Местоименные наречия в эрзянском языке

№70-1,

филологические науки

В статье рассматривается специфика местоименных наречий в эрзянском языке. Отмечается, что местоименные наречия образуют следующие семантические разряды: 1) указательные; 2) вопросительно-относительные; 3) неопределенные; 4) определительные. Они синсемантичны, так как в своей основе содержат местоименный элемент. Эти слова являются абстрактными указателями места, времени, образа действия, причины, цели. Их конкретное лексическое наполнение происходит лишь в контексте.

Похожие материалы

Наречие, как известно, − это часть речи, объединяющая слова, которые обозначают признак действия, признака или предмета. В мордовском языкознании оно, безусловно, не раз становилось объектом лингвистических исследований, однако по сравнению с другими частями речи изучалось значительно меньше. Авторы имеющихся работ анализировали в основном такие вопросы, как семантика отдельных наречий, их словообразовательный потенциал, омонимия наречий с другими частями речи, синтаксические позиции наречия, сопоставление с наречиями других языков и нек. др. Из исследований последних лет, посвященных рассмотрению различных аспектов наречия, стоит прежде всего назвать труды Ю.А. Жадяевой и В. П. Цыпкайкиной [5], А.С. Мигуновой [6], А.С. Мигуновой и Н.М. Мосиной [7], Г.А. Митюниной и Т.М. Шеяновой [8], Л.В. Самосудовой [10] и др. Характеристику наречиям дают в различных учебных пособиях [1; 2; 9; 11 и др.]. Отдельные аспекты проблемы нашли отражение и в наших работах [3; 4 и др.].

Целью нашего исследования является рассмотрение специфики местоименных наречий на материале одного из мордовских языков — эрзянского.

Местоименные наречия составляют следующие семантические разряды:

1) указательные. В эту группу входят наречия, указывающие на:

а) место (тесэ «здесь», тия «здесь», тосо «там», тов «туда»): Тия теке тев ливтнить эрьва кодамо тюсонь нимилявт ды теке кирнявтнить пиже цирькунт (А. Мартынов) «Здесь то и дело летают разноцветные бабочки и прыгают зеленые кузнечики»; Тесэ Акай алтась ялаксонтень шумбрасто пачкодемс, ды сынь явсть (К. Абрамов) «Здесь Акай пожелал (младшему) брату хорошей дороги (букв.: здоровым добраться), и они расстались»;

б) причину и цель (секс «потому», «поэтому»): Воеводась яволявтсь крепостьстэнть киненьгак васов а тукшномс. Секс Акайнень савсь кадовомс теске (К. Абрамов) «Воевода велел никому далеко из крепости не уходить. Поэтому Акаю пришлось остаться здесь же»;

в) время (ней «теперь», сестэ «тогда», сеске «сразу», тосо «тогда», тов «потом», «дальше»): Вана сестэ мазы карми улеме! (П. Кириллов) «Вот тогда будет красиво!»;Ней весе валтнэ текеде … (К. Абрамов) «Теперь все слова об этом …»; … Никита кортазевь а сеске … (К. Абрамов) «… Никита заговорил не сразу …»;

г) качество и образ действия (истя «так»): Алкукс, тевесь лиссь истя, кода арсесь Степа (К. Абрамов) «Действительно, дело пошло так, как думал Степа»; Мон истя яла кортан: вейсэ седе шождыне эрямось (Ф. Чесноков) «Я так всегда говорю: вместе легче жить»;

2) вопросительно-относительные наречия, которые указывают на:

а) место (косо «где», ков «куда», косто «откуда»): Косто ведесь муиль лушмине, тува теевиль омбоце лей (К. Абрамов) «Где река находила низинку, там образовывалась вторая река»; Ков а варштат, ков а чалгат — эрьва кува ашо лов (А. Моро) «Куда ни взглянешь, куда ни наступишь — повсюду белый снег»;

б) причину (мекс «почему», «отчего», «оттого что»): — Тон мекс истя лексят, эли кияк пансь мельгат, — нузякссто кевкстизе нись (К. Абрамов) «Ты почему так дышишь, или кто-нибудь гнался за тобой, — лениво спросила жена»; Илька кармась музгордеме, мекс лелясь а сайсы кедьс (К. Абрамов) «Илька стал хныкать, оттого что старший брат не берет его на руки»; Мекс истя пек валдо карми улеме? (П. Кириллов) «Почему так светло будет?»;

в) время (зярдо «когда», зярс «до каких пор»): Ялатеке ней аволь васоло шкась, зярдо ламонь панжовить сельмест … (Ф. Чесноков) «Все равно теперь недалеко то время, когда у многих раскроются глаза …»; — Тынь зярдо кундатадо тевезэнк? — кевкстизе Татьяна Сергеевна ды варштась Чахрань сельмс (А. Лукьянов) «Вы когда приступите к делу?» — спросила Татьяна Сергеевна и посмотрела в глаза Чахре»;

г) качество и образ действия (кода «как»): Сон вечки ваномо, кода ливти кавалось (К. Абрамов) «Он любит смотреть, как летит ястреб»;Кода ней арсят эрямо седе тов? — кевкстизе сон Васянь (К. Абрамов) «Как думаешь жить дальше?» — спросил он Васю»;

3) неопределенные наречия, указывающие на:

а) неопределенное место (косо-бути «где-то», козо-бути «куда-то», косо-косо «кое-где», кой-косо «кое-откуда»): Косо-бути а васоло, кудонть удало, чуди лей (К. Абрамов) «Где-то недалеко, за домом, течет река»; Косо-бути ве ендо маряви моро (П. Кириллов) «Откуда-то издалека слышна песня»;

б) неопределенную причину (мекс-бути «почему-то», «отчего-то»): Паро койсэ, ловонтень умок уш прамаль, мекс-бути кирдевсь (К. Абрамов) «По-хорошему, снегу давно уже пора выпасть, почему-то задерживается»;

в) неопределенное время (зярдо-бути «когда-то», зярс-бути «до каких-то пор»): Тесэ зярдо-бути ульнесть кудот … (К. Абрамов) «Здесь когда-то были дома …»;

г) неопределенное качество и образ действия (кода-бути «как-то»): Виресь кармась шалномо кода-бути лиякс, аволь истя, кода шалнось пиземеденть (К. Абрамов) «Лес стал шуметь как-то иначе, не так, как шумел от дождя»;

4) определительные наречия (лиякс «по-другому», «иначе»): Полавтызь морост виртнеяк, лиякс увныть пичетне (Ф. Чесноков) «Сменили свои песни и леса, по-другому шумят и сосны».

В связи с тем, что наречия этой группы в своей основе содержат местоименный элемент, они синсемантичны. Эти слова являются абстрактными указателями места, времени, образа действия, причины, цели. Их конкретное лексическое наполнение происходит лишь в контексте: Пильгензэ Митрий юкснинзе кудыкельксэнь кустем лангсо, пракстатнень сорновтнинзе, картнестэ чукадизе моданть. Теске юкснеме мерсь Иважнэньгак (К. Абрамов) «Ноги Митрий (Дмитрий) разул на крыльце сеней, портянки встряхнул, из лаптей вытряс землю. Здесь же разуться велел и Иважу (Ивану)»; Наталь лиссь меельцекс. Удалце комнотава ютамсто, сон аламос кирдевсь, мерсь аванстэнь, кадык тетянзо марто сыньгак молить школав. Тозонь промить весень тетяст-аваст (К. Абрамов) «Наталь (Наталья) вышла последней. Проходя по задней комнате, она ненадолго задержалась, сказала матери, пусть и они с отцом пойдут в школу. Там соберутся все родители»; Эцевтимизь [Яхим покштям] лембе ацавксонть потс. Тосто ансяк пондаря прянок ды петак судонок неявильть (Т. Разгуляева) «[Заставил] забраться [дед Яхим (Ефим)] под теплое одеяло. Оттуда только [наши] взлохмаченные головы и носы-пятаки виднелись». Как видим в этих примерах, местоименные наречия замещают соответствующие слова или словосочетания из предыдущего предложения, тем самым объединяя их в смысловое целое. Отсылая к названному уже ранее, опираясь на предшествующий вербальный контекст, они выполняют роль анафоры. Подобным образом осуществляется свертывание, обобщение и сжатие информации, увеличивается ее семантическая емкость: кустем лангсо «на крыльце» — теске «здесь же», школав «в школу» — тозонь «там», ацавксонть потс «под одеяло» — тосто «оттуда». Это позволяет избежать лексических повторов при соединении компонентов текста. Закономерен порядок слов в предложениях: как правило, указательное наречие употребляется в начале предложения и сигнализирует о его синсемантии.

Список литературы

  1. Беспалова Г.Ф. Эрзянский язык: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений; МГУ им. Н.П. Огарева. – Саранск, 2007. – 267 с.
  2. Водясова Л.П., Прокаева Е.П. Эрзянский язык [Электронный ресурс]: учеб. пособие; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2014. – 1 электрон. опт. диск. Зарегистрировано в ФГУП НТЦ «Информрегистр», № госрегистрации 0321402639.
  3. Водясова Л.П. Наречие как средство связи компонентов сложного синтаксического целого в романе К.Г. Абрамова «Олячинть кисэ» («За волю») // SCI-ARTICLE.RU. – 2014. – № 12. – С. 62–67. – URL: http://sci-article.ru/number/12_2014.pdf.
  4. Водясова Л.П. Предикативные наречия в эрзянском языке // NovaInfo.Ru. – 2017. – Т. 3. – № 62. – С. 263–267. – URL: http://novainfo.ru/article/12069.
  5. Жадяева Ю.А., Цыпкайкина В.П. Лексико-семантическая группировка наречий, характеризующих человека (на материале эрзянского языка) // Материалы XX науч.-практ. конф. молодых ученых, аспирантов и студентов Национального исследовательского Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева: сб. науч. тр. / под ред. О.А. Калинина. – Саранск, 2016. – С. 55–61.
  6. Мигунова А.С. Наречие как средство выражения локативности в эрзянском и финском языках // Огарев-Online. – 2014. – № 15. – С. 1–9.
  7. Мигунова А.С., Мосина Н.М. Синтетические и аналитические средства выражения локативности в эрзянском и финском языках // Огарев-Online. – 2015. – № 2. – С. 22–26.
  8. Митюнина Г.А., Шеянова Т.М. Типологическая характеристика координационных наречий в русском и эрзянском языках // Материалы докладов XI науч. конф. молодых ученых филол. фак. Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарева: сб. науч. тр. / редкол.: М.В. Мосин, О.В. Филиппова, А.М. Кочеваткин; МГУ им. Н.П. Огарева. – Саранск, 2006. – С. 87–89.
  9. Прокаева Е.П. Эрзянский язык. Теория [Электронный ресурс]: тест-тренажер; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2014. – 1 электрон. опт. диск.
  10. Самосудова Л.В. Наречия места в эрзянском языке и их аналоги в английском языке как средство выражения категории пространства // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. – 2010. – Т. 14. – № 2. – С. 131–135.
  11. Эрзянь кель. Морфемика, валонь теевема ды морфология = Эрзянский язык. Морфемика, словообразование и морфология: учебник для вузов. – Саранск: Крас. Окт., 2000. – 280 с. – Мордов.-эрзя яз.