К вопросу о правовом регулировании фактических брачных отношений в Российской Федерации

№56-4,

юридические науки

Статья посвящена актуальным вопросам правового регулирования фактических брачных отношений в Российской Федерации.

Похожие материалы

По мнению большинства отечественных юристов, брак представляет собой добровольный равноправный союз мужчины и женщины, построенный на чувствах взаимной любви и уважения с целью создания семьи, зарегистрированный в органах записи актов гражданского состояния и находящийся под защитой государства, следствием которого являются взаимные права и обязанности супругов [1, с. 215].

Вместе с тем, в последние годы в России обозначилась тенденция к росту числа фактических брачных отношений, что закономерно порождает особую совокупность отношений, нуждающуюся в правовом регулировании.

Под фактическим браком следует понимать постоянные, устойчивые моногамные отношения между людьми, достигшими брачного возраста по совместному проживанию (сожительству), не оформленные в установленном законом порядке как брак, продолжительностью более двух лет, порождающие права и обязанности по отношению друг к другу, а также, при наличии у пары детей, - и к детям [2, с. 124].

В научной литературе можно встретить ряд схожих по содержанию юридических терминов – «незарегистрированный брак», «неформальный брак», «сожительство», определяющих отношения между партнерами по совместному проживанию, которые не оформлены в установленном порядке как брак [3, с. 14].

Несмотря на широкое распространение фактических брачных отношений, согласно действующему российскому законодательству подобного рода отношения не влекут возникновения прав и обязанностей законных супругов, на что указывал в своем определении и Конституционный Суд Российской Федерации. [4].

Основными источниками правовой регламентации связи между сожителями являются правовой обычай, нормативный правовой акт (нормы которого применяются в отношении фактического сожительства по аналогии закона или аналогии права) и договор, рассматриваемый как правовой регулятор, отличный от нормативного правового [5, с.123].

Следовательно, в нашей стране к имущественным отношениям фактических супругов применяются не специальные брачно-семейные положения, а общие положения отечественного гражданского права. Вследствие этого имущественные права и обязанности фактических супругов в значительной степени отличаются от имущественных прав и обязанностей супругов законных.

В Российской Федерации право общей собственности на приобретаемое в фактических брачных отношениях имущество не возникает автоматически (как это происходит с возникновением права общей собственности законных супругов посредством самого факта регистрации брака), а устанавливается по предусмотренным гражданским законодательством основаниям возникновения общей собственности.

Принято выделять три общих случая возникновения права общей собственности между фактическими супругами.

  1. право общей собственности на имущество, которое было приобретено в фактических брачных отношениях, возникает, если фактические супруги являются сособственниками этого имущества, что должно подтверждаться необходимыми правоустанавливающими документами.
  2. право общей долевой собственности между фактическими супругами может возникать при наличии письменного соглашения фактических супругов, которое устанавливает общность приобретенного в фактических брачных отношениях имущества.
  3. право общей собственности на имущество, которое приобретено в фактических брачных отношениях и собственником которого является один из фактических супругов, может быть установлено в судебном порядке при условии доказанности существования соглашения об общности приобретенного имущества и внесении вклада в приобретение общего имущества.

При разрешении споров о разделе имущества фактических супругов суд не устанавливает, состоят ли лица в фактических брачных отношениях, а только определяет факт совместного приобретения спорного имущества. Совместное проживание без регистрации брака не приводит к изменению имущественных отношений сторон в том случае, если отсутствуют надлежащие доказательства создания общего имущества.

Таким образом, признание в суде права общей собственности фактических супругов ничем не отличается от признания права общей собственности иных физических лиц, которые не состоят в фактических брачных отношениях между собой.

В части регулирования алиментных отношений фактические брачные отношения не порождают обязательств по содержанию сожителями друг друга. Это касается и периода времени фактических брачных отношений, и постбрачного периода. При этом обязанности фактических супругов по уплате алиментов носят исключительно добровольный характер.

Согласно нормам, закрепленным в части 2 статьи 120 Семейного кодекса РФ [6], при вступлении нетрудоспособного нуждающегося в помощи бывшего супруга - получателя алиментов в новый законный брак выплата взыскиваемых в судебном порядке алиментов прекращается. Однако действие этого правила не распространяется на случаи вступления бывшего супруга в брак фактический.

Наследовать друг после друга фактические супруги могут в том случае, если они указаны в завещании в качестве наследников. При этом права фактического супруга при наследовании по завещанию ограничены правилами об обязательной доле. Действующее законодательство не включает фактических сожителей в круг лиц, наследующих по закону [7, с. 3].

В соответствии с положениями части 2 статьи 1148 Гражданского кодекса РФ, фактический супруг имеет возможность наследовать по закону, если ко дню открытия наследства он являлся нетрудоспособным и не менее года до смерти наследодателя находился на его иждивении и проживал совместно с ним [8].

Что касается правового регулирования отношений, которые складываются между родителями и детьми, рожденными от лиц, состоявших в фактических брачных отношениях, то, следует отметить, отсутствие связи между состоянием родителей в браке (законный или фактический брак) и объемом прав и обязанностей детей и родителей. Иными словами, дети, рожденные от лиц, состоящих в браке между собой, имеют те же права, что и дети, рожденные от лиц, не состоящих в браке между собой.

Причем возникновение прав и обязанностей родителей и детей связано с установлением происхождения детей от родителей. И если объем прав и обязанностей детей и родителей не зависит от состояния последних в браке между собой, то процедура установления происхождения детей принципиальным образом отличается в зависимости от того, состоят родители ребенка в браке между собой или не состоят.

Таким образом, имущественные и неимущественные права и обязанности фактических супругов существенно отличаются от аналогичных прав и обязанностей супругов законных. На сегодняшний день, несмотря на единой семейно-брачное начало, общий объем прав и обязанностей фактических супругов в значительной степени уступает объему прав и обязанностей супругов законных.

При регулировании складывающихся в фактическом браке отношений специальные брачно-семейные нормы не применяются. Названные отношения, в зависимости от их характера, регулируются нормами соответствующих отраслей права. При этом основания и механизм такого регулирования ничем не отличаются от регулирования отношений, возникающих между посторонними лицами.

Конечно, никому из фактических супругов в юридической защите имущественных интересов государство не отказывает. Однако законодатель не учитывает никаких особенностей этих отношений: ни лично-доверительного характера отношений, ни факта ведения совместного хозяйства, ни других обстоятельств фактического характера, которые характеризуют семейные отношения. Следует согласиться с К.Д. Гайбатовой и М.К. Мамедовой в том, что изменения, происходящие в представлениях о современной семье, браке, обуславливают необходимость приведения законодательства в соответствие с действительностью, в частности, юридическое признание фактических супружеских союзов [9, с. 89].

Список литературы

  1. Яковлева Е.А. Заключение брака как основание возникновения личных неимущественных прав супругов // Актуальные проблемы экономики и права. 2015. №2. С. 214-220.
  2. Кириллова Е.А. Наследственные права супругов в фактическом браке // Новый вектор развития научной деятельности. Вызовы и решения: сборник научных статей по итогам международной научно-практической конференции. 2016. Издательство: КультИнформПресс. С. 123-124.
  3. Руденко А.В. Гражданский брак // Вестник Восточно-Сибирской открытой академии. 2015. №17(17). С. 14.
  4. Определение Конституционного Суда РФ от 22.03.2012 №457-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ахметова Эмеля Борисовича на нарушение его конституционных прав статьей 10 Семейного кодекса Российской Федерации» / [Электронный ресурс] - Режим доступа. - URL: www.base.consultant.ru (дата обращения: 15.12.2016).
  5. Пугинский Б.И. Теория и практика договорного регулирования. М.: ИКД «Зерцало-М», 2008. - 224 с.
  6. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 №223-ФЗ (ред. от 30.12.2015) / [Электронный ресурс] - Режим доступа. - URL: www.base.consultant.ru (дата обращения: 15.12.2016).
  7. Кириллова Е.А. Завещание как один из основных видов наследования // Журнал юридических исследований. 2016. №2. Т. 1. С. 3.
  8. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 №146-ФЗ (ред. от 03.07.2016) / [Электронный ресурс] - Режим доступа. - URL: www.base.consultant.ru (дата обращения: 15.12.2016).
  9. Гайбатова К.Д., Мамедова М.К. К вопросу об имущественных отношениях лиц, состоящих в фактическом браке // Юридический вестник ДГУ. 2012. №3. С. 87-89.