О последствиях признания завещаний недействительными

№59-1,

Юридические науки

В статье рассматриваются наиболее актуальные проблемы, возникающие в связи с признанием завещаний недействительными.

Похожие материалы

Наследование по завещанию в Российской Федерации широкого распространения не получило. Связано это с целым комплексом различных причин, среди которых ведущее место занимают: правовая безграмотность населения, нежелание задумываться о будущем, а также чисто психологические причины. К примеру, отдельные граждане полагают, что составление завещания способно приблизить их смерть [1, с. 21].

Последствия недействительности завещания для лиц, в нем упомянутых, закреплены в п. 5 ст. 1131 ГК РФ [2]. Признанное недействительным в целом или в какой-то его части завещание не создает каких-либо правовых последствий и отпадает в целом или в части как основание наследования в соответствии с этим завещанием. Вместе с тем, оно не устраняет прочих законных оснований наследования: наследования по закону, наследования в соответствии с завещательными распоряжениями этого же завещания, не относящимися к недействительным, или наследования по иному, действительному завещанию [3, с. 3].

В теории гражданского права наличествуют два основания для признания завещаний недействительными: общие (основания недействительности любых сделок) и специальные (основания недействительности исключительно завещаний). Следует отметить, что подобного рода деление является весьма условным, поскольку в основе признания любой сделки недействительной лежит нарушение норм действующего законодательства [4, с.132].

Таким образом, юридические последствия недействительности завещания не исчерпываются положениями ст. 1131 ГК РФ. Общие правовые последствия недействительности сделок согласно ст. 167 ГК РФ применяются к последствиям недействительности завещания в такой мере, в какой это не противоречит существу завещания и основанных на нем отношений наследования. Если признанное недействительным завещание было исполнено и завещанное имущество перешло в собственность указанных в нем лиц, последние не вправе удерживать в своем ведении приобретенное имущество [5, с. 965].

Следует отметить, что к отношениям, которые складываются между наследниками, восстановившими свое право наследования по завещанию или по закону, и лицами, приобретшими имущество по впоследствии отпавшему основанию, применяются положения ст. ст. 1102–1108 ГК РФ, регулирующие обязательства из неосновательного обогащения.

Если совершенное с нарушением требований закона завещание не исполнялось, оно просто аннулируется после соответствующего решения суда и наступает наследование по закону либо наследование согласно другому действительному завещанию. Если же признанное завещание полностью или частично уже исполнено, возникает вопрос об имущественных последствиях его недействительности.

Главным имущественным последствием недействительности завещаний является двусторонняя реституция. Двусторонняя реституция наступает во всех случаях недействительности сделки, если в законе не указаны иные имущественные последствия [6, с. 235].

В соответствии с п. 2. ст. 167 ГК РФ, содержащей общие правила о последствиях недействительности сделок, каждая из сторон обязана возвратить все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах.

После признания завещания недействительным наследники по недействительному завещанию должны предоставить полученное по данному завещанию имущество в полном объеме для передачи его в собственность законных наследников либо наследников по другому действительному завещанию, которые выступают в интересах наследодателя в качестве его представителей. При применении правил двусторонней реституции к недействительным завещаниям необходимо учесть тот момент, что одна сторона – собственник имущества (завещатель) – физически отсутствует. В данном случае можно предположить, что после признания завещания недействительным происходит возврат сторон в первоначальное состояние, когда данная сделка еще не совершилась [7, с. 73].

Необходимо отметить, что реституция является мерой правоохранительного характера, а не санкцией, так как не связана с претерпеванием сторонами дополнительных неблагоприятных последствий. Так, при реституции подлежит исполнению реституционное обязательство. По общему правилу, у наследников по недействительному завещанию возникает обязанность вернуть наследственное имущество законным наследникам, а у последних – обязанность возместить все расходы, связанные с приобретением наследства и его содержанием.

Наследники по недействительному завещанию могут рассчитывать на возмещение расходов лишь в случае установления их добросовестности в судебном порядке.

Вопрос о правовой природе реституции и ее соотношение с виндикацией далеко не академический. Предлагаемая квалификация требований о возврате имущества, полученного по недействительной сделке, как виндикационных, дает основание для применения к ним норм главы 20 ГК РФ о защите прав собственности, что имеет важное практическое значение.

К примеру, С.Н. Смольков отмечает, что иск о реституции точно так же, как и виндикационный, направлен на истребование имущества из незаконного владения, а правовая природа реституции есть не что иное, как разновидность виндикации, частичный случай ее применения [8, с. 22].

В случаях, когда завещания были признаны недействительными на основании нарушения принципа свободы завещания, то есть не по вине самого завещателя, необходимо признать наличие состава правонарушения. Для нарушителя наступают последствия, установленные в законе, – санкции. Различают такие последствия, как меры ответственности и меры защиты.

Эти меры отличаются между собой по социальному назначению, основаниям применения, функциям, принципам реализации и прочим аспектам. Социальное назначение мер защиты – предупреждение, пресечение правонарушения, а мер ответственности – предотвращение правонарушения и устранение его последствий. Сущностью юридической ответственности является обязанность субъекта действовать в соответствии с требованиями правовых норм.

Принципом реализации мер защиты является диспозитивность поведения субъектов, то есть лицо, право которого оспаривается или нарушено, может прибегнуть к мерам защиты, а может и отказаться от защиты субъективного права. Меры ответственности должны применяться к нарушителю независимо от волеизъявления управомоченного лица в силу того, что ответственность существует и до ее реализации.

Необходимо определиться с понятием ответственности. Ответственность является базовым понятием юридической науки, и, несмотря на длительность дискуссий, само понятие юридической ответственности остается спорным. Ответственность рассматривается как необходимость, обязанность отвечать за свои действия и поступки, быть ответственным за них.

Следует отметить, что основное внимание в юридической литературе уделяется проблеме социальной ответственности в двух аспектах: активном (позитивном) и ретроспективном (негативном). В первом случае ответственность выступает как регулятор общественных отношений в настоящем и будущем, обязывающий субъектов предвидеть последствия своих поступков. В другом аспекте ответственность представляется регулятором правоотношений, которые возникают в результате правонарушения.

Гражданско-правовую ответственность принято определять в качестве обязанности лица нести предусмотренные законом неблагоприятные последствия за совершенное правонарушение, выражающиеся в лишении правонарушителя имущественных благ (прав) в пользу потерпевшей стороны. Социальное содержание ответственности характеризуется негативным отношением государства к совершенному правонарушению и выражается в обязанности нести неблагоприятные последствия в виде некой формы наказания, а ее мера – в лишениях имущественного характера, применяемых к правонарушителю.

Признак неблагоприятных последствий, характерный для гражданско-правовой ответственности за нарушение имущественных прав, образует два элемента:

- обязательный для всех видов элемент государственного осуждения;

- дополнительный, специфический – существование новой имущественной обязанности, обременяющей правонарушителя.

Таким образом, достигается цель восстановления имущественных потерь потерпевшего за счет имущественной сферы правонарушителя. В случаях отсутствия одного из элементов могут применяться меры защиты, но не меры гражданско-правовой ответственности.

Целесообразно определить круг лиц, заинтересованных в признании завещания недействительным, к которым относятся законные наследники, наследники по другому завещанию, а также лица, чьи законные интересы нарушает это завещание. Также необходимо определить круг лиц, являющихся ответчиками в судебном процессе при решении вопроса о недействительности завещательного распоряжения, в их число, согласно судебной практике, входят наследники, обозначенные в этом завещании, и третьи лица, находящиеся в сговоре с последними, или другие лица, заинтересованные в исполнении завещания. В связи с этим возникает проблема определения добросовестности наследников по завещанию и защиты их прав при признании завещания недействительным.

Трудность заключается в том, что для того, чтобы доказать добросовестность наследников по завещанию, необходимо предоставить доказательства того, при каких условиях и обстоятельствах совершалось завещание и какой информацией должны были обладать данные лица. Оспаривающие же завещание лица не всегда обладают такими сведениями. Поэтому существует некая «презумпция недобросовестности», сущность которой состоит в том, чтобы лицо доказывало свою добросовестность и опровергало эту презумпцию.

Исходя из вышеизложенного, целесообразно определить круг ответственных лиц, при признании завещания недействительным в силу порока воли и определения степени ответственности не только уголовной, но гражданско-правовой. В частности, следует установить некие имущественные взыскания в пользу добросовестных наследников. При признании завещания недействительным в силу порока воли необходимо определить круг лиц, в чьих интересах было составлено завещание. Лица, чей интерес был направлен на достижение противоправной цели путем воздействия на волю завещателя, должны претерпеть определенные издержки.

В теории отечественной цивилистики существует еще одна проблема –сложный состав недействительной сделки. Сложный состав недействительной сделки означает конкуренцию применения норм, посвященных различным основаниям недействительности, а, следовательно, и конкуренцию имущественных последствий недействительности сделок, которые в большинстве случаев выступают в качестве санкций юридической ответственности, применяемых к виновным недобросовестным их участникам

Основная проблема в данном вопросе сводится к тому, какие нормы, а заодно и юридические последствия недействительности должны применяться к недействительному завещанию со сложным составом.

Очевидно, что если завещание одновременно обладает основаниями абсолютной недействительности и относительной недействительности, то к нему, независимо от предъявленных требований, должны применяться последствия недействительности соответствующего абсолютно-недействительного завещания.

Таким образом, основным последствием недействительных сделок является отсутствие с момента совершения сделки «положительного», с точки зрения сторон, правового результата. Другое важное последствие недействительности сделки - возвращение сторон в первоначальное положение, то есть двусторонняя реституция [9, с. 143].

Не все идеи, касающиеся порядка наследования, законодателю удалось воплотить в четких юридических конструкциях, что создает благоприятную почву для злоупотреблений и действий криминального характера [10, с. 26]. Следовательно, необходима детальная проработка целого ряда статей закона, с целью их оптимизации и приведения в соответствие требованиям сегодняшнего дня.

Список литературы

  1. Гришаев С.П. Наследственное право: учебно-практическое пособие. М.: Проспект, 2011. - 184 с.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 №146-ФЗ (ред. от 03.07.2016) / [Электронный ресурс] - Режим доступа. - URL: www.base.consultant.ru (дата обращения: 03.02.2017).
  3. Кириллова Е.А. Завещание как один из основных видов наследования // Журнал юридических исследований. 2016. Том 1. №2. С. 3.
  4. Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право в нотариальной практике. Комментарии (ГК РФ, ч. 3 разд. V), метод. рекомендации, образцы док., норматив. акты, судеб. практика: практическое пособие 5-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2007. – 800 с.
  5. Кириллова Е.А. Правовые основания и виды наследования в гражданском законодательстве России //
  6. Лавриненко А.С., Васильев А.М. Правовые последствия признания недействительности сделки // Новая наука: проблемы и перспективы. 2016. №3-1(67). С. 234-236.
  7. Кириллова Е. А. Наследственное право России. Учебное пособие. Москва: РЭУ им. Г.В. Плеханова, 2017. - 157 с.
  8. Смольков С.Н. Недействительные сделки: вопросы теории и практики: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2004. – 24 с.
  9. Заболоцкая Н.Г. Правовые последствия признания сделок недействительными // Экономика и право. 2016. №1. С. 143-145.
  10. Яценко Н.А., Колесникова В.Г., Бурханова М.С. Недействительность завещания // Научный аспект. 2013. Том 1. №2. С. 25-26.