Сущность красного террора

№60-2,

исторические науки и археология

В данной работе рассматривается сущность красного террора. Раскрывается политика большевиков по физическому и моральному уничтожению своих врагов.

Похожие материалы

С 5 сентября 1918 г. вступило в силу это постановление о красном терроре. И незамедлительно большевики принялись реализовывать этот новый закон, открывающий безграничные возможности зверств.

Де-факто террор начал действовать после пришествия большевиков к власти. Аресту подлежали члены буржуазных партий, таких как партия Конституционалистов-Демократов, меньшевиков, эсеров, спекулянты, помещики, фабриканты, офицеры, дворяне и др. «неблагонадежные элементы». Так у советской власти сложился институт заложничества. [1]

Террор чаще всего проводился ЧК. Как писалось в иностранных новостных сводках, «Чрезвычайная комиссия является учреждением, не знающим чувства справедливости». Ратьковский И.С. выделяет несколько этапов:

  1. Декабрь 1917 г. — Июнь 1918 г. — становление центральной и местных систем ЧК.
  2. Июль 1918 г. — 5 сентября 1918 г. — переход к практике террора
  3. сентября 1918 г. — начало ноября 1918 г — политика красного террора.
  4. Ноябрь 1918 г. — Февраль 1919 г. — первая реорганизация ВЧК.

Как пишет Ратьковский И.С. за первое полугодие ВЧК вынесло 200 смертных приговоров, хотя Мельгунов С.П. говорит о 800. [2]А за период с июня 1918 — по февраль 1919 гг. было расстреляно 5496 человек. [3, с. 216]Однако сложно ответить на вопрос о жертвах ВЧК точно, т.к. имело место и самосуд, расправы. Возможно, число жертв даже превышает приведенные выше данные.

Нельзя не заметить и таких фактов красного террора, как расстрел царской семьи и попытки полного истребления династии Романовых, или глумление над телом Корнилова Л.Г.

Основной территорией проведения красного террора можно назвать территорию Центральной России и Поволжья, но по мере продвижения РККА и захвата территорий, Сибирь, Дальний Восток, Украина, Крым, Юг России. Ратьковский И.С. называет Петроград столицей красного террора. За осень 1918 г. в Петрограде было расстреляно более шести тысяч человек.[4]

Особая следственная комиссия по расследованию злодеяний большевиков, учрежденная Деникиным А.И., вывела другие данные по красному террору в разных губерниях и городах юга России. Так, выделяется, что приказом №73 ЧК по Северному Кавказу аресту и расстрелу без суда и следствия подлежали Рузский, Багратион-Мухранский, Шаховский Л., Шаховский В. и еще 32 человека, а позднее, 21 октября в ответ на «покушения вождей революции» было расстреляно 59 человек. Большое количество людей направляли в концентрационные лагеря в качестве заложников, где как упоминается сводках комиссии, с заключенными обращались плохо и кормили также плохо. Наибольшее количество заложников было в г. Кисловодске.[5] В основном это было офицерство, дворянство и др., кто мог подозреваться большевиками в «контрреволюционной деятельности». Чекистами проводились несанкционированные обыски, аресты, избиения, возможно в случае сопротивления и убийства.

Особо в сводках комиссии выделялись злодеяния большевиков в отношении религиозных организаций. Церкви, храмы, монастыри разграблялись, церковные служители расстреливались без суда и следствия. [5]

Наибольший размах красный террор в Гражданской войне в России приобрел с 1919-1922 гг.

Особая следственная комиссия по расследованию злодеяний большевиков при главнокомандующем ВСЮР имеет огромное количество следственных материалов по многочисленным преступлениям большевиков и их режима, например такие как «Акт расследования по делу об аресте и убийстве заложников в Пятигорске в октябре 1918 г.», «Акт расследования о злодеяниях большевиков, совершенных в 1918 и 1919 годах в Святогорском Успенском монастыре Изюмского уезда, Харьковской губернии» и т.д. Как видно репрессивная политика большевиков была направлена против широкой массы людей, принадлежавших к различным сословным группам.

Чекисты в своей репрессивной политике, изощрялись различными способами, физически и морально издеваясь над заключенными. Это могли быть как расстрелы, повешения, так и встречались даже дикие средневековые казни и пытки. Например, встречались случаи скальпоснимания, отрубания голов, рук, кистей, снятия кожи живьем, людей топили на баржах. [5]

С 15 апреля 1919 г. Новый декрет выделил 2 вида лагерей: концетрационный, где содержались главным образом заложники, и принудительно-трудовые, куда ссылались приговоренные революционным трибуналом. Так, число заключенных в обоих этих лагерях по самым скромным оценкам, насчитывалось более 70000 человек. [6, с. 41]

Немного позднее в мае 1919 г. появляется новый орган Войска внутренней охраны республики (ВОХР), аппарат давления и манипулирования над населением территории подконтрольной РСФСР, а также красноармейцев-дезертиров и т.д. Так, в общем количестве чекисты и ВОХР составили к 1921 г. около 20000 человек. [7]

Но террор большевиков применялся не только к белогвардейцам, священнослужителям и др. «контрреволюционным элементам». В 1919 г. произошел ряд забастовок рабочих и восстаний крестьян. И их число росло, что в итоге вылилось в Кронштадтский мятеж и Антоновское восстание. В 1919 г. большевики жестко подавляли эти бунты. При этом также арестовывались умеренные социалисты, эсеры, меньшевики.

По мере продвижения Красной армии, ЧК и ВОХР начали свирепствовать на территориях Украины, Поволжья, Урала, Сибири, Дальнего Востока.

Российский писатель, юрист Гольденвейзер А.А. приводил воспоминания киевских медсестер о зверствах чекистов в Киеве, Черносвитов М.В. упоминал о терроре в Чернигове, Мельгунов С.П. — в Житомире, Ростовцев Ф. — в Одессе. Во всех этих источниках говорится об огромных цифрах в несколько тысяч расстрелянных и замученных чекистами.

В Сибири и на Дальнем Востоке красный террор был известен еще в начале 1918 г., однако запомнился и был известен за пределами России. Так, иностранных информационных сводках были такие сообщения: «Тюрьмы в России в Сибири переполнены мужчинами, женщинами и детьми». [8] Из этого и следовало, что антибольшевистские движения были поддержаны сибирским и дальневосточным населением.

Вершиной недовольства населения, проводимой большевиками политики и их террора, стали Кронштадский мятеж и Антоновское восстание.

Кронштадтский мятеж, как известно, был жестко подавлен. Однако это событие было широко освящено в прессе. Так, в нем осуждалась позиция мятежников, выставлялась тяжелая доля народа и партии в условиях войны. И тем самым мятеж стал проискам врагов революции и социализма. [8] Из этого может следовать, что средства массовой информации также являлись орудием политики большевиков и собственно красного террора. Такими статьями большевики могли управлять настроениями людей, и таким образом проводить спокойно политику террора, делая ее востребованной и необходимой во мнении рабочих и крестьян.

Антоновское восстание превзошло по масштабу Кронштадтский мятеж, т.к. именно после этого восстания большевики, которые уже к тому времени овладели большей частью территории Центральной России, Кавказа, Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии, Украины, Белоруссии, значительно пересмотрели свою внутреннюю политику. Борьба с восстанием стала приоритетным направлением в борьбе большевиков, т.к. восстание было поддержано крестьянским населением Тамбовской губернии. Все это могло вылиться во всеобщее антибольшевистское восстание, ведь подавляющее большинство населения России представляли крестьяне.

Поэтому большевики всеми силами пытались задушить это восстание. Так, имещество мятежников арестовывалось, а их семьи арестовывались и ссылались в концлагеря. Так, по всей губернии распространялись извещения «Полномочная комиссия вам заявляет: Ваши имена известны Чека. Будете взяты либо вы, либо ваша семья и имущество. Сдавайтесь!». [8]

Как признавал Фиалковский, председатель политкомиссии Борисоглебского боевого участка, «отношение населения к проведению операций было самое разное, начиная с резко враждебного и кончая самым положительным, в большинстве же случаев крестьянство относилось к операциям осторожно, выжидательно, упорно замалчивая все, что относилось к бандитизму. Как усматривается из всех донесений, крестьянство замучено, разорено, перебито, боится представителей Советской власти и кровавой расправы со стороны бандитов...». [8]

После того как повстанцы потерпели поражение в восстании, они ушли в леса, чем значительно осложнили характер ведения борьбы с ними для руководства большевиков. Полномочная комиссия ВЦИК 9 июня 1921 г. постановила, что «для выкурирования бандитов из лесов, прибегнуть к газам, в каждом случае оповещая об этом мирное население…». [9] И 12 июня, был издан и распространён приказ командующего «войсками Тамбовской губернии» М.И. Тухачевского № 0116. В нём содержались те же призывы и предупреждения, и предписывалось «инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов». [9]

17 июня начальникам боевых участков и частей был разослан циркуляр штаба тамбовских войск, в котором предписывалось: «При всех операциях с применением удушливого газа надлежит принять исчерпывающие мероприятия к спасению находящегося в сфере действия газов скота». [10] Число жертв данной операции доподлинно неизвестно, но оно значительно отразилось на данной местности и ее климате. Вероятно, именно эта операция могла послужить причиной неурожая и всеобщего голода в Поволжье 1921-1922 гг.

Таким образом, красный террор по своей сущности представлял собой целенаправленную политику большевиков по физическому и моральному уничтожению своих врагов. После прихода к власти большевиков и установления советской власти, политика террора была инициирована самими большевиками, через череду покушений, которые вероятно были совершены самими большевиками. Советской властью были созданы специальные органы, в задачи которого входила функция проведения террора. Территория России подверглась безжалостному террору. Формами проведения террора были физические уничтожения и пытки, заложничество, пропаганда среди местного населения и нагнетания среди широких масс ненависти. Как итог такой политики, можно сказать, что в стране поднялся уровень, и стал недопустимо высоким для властидержащих, народного недовольства на критический уровень для советской власти: восстали практически все регионы страны. Однако политика массового и индивидуального террора уничтожила все мятежи и запугала население страны.

Список литературы

  1. Кожин Ю. Заложники в годы Гражданской войны в России [Электронный ресурс] / http://his.1september.ru/article.php?ID=200002101 (дата обращения: 27.11.16)
  2. Ратьковский И.С. Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 году [Текст] / И.С.Ратьковский – СПб.:Издательство СПбГУ, 2006. – 288 с.
  3. Спирин Л. М. Классы и партии в гражданской войне в России (1917-1920) – М.: Наука, 1968. –279 с.
  4. Еженедельник чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем –1918– №6.– С. 19.
  5. Фельштинский Ю.Г., Чернявский Г.И. Красный террор в годы Гражданской войны: по материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков. [Электронный ресурс] / URL: http://lib.ru/HISTORY/FELSHTINSKY/krasnyjterror1.txt(дата обращения: 03.12.16)
  6. «Власть Советов», № 1–2, 1922, с. 41
  7. Куртуа С., Верт Н., Панне Ж.-Л., Пачковски А., Бартошек К., Марголен Ж.-Л. и др. Черная книга коммунизма: преступления, террор, репрессии. [Электронный ресурс] / URL: http://www.goldentime.ru/nbk_03.htm (дата обращения: 07.12.16)
  8. Известия Временного Революционного Комитета Матросов, Красноармейцев и Рабочих г. Кронштадта. №13, вт.15.,3.1921. [Электронный ресурс] / URL: http://onrevolution.narod.ru/main/kronstadt.htm (дата обращения: 12.12.16)
  9. «Антоновщина». Крестьянское восстание в Тамбовской области в 1920—1921 гг.: Документы, материалы, воспоминания – Тамбов, 2007.–566 с.
  10. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 235. Оп. 3. Д. 56. Л. 4. [Электронный ресурс] / URL: http://history.milportal.ru/2011/06/tambovskoe-vosstanie-vymysly-i-fakty-ob-ispolzovanii-udushayushhix-gazov/ (дата обращения: 19.12.16)