Формы негативного воздействия на нравственность

NovaInfo 53, с.221-224, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Юридические науки
Язык: Русский
Просмотров за месяц: 0
CC BY-NC

Аннотация

В статье проводится анализ проявлений профанации морали и нравственности в современной обществе. Автор указывает на существование дефиниции «антиискусства» (криминальное искусство), которое представляет собой явление, выражающееся в виде действий, направленных на разрушение сферы подлинного искусства, целью которого является «навязывание суррогатов» современному обществу. В статье детально анализируются различные формы современного, модного искусства.

Ключевые слова

ПОРНОГРАФИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ, ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ФИЛЬМЫ, ПРЕСТУПЛЕНИЕ, ПРОФИЛАКТИКА, ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ, ПРОФАНАЦИЯ, КРИМИНОЛОГИЯ, СМИ

Текст научной работы

Средства массовой информации, специальные издания практически ежегодно сообщают о случаях уничтожения, повреждения, подделки произведений искусства, которые не всегда оказываются выявленными и, следовательно, наказуемыми. Такие преступления являются лишь «ядром» преступности в сфере искусства. Периферию такой преступности составляют современные разновидности искусства, способствующие трансформации истинного искусства. Современное общество осознало возможность оказывать воздействие на личность, навязывая свою идеологию, способствующую дезорганизации общества и государства. Так, средствами массовой информации, художественными фильмами, рекламой активно поднимается пропаганда безнравственности, агрессии, лжи, бездуховности, откровенно демонстрируются сцены насилия. Современное искусство в настоящее время совсем не искусство, оно скорее представляет собой по большей части профанацию истинного искусства. В этой связи справедливо утверждать о существовании дефиниции «антиискусства» (криминальное искусство), которое представляет собой явление, выражающееся в виде действий, направленных на разрушение сферы подлинного искусства, целью которого является «навязывание суррогатов» современному обществу. В таком случае под видом различных форм искусства совершается общественно опасная по своим результатам деятельность. Причина тому ясна, слишком высока цена (в прямом смысле этого слова) прикосновения к истинно высокому искусству [1, с.114]. Так, закрепляя «новые» стандарты» в обществе – «все больше и больше смелости», «модно только то, что эротично», – такое псевдоискусство разрушает сформированную веками систему общечеловеческих ценностей, откровенно «навязывания» обществу низменные человеческие инстинкты.

Такие «стандарты» рассматривают искусство исключительно как коммерцию. Так, съемки живых сцен насилия в художественных фильмах, материалы порнографического характера, инсталляция, - все это является проявлением «криминального искусства», в котором происходит подмена «прекрасного» на «безобразное». Так, проект китайского художника Мяо Ксяочаня, пытаясь показать обществу «простоту» зарождения искусства, используя компьютерную графику, создает работу-подражение «Страшному суду» Микеланджело. Очевидная разница между гением искусства и современником для общества показывается не существенной, в то время как «классик» долго и кропотливо создавал героев своего действа, воплощая дарованный талант, а китайский художник, не прикладывая особого старания «создал» труд [2, с. 203].

Главное предназначение подлинного искусства состоит в том, чтобы улучшать, совершенствовать человека, его внутренний мир, приобщать его к высокой духовности. В этом отношении искусство гармонизирует личность, формирует морально-нравственные «установки», делает ее совершенной. Такие «установки» даются обществу через отражения в произведениях искусства «идей», «образцов» человеческого характера, формируя поведение о должном, с позиции нравственности и морали, императивы. Однако в свете последних событий современное искусство представляет собой лишь «выставку» различных форм насилия. Так, на выставки Петра Швецова в Санкт-Петербурге «к предметам были прикреплены медицинские пробирки с кровью автора, в серии картин данной «выставки» откровенно изображались чучела животных, позы неестественны, глаза откровенно смотрят в никуда. Звери изображены на беспросветно черном фоне. Картины покрыты толстым слоем из смеси оливы и лака, живописи придается «эффект» мумии в квадрате» [3, с. 106]. Такая выставка вряд ли может оставить кого-то равнодушным, лишь заставит содрогнуться от такого количества омерзительного, заложив в подсознание человека «особые элементы» всего увиденного, способствующие проявлению преступного поведения в различных формах. На наш взгляд такой «показ» никак нельзя признать искусством в силу отсутствия главного из признаков искусства как стремление к гармонии, красоте [4, с. 218]. Действующее уголовное законодательство, охраняя искусство, ставит заслон на пути таким проявлениям – антиискусству, которое оказывает разрушительное воздействие на сферу подлинного искусства, получая воплощение в форме криминального искусства – в виде порнографии, видеозаписи реальных сцен убийств, изнасилований, скотоложства, педофилии, иных сексуальных извращений, находящих своих «ценителей» [5, с. 114]. В зарождении преступного в сфере искусства огромное влияние оказывает захлестывающая волна насилия и эротики, жертвой которой становится огромная аудитория общественности.

Поглощая истинное искусство, такая «волна» заставляет общество забыть «природу гениев», представивших нам абсолютные вершины искусства. Колоссальное количество сцен насилия в художественных фильмах лишь доказательства тому. Талантливые артисты в художественных фильмах преподносят весь спектр криминальной субкультуры, показывая современному человеку, что преступный мир гораздо интереснее, чем мир законопослушного гражданина. Съемки живых сцен насилия, отраженные в фильмах, лишь провоцируют возникновение актов агрессии в обществе, снижая у многомиллионной аудитории зрителей негативность к таким антиобщественным проявлениям, вызывая так называемый «эффект подражания экранному насилию» как эталону. Такие «сцены» лишь способствуют стимулированию агрессии, злобы и иных негативных человеческих проявлений. Не уступают по степени негативного воздействия на общественность сцены порнографического характера, представляя собой разновидность криминального искусства, признаваемого создателями такового «демонизма» как «современное искусство». Справедливо отмечает доктор юридических наук, профессор И.И. Карпец, что криминологами доказана прямая связь порнографии и преступности [6, с. 65]. В этой связи стоит отметить, что Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность: за незаконное распространение порнографических материалов или предметов (ст. 242), за изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242), возбуждение ненависти либо вражды, в равно уничтожение человеческого достоинства (ст.282). Так, согласно статистическим данным в 2002 г. по статье 242 УК РФ было зарегистрировано 600 преступлений на территории РФ, позднее уже в 2007 году их около 2433, в 2008 – 2876, в 2009 – 3067, в 2010 – 1794, в 2011 – 1916. Соответствующие расчеты показывают, что в целом прослеживается негативная динамика совершения такого рода деяний. Аналогичная ситуация наблюдается и в отношении изготовления и оборота материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242).

На сегодняшний день обеспокоенность данной проблематикой имеет место в научных кругах. Так, Президент Ассоциации кинообразовании и медиапедагогики России, доктор педагогических наук, профессор А.В. Федоров отметил негативное влияние сцен такого характера прежде всего на детскую аудиторию. Действительно, огромное количество натуралистических сцен разного рода драк, убийств, избиений, изнасилований на экранах российского телевидения, говорит о необходимости создания государственной политики, обеспечивающей контроль за деяниями такого характера, способствующих «вживлению» данных патологий в генетику последующих поколений, и, следовательно, к росту преступности различной направленности.

Интерпретируя вышеизложенное, можно прийти к выводу, антиискусство приобретает угрожающие масштабы, вызывая гибельные последствия, привлекая внимания широких слоев общественности. Не вызывает сомнения, что данный процесс происходит одновременно с процессами дегуманизации, деидеологизации личности. Такого рода вещи происходят в нездоровом обществе, которому свойственна патологичность, склонность к уничтожению общечеловеческих императивов нравственности и морали.

Читайте также

Список литературы

  1. Мартышева О. М. Общественная опасность уничтожения или повреждения объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации (ст. 243 УК РФ) / О. М. Мартышева // Актуальные проблемы уголовной и уголовно-процессуальной политики Российской Федерации. — Омск : Омская юридическая академия, 2014. — С. 114.
  2. Мартышева О. М. Приватизация памятников истории и культуры: уничтожение или спасение? // Вестник ОмГУ. Сер. Право. – 2010. – № 4. – С. 203.
  3. Новик Д. Живая живопись // Новый Мир Искусства. № 5. 2007. С. 106.
  4. Мартышева О. М. Преступления, посягающие на культурные ценности и их квалификация // Вестник ОмГУ. Сер. Право. – 2014. – № 2. – С. 218.
  5. Мартышева О. М. Хищение культурных ценностей из музеев, церквей // Право и политика. – 2010. – № 5. – С. 114.
  6. См.: Криминология / Учебник Под ред. И.И. Карпеца, В.Е. Эминова. М., 1992. С. 65.

Цитировать

Андрюшенкова, О.М. Формы негативного воздействия на нравственность / О.М. Андрюшенкова. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 53. — С. 221-224. — URL: https://novainfo.ru/article/8141 (дата обращения: 03.12.2022).

Поделиться