А.Ф. Лосев о диалектике и предмете философии

№76-1,

Философские науки

В статье рассмотрены ключевые идеи А.Ф. Лосева относительно предмета философии и диалектики. Их содержание существенно дополняет и конкретизирует современные философские представления. Подход автора к проблеме обоснования предмета философии и диалектики является комплексным.

Похожие материалы

В преподавании философии в условиях сетецентричесrих войн [7] и капитализма[1;3], существующего за счет расширения спроса и кровно заинтересованного в человеке-потребителе, который его и обеспечивает [3], важно формирование потребности в духовном развитии и объяснение значения философии в нём. Иначе говоря, человек должен понимать, что в его жизни зависит от мировоззрения и отношения к философским вопросам. Тема тем более актуальна по причине появляющихся публикаций, раскрывающих далеко не однозначную роль философии в обществе, особенно в её идеологической ипостаси [2;8] .

Работы А.Ф. Лосева были выбраны не случайно. С одной стороны, они остаются среди малознакомых и малопонятных даже специалистам. С другой — содержат глубокое осмысление важнейших философских проблем, как никогда актуальных сегодня. С третьей стороны — требуют в изучении ориентиров в виду сложности.

Цель данной работы — дать краткое изложение и общую оценку некоторых актуальных на сегодняшний день идей А.Ф. Лосева.

Методологической и теоретической основой работы являются принцип системности, принцип противоречивости познания, идея интервала абстракции М.М. Новоселова.

Алексей Федорович Лосев, гениальный мыслитель XX века, дал одно из наиболее глубоких определений диалектики и предмета философии. Таким же является его обоснование.

Предмет философии рассматривается А.Ф. Лосевым в контексте классификации наук. Это тем более важно, что в последнее время появляются публикации, отрицающие существование у философии своего собственного предмета. Утверждается, например, что философия паразитирует на других науках и претендует на решение вопросов, являющихся прерогативой богословия [2].

Точкой отсчета для А.Ф. Лосева является аксиома, что всякая наука есть наука о смысле, или об осмысленных фактах, — следовательно, в словах и о словах. «…без слова и имени нет вообще разумного бытия, разумного проявления бытия, разумной встречи с бытием». Т.н. «бессловесное мышление», например, в откровении или созерцании это «не упразднение слова, но…надстройка над ним еще боле высоких степеней мысли» [4.96, 97].

Существует чистый смысл и меонизированный смысл, или факт. Соответственно, есть науки о чистой предметной сущности, о чистом логосе и науки о смысле, перешедшем в инобытие, в факт, или науки о меонизированном логосе [4.254-256].

Сущность вмещает в себе все возможные смыслы в одной точке. Разные виды знания — это разные способы конструирования сущности [5.289]. Диалектика — это логическое конструирование бытия, рассматриваемого в его эйдосе, или логос общего эйдоса. Общая диалектика не зависит от опытного содержания, т.к. разум един, оперирует одними и теми же категориями сущности, множества, причины, качества и др. Это учение о «стихии мысли, охватывающей все возможные эйдосы в едином цельном бытии». Частная диалектика (природы или истории) есть субъективное применение общей [5; 4.267-268].

Диалектика, далее, есть оперирование со сферой смысла имени, или его предметной сущности [4.158], смысловое объяснение и «жизнь смысла, сущности» [4.93, 231]. Физические же вещи есть инобытие, иное сущности, или смысла и, следовательно, держатся…не собой, но сущностью [4.156]; это воплощённость энергем [4.225].

Гносеологию Лосев называл метафизикой, т.к. её основанием является не «фактическая действительность», а «вероучение о расколе знания и бытия, противопоставление субъекта и объекта». Сознание и бытие не влияют друг на друга, они — изначально тождественны. Имя, слово вещи есть «в разуме явленная вещь, вещь как разум и понятие, как сознание и, следовательно, — разум, понятие и сознание как вещь» [4.99].

А.Ф. Лосев утверждает, что онтологии нет как особой науки — всякая наука есть наука о бытии. Однако в бытии есть планы общие и принципиальные и выводные, менее необходимые.

Каждая философская система связана с тем или иным вероучением, мифологией. Например, если о «вещах в себе» не может быть никакой науки, то это значит, что «единственное бытие, знакомое Канту, — бытие субъекта, онтология для него есть учение о субъекте». Для других она — учение о материи, для кого-то — психология, для кого-то объективная диалектика [4.285-286].

А.Ф. Лосев считает диалектику единственным методом, способным «охватить действительность в целом, ритмом самой действительности, сотканным из противоречия, как сама жизнь». Для него она потому — единственно допустимый способ философствования, истина; непосредственное знание и восприятие предмета (например, знание того, как и почему он является целым: одновременно единым и многим), предполагающее откровение; «единственный правильный и полный метод философии» [4.83-86, 290].

Диалектика есть наука и «единственно возможный философский реализм»: для неё в явлениях содержится смысловая закономерность и принцип, а сущности и смыслы проявлены. Диалектика абстрактна, она есть форма и ритм жизни, осмысление жизни, её скелет [4.87-91].

В отличие от феноменологии и натуралистической метафизики (связанной с овеществлением абстрактных понятий: воли, сознания мысли, мышления, материи) (5.696), отдельных эмпирческих наук диалектика есть смысловое объяснение смысла. Диалектика показывает, как различные формы смыслов связаны между собой: часть и целое, факт и смысл, бесконечное и конечное, сознание и бытие. Не просто объясняет, а вскрывает «динамику смысла, которая привела смысл именно к данной картине» (5.697). Диалектика не есть статическое, не есть «вещно-причинное» объяснение, опирающееся на причинную связь эмпирически наблюдаемых вещей и эмпирическииндуктивное обобщение, не описание и констатация. Диалектика — это конструирование смысла, который есть и порождающее и порождаемое, а значит тождествен с собой и отличен от себя. Всякое определение ограничивает, ограничение есть некоторое отрицание. Следовательно, отрицание и утверждение в сфере смысла как отличаются, так и отождествляются — рассуждает Лосев (5.801).

Диалектика эмпирична в том смысле, что она есть учение о «логических скрепах», смысловых основах всякого опыта. Она есть «глаза, которыми философ видит жизнь» [4.93]. Вся жизнь «насквозь диалектика», но, естественно, диалектика не исчерпывает жизнь [4.94].

Предмет философии для Лосева это, прежде всего, исследование «меональных судеб имени». Разгадку этой тайны он видел в смысле имени, т.е. в его предметной сущности, «независимой от взаимоопределения с меоном». Только смысл есть бытие [4.158].

Лосев считал, что основанием как философии, так и науки является миф. Опираясь на диалектический метод, он обосновывает, что миф — это личностное бытие, данное исторически и в словах [6.29, 30].

«Только потому не видно здесь мифа, что эти учения уже давным-давно получили форму догмата, а миф не есть догмат. Миф, говорили мы, всегда личностен и историчен, догмат же живет абсолютизацией и логикой. Миф есть непосредственно воспринимаемое личностно-историческое бытие; догмат же всегда есть научно-диалектическая система или принцип ее».

«Догмат возможен всегда только как оценка и ценность прежде всего. Это есть утвержденность вечных истин, противостоящих всякому вещественному, временному и историческому протеканию явлений. В противоположность этому, миф чисто фактичен и историчен. Догмат — абсолютизация исторических фактов личностного бытия. Миф же — историзация и просто история того или другого личного бытия, вне значимости его как бытия абсолютного и даже вне его субстанциальности» [6.40].

Лосев раскрывает отношение диалектики к мифологии. Диалектика как чистое мышление, — не есть мифология. Но такая диалектика неосуществима. Она всегда имеет под собой определенную мифологию, так как самое направление и распределение категорий может варьироваться на тысячу ладов. Следовательно, развернуть абсолютную мифологию — значит не что иное, как развернуть диалектику вообще, но только не такую диалектику, которая имеет под собою один из возможных принципов, но — все возможные принципы [6.40].

«Например, вывод категорий в диалектике Гегеля сделан настолько мастерски и безукоризненно, что большею частью не вызывает никаких сомнений в человеке, умеющем оперировать при помощи диалектического метода. Однако всякому ясно, что под этой гегелевской диалектикой лежит очень определенное намерение ... понимать диалектику и всю философию лишь как учение о понятиях, т. е. лишь как логическое учение. Ясно, что это — один из возможных принципов. Конечно, диалектика должна быть разработана как чисто логическое учение, и, пожалуй, даже в первую голову это должно быть так. Но, разумеется, диалектика не есть только логическое учение. Она же сама ведь постулирует равнозначность алогического с логическим. Следовательно, она обязана в качестве одного из своих движущих принципов положить и алогическое. Или возьмем еще разительный пример: это т. н. диалектический материализм, кладущий в основу бытия материю. Я уже имел случай указать, что материи, в смысле категории, принадлежит роль совершенно такая же, как и идее. Стало быть, диалектический материализм есть относительная, а не абсолютная мифология. Абсолютная мифология положит в свою основу материю и идею как два совершенно равноправных принципа (хотя, в силу той же диалектики, и абсолютно слитых в один неразличимый принцип)» [6.40].

Лосев дает иллюстрацию диалектического метода, объясняя отношение веры и знания: «Например, «Вера, как того требует диалектика, не может осуществиться без знания и даже и есть само знание (или вид его), а знание не может осуществиться без веры и, в сущности своей, и есть не что иное, как вера (или вид ее). Вопреки относительной мифологии, выставляющей на первый план то веру без знания, то знание без веры, абсолютная мифология может избрать только один путь — признать одинаковую, совершенно равноправную ценность и веры и знания.

Сделать это она может, однако, только так, чтобы оба эти момента объединились в нечто третье совершенно без всякого остатка, чтобы объединение веры и знания совершилось не по типу веры и не по типу знания, чтобы была третья совершенно особая категория, которая бы целиком скрывала в себе эти две и по сравнению с которой они оказались бы только несамостоятельными, абстрактными моментами. Диалектика только такой синтез и может дать и только так она и может примирить враждующее противостояние веры и знания. Таким синтезом является ведение, равноправно вмещающее в себе и веру и знание и не способное осуществиться ни без веры, ни без знания. Это — простейший и притом чисто логический, совершенно невероучительный синтез. Но признать его, понять и утвердить его можно только при соответствующем мифологическом, т. е. чисто жизненном опыте. Я называю эту мифологию абсолютной, — она — всегда ведение, гносис. Фидеизм же и рационализм есть виды относительной мифологии. И на этом примере совершенно ясно, как относительная мифология имеет под собой один из диалектических принципов и как абсолютная — все принципы» [6.41].

Таким образом, А.Ф. Лосев обосновывает мифологические основания всякой философии, универсальное значение онтологии и диалектического метода в познании сферы смысла и указывает на границы гносеологии. Диалектику он определяет как смысловое объяснение, логос эйдоса, логику противоречия. Её значение в том, чтобы «вместо постулирования того или иного вероучения дать логическую конструкцию антиномико-синтетического строения вещей реального опыта» [4.83]. На примере математики Лосев показывает, что философский диалектический метод может быть методом построения аксиоматики и содержания науки (например, понятия бесконечности и множества), которые могут быть выведены из первоначальных принципов чисто диалектически — в отличие от методов обобщения и индукции (5.795).

Список литературы

  1. Городненко Ю. Бунт внутри мировой корпорации. http://reosh.ru/bunt-vnutri-mirovoj-korporacii.html. Дата обращения - 1.08.16.
  2. Знание – сила…нечистая. Часть III. Интеллектуалы в поисках мистики . -http://reosh.ru/znanie-silanechistaya-chast-iii-intellektualy-v-poiskax-mistiki.html. - Дата обращения 25.08.16.
  3. Катасонов В. Ю. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации» . – М.: Институт русской цивилизации, 2013. — 1072 с. - ISBN 978-5-4261-0054-1.
  4. Лосев А.Ф. Философия имени. – М.: Академический проект, 2009. – 300 с. – (Философские технологии). – ISBN 978-5-8291-1044-4.
  5. Лосев А.Ф. Хаос и структура /Сост. А.А. Тахо-Годи и В.П. Троицкого, общ. Ред. А.А. Тахо-Годи и В.П. Троицкого. – М.: Мысль, 1997. – 831 с. - ISBN 5-244-00858-7.
  6. Лосев А.Ф. Диалектика мифа. http://royallib.com/read/losev_aleksey/dialektika_mifa.html#573440 - Дата обращения: 25.08.16.
  7. Подберезкин А. И., Соколенко В. Г., Цырендоржиев С. Р. Современная международная обстановка: цивилизации, идеологии, элиты. — М.: МГИМО–Университет, 2015. — 464 с. - ISBN 978-5-9228-1402-7. - http://prognoz.eurasian-defence.ru/
  8. Шиманов Г.М. О трех видах познания. http://www.shimanov.narod.ru/o_treh_vidah_poznania.htm - Дата обращения: 25.08.16.