Проблемные стороны правового положения прокурора в досудебном уголовном процессе

№86-1,

юридические науки

В данной статье рассматривается актуальные проблемы деятельности прокурора, как должностного лица осуществляющего уголовное преследование и надзор за деятельностью иных органов следствия. Так же в статье отмечается необходимость в возвращении полномочий прокурора в ходе предварительного расследования.

Похожие материалы

На сегодняшний день уголовно-процессуальное законодательство России характеризует прокурора, как должностное лицо, которое от имени государства, в соответствии и пределах закона осуществляет уголовное преследование, и надзор за деятельностью иных органов следствия. Т.е. данное должностное лицо входит в основной круг субъектов уголовного преследования. Хотя В. М. Харзинова, рассматривая правовое положение прокурора, отмечает, что данный субъект — «на данный момент не осуществляет ни функцию органа уголовного преследования, ни реального надзора за ходом предварительного следствия — эти функции выполняет следователь и руководитель следственного органа» [5, c. 165].

Прокурор, так же не вправе в случае нарушения уголовного и процессуального закона, возбуждать и прекращать производства уголовного дела. Немного иначе строится деятельность прокуроров зарубежных стран. Ведь там, уголовно-процессуальные нормы определяют данное лицо, как субъекта, основная деятельность которого состоит в раскрытии преступлений и передаче материалов дела в судебные органы.

Следует отметить, что уголовное преследование в соответствии с п. 55 ст. 5 УПК РФ осуществляет сторона обвинения. В то же время обвинение в соответствии с гл. 6 УПК — это, прежде всего, прокурор. Вообще специальные и общие нормы процессуального закона, отмечают тот факт, что прокурор не вправе осуществлять уголовное преследование, при этом выходя за рамки своей надзорной деятельности [3, c. 12].

Поэтому возникает определенный парадокс: с одной стороны, прокурор не имеет права заниматься уголовным преследованием, а с другой стороны, прокурор является одним из субъектов уголовного преследования. В конце концов, он решает судьбу обвинения при утверждении обвинительного заключения или обвинительного акта и отправлении уголовного дела в суд.

Другим важным моментом является то, что прокурор имеет важные функции в уголовном преследовании, которые выражаются в отмене необоснованных и незаконных постановлений следователя или руководителя следственного органа. Данный факт, согласно В. П. Божьеву, позволяет убедиться, что следственные органы хоть и процессуально самостоятельны в осуществлении расследования, но в то же время имеют «здоровую» зависимость от решений органов прокуратуры [2, с. 30].

Уголовно-процессуальный кодекс также содержит положения, которые не соответствуют духу и основе закона, фактически уполномочивая следователя и руководителя следственного органа осуществлять почти надзорные функции для процессуальной деятельности прокурора, за законность и обоснованность, принятых им решений, позволяя следователю и руководителю следственного органа играть главную роль в уголовном преследовании. Должностные лица следственных органов обязаны соблюдать акты прокурора, а не отменять их, поскольку они на данный момент фактически могут сделать это, не выполнив и отдельные положения УПК РФ.

Реальная проблема альтернативного решения вопросов защиты конституционных прав и процессуальных гарантий, по мнению А. П. Кругликова, «для государства и лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, заключается в том, что полномочия прокурора по уголовному делу, включая возбуждение уголовного дела, существенно сокращены» [4, с. 13]. Это в свою очередь не позволяет должным образом решить задачи уголовного процесса.

В. М. Быков, предполагает, что «законодатель отождествляет возбуждение уголовного дела с уголовным преследованием» [1, c. 22]. И это все создает просчеты в нормах, которые касаются как возбуждения уголовного дела, так и уголовного преследования. Наиболее правильным было бы со стороны законодательного органа вернуть прокуратуре право возбуждать уголовные дела при наличии оснований, установленных законом. Ибо это позволит прокурорам осуществлять уголовное преследование именно от лица государства.

Таким образом, прокурору необходимо предоставить решающее право «распоряжаться» публичным уголовным преследованием, иначе невозможно обеспечение конституционных прав подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и других участников уголовного судопроизводства. Все вышеизложенное, свидетельствуют о необходимости вернуть прокурору те права, которые позволяли бы осуществлять от имени государства уголовное преследование.

Список литературы

  1. Быков В. М. Актуальные проблемы уголовного судопроизводства / Быков В.М. - Казань: Познание, 2008. - 300 c.
  2. Божьев В. П. О властных субъектах уголовного процесса в досудебном производстве // Российский следователь. - М.: Юрист, 2009, № 15. - С. 29-31.
  3. Галимов Э. Р. Участие государственного обвинителя по уголовным делам в суде первой инстанции: монография. – М.: Юрлитинформ, 2012. – 168 с.
  4. Кругликов А. П. Полномочия прокурора по возбуждению уголовного дела и осуществлению уголовного преследования // Законность. - М., 2012, № 1. - С. 12-16
  5. Харзинова В. М. Прокурор в уголовном процессе // Теория и практика общественного развития. 2014. №10. – C. 165-167.