действовали и на характер исторических и религиоведческих исследований, на селекцию научных текстов по исламу. Перед советским обывателем ислам представал в виде примитивных представлений неграмотных людей, далеких от достижений науки [8; 9].

Отношение к исламу стало меняться во второй половине 1980-гг. , когда начался кризис советской политической системы, который привел в 1991 г. к разрушению Советского государства.

Список литературы

  1. Набиев Р.А. Ислам и государство. Культурно-историческая эволюция мусульманской религии на европейском Востоке. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2002. С. 93.
  2. Гайнутдин Р. Ислам в современной России. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004. 320 с. С. 45.
  3. Рахматуллин Р.Ю., Семенова Э.Р. Традиционализм и либерализм в правовом и педагогическом пространстве // Профессиональное образование в современном мире. 2014. № 1 (12). С. 19-26.
  4. Рахматуллин Р.Ю., Семенова Э.Р. Традиционализм и либерализм в свете философии права // Научный вестник Омской академии МВД России. 2014. № 1 (52). С. 41-44.
  5. Семенова Э.Р. Идеи традиционализма и либерализма в философии права // Альманах современной науки и образования. 2013. № 3 (70). С. 161-163.
  6. Рахматуллин Р.Ю. Религия и наука: проблема взаимоотношения (на примере ислама) // Молодой ученый. 2014. № 4. С. 793-795.
  7. Рахматуллин Р.Ю. // Основные противоречия между салафизмом и суфизмом // Молодой ученый. 2014. № 12 (71). С. 409-411.
  8. Рахматуллин Р.Ю. Проблема объективности исторического знания или как возможен единый учебник истории // European Social Science Journal. 2014. № 8-3 (47). С. 69-73.
  9. Рахматуллин Р.Ю. Историческое знание в контексте философии науки // Вестник ВЭГУ. 2015. № 3 (77). С. 129-137.