Медико-социальное исследование: женщины в местах лишения свободы

№61-1,

медицинские науки

В статье рассмотрены гендерные проблемы отбывания наказания осужденными женщинами. Показано, что женщины, вследствие их половой принадлежности, физиологических особенностей, особенно сложно находиться в местах лишения свободы. Осужденная женщина – осужденный, имеющий особые потребности.

Похожие материалы

На протяжении длительного времени нами исследуются медико-социальные аспекты борьбы с преступностью, которые позволяют максимально индивидуализировать исполнение наказания в рамках реализации принципа гуманизма. Разграничение мужской и женской преступности соответствует современным требованиям развития гражданского общества и правового государства, является важным способом совершенствования путей последовательного снижения рецидивоопасности лиц, совершивших преступление. Реформирование российской уголовно-исполнительной системы свидетельствует о политике последовательной гуманизации исполнения наказания в виде лишения свободы в отношении осужденных женщин.

Принятая 22 декабря 2003 года резолюция Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций по правам человека в управлении правосудием указывает на необходимость повышенного внимания к проблемам женщин в исправительных учреждениях, в том числе к вопросам, связанных с их детьми, в целях определения основных проблем и путей их разрешения.

Сегодня в российских учреждениях уголовно-исполнительной системы содержится около шестидесяти тысяч женщин, в том числе, пятьдесят тысяч осужденных, находящихся в исправительных колониях, десяти тысяч женщин, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Исправление осужденных женщин в процессе исполнения наказания является одной из важнейших задач, стоящих перед соответствующими учреждениями ФСИН России [1, с. 42-51; 3, с. 24-28; 4, с. 57-66; 6, с. 57-62; 8, с. 56-58].

Женская преступность, на наш взгляд, вызывает особую обеспокоенность российского общества и государства. На наш взгляд, она может оказывать существенное влияние на общий уровень преступности в обществе (прежде всего, на преступность несовершеннолетних). На наш взгляд, судимость матери оказывает максимальное криминогенное влияние на ее ребенка, что связано как с биологическими (генетическими), так и социальными (педагогическими) факторами.

Контингент отбывающих наказание в учреждениях ФСИН России осужденных женщин зачастую составляют наиболее, к сожалению, в социальном плане «запущенные» лица, имеющие устойчивую девиацию поведения. Значительная часть женщин имеют определенную криминальную специализацию (например, распространение наркотиков, мошенничество), поэтому они являются специфическим объектом активного исправительного воздействия. Это определяет актуальность оптимизации форм, средств и методов борьбы с женской преступностью, совершенствование исполнения наказания в отношении осужденных женщин к лишению свободы.

На наш взгляд, важным условием объективного рассмотрения этой проблемы является комплексный учет медицинско-биологических, социально-психологических особенностей физиологии и патологии женского организма, своеобразие социальной роли женщины в жизни общества. Насильственные деяния у женщины зачастую связаны с ее физиологическими состояниями. Так, у женщин в предменструальном периоде нарастает эмоциональная лабильность, неуравновешенность, раздражительность, вспыльчивость, что легко реализуется через насильственное деяние против жизни и здоровья потерпевшего. Осужденные женщины превалируют среди лиц, реализовавших аффективный умысел на фоне острой или хронической психотравмирующей ситуации (алкоголизация мужа или сожителя, его супружеская измена, ощущение собственной бедности на фоне необоснованного обогащения немногих, семейно-бытовое насилие, нищета, хроническое соматическое и нервно-психическое заболевание у детей, физическое и сексуальное насилие, бесплодие, сексуальная или денежно-финансовая зависимость, безработица, дискриминация в трудоустройстве, иное гендерное бесправие и др.) с причинением смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровья потерпевшему.

Несмотря на то, что количество женщин в нашей стране превосходит количество мужчин, женская преступность в 4-7 раз ниже мужской преступности. В рамках человеческой популяции организм женщины призван обеспечивать неизменность потомства от поколения к поколению, то есть женщина биологически ориентирована на социально-позитивное поведение. Отсюда меньшая преступность среди женщин. Организм мужчины ориентирован на большую изменчивость, что объясняет то, среди них чаще встречаются совершенно никчемные особи. Особенности как мужской, так и женской психики определяются эволюционно-генетической целесообразностью, что определяет противоестественность женщины, совершившей преступление. Среди женщин меньшими темпами растет насильственная преступность (осужденных за грабеж, разбой, вымогательство женщин многократно меньше, чем мужчин). Иным, в сравнении с мужчинами, является соотношение корыстных и насильственных преступлений. Женщины реже совершают должностные преступления, что, вероятно, связано с меньшим гендерным представительством среди руководящих работников [2, с. 11-16; 5, с. 93-97; 7, с. 65-67; 9, с. 33-37; 10, с. 59-62].

Жертвой «женского преступления» зачастую также оказывается женщина.

По нашим данным, практически все осужденные женщины ранее сами были жертвами физического или сексуального насилия, которое осталось ненаказуемым. При этом большинство женщин не обращалось за помощью в правоохранительные органы по причине своей гендерной уязвимости, неверия в защиту со стороны государства.

Следует признать, что за последние два десятилетия роль женщины в нашем обществе весьма изменилась. К этим изменениям относится уменьшение роли государства в охране женского здоровья, материнства и детства, снижение качества жизни подавляющего большинства женщин, особенно проживающих в небольших городах, сельской местности. Женщинами утрачены многие социальные блага, усиливается гендерное неравенство.

На наш взгляд, существует следующая закономерность. В дотационных регионах с низким уровнем экономического роста, высокой безработицей, более высоким уровнем преступности, количество преступлений среди женщин также выше, что указывает на социальные корни женской преступности.

На протяжении веков особенностью женской преступности было то обстоятельство, что большинство осужденных женщин было старше 35 лет. В начале XXI века идет ее «омоложение». Убийцы, воровки, детоубийцы, распространители наркотиков, мошенницы в возрасте младше 30 лет, уже стали пенитенциарной повседневностью.

Большинство осужденных женщин – представительницы экономически и социально не защищенных слоев общества. Ранее среди осужденных женского пола преобладали женщины рабочих и сельскохозяйственных специальностей. Ныне появилось определенное количество осужденных женщин, которые до судимости занимались индивидуальной предпринимательской деятельностью, осуждены за налоговые преступления, деяния в сфере экономики.

Падение качества высшего образование в стране, появление в районных центрах, крупных селах, станицах филиалов вузов, не имеющих надлежащей материальной базы, профессорско-преподавательского корпуса, привело к существенному росту количества осужденных женщин, имеющих диплом о высшем профессиональном образовании, но не имеющих надлежащих знаний, востребованных на рынке труда. Зачастую такое высшее профессиональное образование не дает тех знаний, которые давали техникумы советского периода, выдававшие диплом о среднем профессиональном образовании.

Недостаточная роль государства в противодействии пьянству, алкоголизму и наркомании приводит к росту преступлений среди женщин, совершенных в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения. Одновременно с этим увеличивается количество женщин, осужденных за незаконный оборот наркотиков, совершение тяжких и особо тяжких преступлений, двух и более деяний.

Наказание осужденной женщины в виде лишения свободы в России, к сожалению, остается самым распространенным. Лишение свободы, не будучи приоритетной мерой в борьбе с женской преступностью, тем не менее в начале XXI века остается необходимым средством воздействия, оказывающим действенное влияние на определенную категорию женщин.

В связи с этим особое значение имеет деятельность учреждений ФСИН России, призванных исполнять уголовное наказание в виде лишения свободы, обеспечивать надлежащее исправление осужденных женщин в ходе отбывания ими наказания, ресоциализировать, реадаптировать их к условиям жизни современного рыночного общества после освобождения из мест лишения свободы.

На наш взгляд, изоляция осужденных женщин от общества, условия пребывания в изоляции оказывают, к сожалению, очень глубокое влияние на женскую психику, заставляют глубоко и сложно переживать свое пребывание в местах лишения свободы. В целом нервно-психические расстройства у женщин, находящихся в местах лишения свободы, в 1,5-2 раза встречаются чаще, нежели среди осужденных мужчин. Некоторые практические работники уголовно-исполнительной системы заявляют о низкой эффективности кратких сроков лишения свободы. Напротив, по нашему мнению, в интересах повышения эффективности ресоциализации осужденных женщин к лишению свободы необходимо расширить судебную практику назначения кратких сроков лишения свободы для женщин, что оптимизирует их ресоциализацию, уменьшает психосоматическое влияние пенитенциарного синдрома.

Оптимальная организация режима отбывания наказания в учреждениях ФСИН России, воспитательная работа, трудовая деятельность, профессионально-техническое обучение остаются основными средствами исправления и ресоциализации женщин, осужденных к реальному отбыванию лишения свободы. По нашему мнению, основными путями воспитательного воздействия на осужденных женщин должна дифференциация исправительного воздействия, его индивидуализация, обеспечивающая оптимальное использование имеющихся средств; организационная слаженность в работе всех подразделений, а также применяемых ими форм, средств и методов воспитательной деятельности. Все это требует от администрации и сотрудников ФСИН России проявления особого отношения к своей профессиональной деятельности.

Дальнейшая научная разработка этой проблемы может способствовать оптимизации эффективных средств и методов воздействия на осужденных женщин. В целях уменьшения причин, способствующих росту рецидива преступлений, необходимо усилить реабилитирующую работу в отношении осужденных женщин, способных к исправлению, с особым акцентом на вовлечение их в реальную трудовую деятельность, приобретение профессии или переквалификацию; оптимизировать социальную, психологическую и воспитательную работу с осужденными женщинами на основе взаимодействия сотрудников всех служб исправительных учреждений; активизировать сотрудничество со структурами гражданского общества, способными оказать позитивное гуманитарное воздействие на осужденных женщин.

На наш взгляд, определенное несоответствие положений действующего уголовно-исполнительного законодательства и практики реализации прав и законных интересов осужденных женщин, находящихся в местах лишения свободы, вызывают затруднения в процессе их исправления. Правовое положение женщин в местах лишения свободы нуждается в дальнейшем совершенствовании норм уголовно-исполнительного законодательства. Важным направлением в этой работе является создание непрерывно действующей системы социальной реабилитации осужденных, призванных помочь женщине изменить свой нарушенный социальный статус. В этих целях должна быть оптимизирована система стимулов осужденных женщин к законопослушному поведению. В основу этой системы необходимо положить нормы Европейских пенитенциарных правил, целью которых является формирование у осужденных женщин чувства ответственности и навыков, которые будут содействовать их возвращению в семью, общество. Положительным критерием оценки работы учреждений уголовно-исполнительной системы в данном направлении должно быть желание осужденной женщины порвать с уголовной субкультурой и отказаться от нахождения в неформальных криминальных сообществах.

Большое значение для предупреждения социальной дезадаптации женщин имеет отбывание ими наказания по месту жительства до ареста с целью сохранения общественно полезных связей, что предоставлено ст. 73 УИК РФ. При отсутствии по месту жительства или месту осуждения учреждения ФСИН России соответствующего вида, осужденные направляются в исправительные учреждения соседних субъектов РФ. Это определяет необходимость увеличения числа субъектов Российской Федерации, которые бы имели исправительные учреждения для женщин. Это будет препятствовать полному отрыву осужденных женщин от детей, семьи, привычного уклада жизни. Регулярные встречи осужденных женщин с детьми, родителями и другими близкими родственниками порождает у осужденных чувство вины перед ними, помогает осознать общественную опасность своего поведения, вызывает стремление изменить его. Кроме того, такая связь дает объективные сведения о жизни на свободе, о перспективах на будущее, снижает остроту изоляции, содействует подготовке женщин к жизни на свободе. Длительные свидания осужденной женщины с мужем, или с отцом ее ребенка, не должны рассматриваться как привилегия.

Весьма важное значение при исполнении наказания в исправительной колонии в отношении осужденных женщин имеет проблема создания домов ребенка. Сегодня при женских колониях имеется 13 домов ребенка, в которых проживает 768 детей. К сожалению, число женских исправительных колоний с функционирующими при них детскими учреждениями предельно мало, в связи с чем женщины, имеющие детей, направляются для отбывания наказания на большое расстояние от постоянного места жительства. Данное обстоятельство играет негативную роль, ослабляя семейные и социальные связи осужденной, осложняя процесс исправления и ресоциализации. Для решения этой проблемы целесообразно создание небольших детских учреждений (отделений) при каждой женской исправительной колонии. Первоочередной задачей является снижение смертности и заболеваемости детей в детских учреждениях, женской смертности.

В уголовно-исполнительной системе необходимо увеличить внимание на психофизиологические особенности женщины, с учетом которых надо решать многие проблемы организации процесса их исправления и ресоциализации. Осужденная женщина – осужденный, имеющий особые потребности. Специфические медико-биологические потребности женщины, к сожалению, не могут быть в полной мере удовлетворены в уголовно-исполнительной системе ввиду ряда объективных условий, которые не зависят от ФСИН России. Осужденной женщине недоступны ряд возможностей, которыми располагают в местах лишения свободы мужчины.

Особо место в повседневной деятельности психологов и иных сотрудников ФСИН России с женщинами, находящимися в СИЗО, в отношении которых избрана эта мера пресечения. Они особо социально уязвимы. Подчас у экономически незащищенных женщин нет необходимых денежных средств на залог и на услуги адвоката, что является дополнительным психотравмирующим обстоятельством.

Организация исполнения наказания в виде лишения свободы в отношении осужденных женщин связана с обеспечением надлежащих материально-бытовых условий. Социальное и воспитательное значение этого фактора, на наш взгляд, достаточно велико. Мы считаем, что согласно уголовно-исполнительному законодательству материально-бытовое и медико-санитарное содержание осужденных женщин пока существенно не отличается от содержания мужчин, также отбывающих наказание в колониях общего режима. По нашему мнению, это не соответствует требованиям дифференциации условий отбывания наказания в силу физиологических, психологических особенностей женщины. Требует регламентации и корректировки обеспечение осужденным женщинам необходимых санитарно-гигиенических условий. Особое психотравмирующее воздействие на осужденную женщину оказывает неудовлетворительное состояние ее соматического, сексуального и репродуктивного здоровья. Осужденные женщины часто страдают заболеваниями, передаваемыми половым путем, включая ВИЧ, но, не имеют возможности для эффективного этиопатогенетического лечения.

Исправительная колония для женщин должна представлять собой учреждение, отражающее отношение общества и государства к женщине, соответствовать уровню развития общества. Этого требуют и международные нормы по методам обращения с осужденными. Неблагоприятной для женщины является «перенаселенность» жилых помещений колонии.

Мы полагаем, что в целях совершенствования организационных основ деятельности исправительных учреждений для женщин возникает необходимость выделения норм Уголовно-исполнительного кодекса РФ, регулирующих особенности отбывания наказания в виде лишения свободы осужденными женщинами, в отдельную главу УИК РФ.

Необходимо совершенствовать практические рекомендации с учетом особых психофизиологических нужд осужденных женщин, их гендерной специфики.

Список литературы

  1. Белоус В.Г., Голодов П.В., Пертли Л.Ф. Правоохранительная система России в современной историографии // Актуальные вопросы образования и науки. 2015. № 3-4 (49-50). С. 42-51.
  2. Белоус В.Г., Дивитаева О.А. О научной школе медицинского права НОУ ВПО «Институт управления» // На пути к гражданскому обществу. 2015. № 2 (18). С. 11-16.
  3. Ветрова И.В. Особенности исполнения наказания в отношении осужденных к лишению свободы женщин // Актуальные вопросы образования и науки. 2014. № 5-6. С. 24-28.
  4. Голодов П.В., Швырев Б.А., Кудряшов О.В. Уголовно-исполнительное законодательство: проблемы совершенствования // Вестник Кузбасского института. 2015. № 3 (24). С. 57-66.
  5. Горбачева Е.В. Современные подходы к организации обследования беременных женщин // Актуальные вопросы образования и науки. 2016. №. 3-4 (55-56). С. 93-97.
  6. Дивитаева О.А. О научной школе уголовного права в НОУ ВПО «Институт управления» // Вестник международного Института управления. 2015. № 1-2 (131-132). С. 57-62.
  7. Костик Е.В. Критика некоторых положений «Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года» // Актуальные вопросы образования и науки. 2014. № 5-6. С. 65-67.
  8. Костик Е.В. Понятие и цели наказания // Вестник международного Института управления. 2014. № 3-4 (127-128). С. 56-58.
  9. Медведкина Л.В., Кудряшов О.В. Убийство матерью новорожденного ребенка: уголовно-правовой анализ // Вестник международного института управления. 2016. № 1-2 (137-138). С. 33-37.
  10. Швырев Б.А. Общие начала назначения наказания в уголовном праве России // Вестник международного Института управления. 2014. № 3-4 (127-128). С. 59-62.