Историко-педагогические особенности системы обучения в кадетских корпусах дореволюционной России

№86-1,

педагогические науки

В данной статье рассмотрены исторические и педагогические особенности системы образования в кадетских корпусах дореволюционной России.

Похожие материалы

В современной России свое возрождение переживает такой вид военно-учебных заведений как кадетские корпусы, чем и обусловлена необходимость историко-педагогического анализа становления и развития данного типа учебных заведений. В данной статье осуществляется попытка установить преемственность в развитии кадетских корпусов, а также определить ценностно-смысловые основы данного типа образовательного учреждения в дореволюционный период. Первые школы интернатного типа в России появились в восемнадцатом столетии. Военная школа являлась отражением течений в просвещении. Образование обуславливалось военными нуждами, которые занимали как Государя, так и общество.

Гуманитарные идеи XVIII века постепенно проникают в военную школу и учебный процесс, приобретая более общеобразовательный характер.

К 1730 году в России сложилась конкретная система подготовки офицерских кадров для Русской армии.

Из анализа первых военно-учебных заведений России приходим к заключению, что они не могли «давать людям полного и разностороннего общего образования, да недостаточно готовили их для службы в офицерских чинах". Следует подчеркнуть, что система обучения этих лет носила принудительный характер.

Ведущее место среди военных школ принадлежало Кадетским корпусам.

До создания Кадетских корпусов были открыты учебные заведения, где закладывались основы новой системы учебного процесса аристократического воспитания, получившей в Кадетских корпусах дальнейшее развитие. Петр I пытался поднять образованность обучаемых, обеспечить армию и флот, органы государственного управления составом грамотных руководителей.

Принудительное обучение, взгляды руководства на военные заведения, как на повинность, недостатки педагогики вырабатывало среди кадет своеобразную форму противодействия — побега, уклонение от обучения. "Школьные побеги вместе с рекрутскими наборами стали хроническими недугами просвещения и русской государственной обороны" [З].

В развитии кадетских корпусов дореволюционной России выделяют три этапа [1].

1732–1805 гг. — создание и развитие первых российских кадетских корпусов с направленностью их на общее образование и дворянское воспитание.

1805–1864 гг. — распространение кадетских корпусов с направленностью на приобретение специальных знаний и формализованным офицерским воспитанием.

1864–1917 гг. — реформирование и контрреформирование кадетских корпусов, окончательная их «притирка» в системах государства, общества, образования. Начало первого этапа связано с Указом от 29 июля 1731 г. об организации Сухопутного шляхетского кадетского корпуса, официальное открытие которого состоялось 17 февраля 1732 г.

Особенности организации учебно-воспитательного процесса в кадетских корпусах были обусловлены «…кадровым составом, а также неразработанностью педагогических основ учебно-воспитательного процесса, отсутствием методических материалов, опыта организации и управления в учебно-воспитательных учреждениях подобного типа в целом». Организация занятий осуществлялась в соответствии с Регламентом, предусматривающим наличие в кадетском корпусе четырех классов, при этом особое внимание уделялось повторению пройденного материала. В первых двух классах изучали общеобразовательные предметы (русский язык и словесность, французский и немецкий языки, геометрию, историю и др.), а начиная со второго класса военные науки. С самого начала Кадетские корпуса имели двоякую цель: они должны были давать военное и гражданское образование, готовить офицеров для армии и гражданских чиновников для государственных учреждений.

Эта цель сохранилась за Кадетскими корпусами до 1863 года. Отцом реформ военной школы стал И.И. Бецкой. Во времена Бецкого Кадетские корпуса стремились сделать типом среднего общеобразовательного учебного заведения и военными они были только по наименованию.

Так, по мнению П.В. Петрова, после того как 7 марта 1765 г. главным начальником Сухопутного шляхетского кадетского корпуса стал И.И. Бецкой, педагогические идеи взяли верх над прямым назначением военно-учебного заведения, и оно стало энциклопедическим [2, c. 32]. В 1766 г. И.И. Бецкой принялся за составление «Устава Шляхетского сухопутного кадетского корпуса для воспитания и обучения благородного российского юношества» [3], в котором были обозначены основные положения: цель кадетского корпуса — воспитание человека здоровым, способным переносить все тяготы военной службы; общеобразовательные предметы признаются необходимыми в военной подготовке («украсить сердце и разум делами и науками, потребными гражданскому судье и воину»); подбор воспитателей с соответствующим образованием и опытом работы является основой успеха в воспитании; воспитателям и педагогам вменяется в обязанность изучать воспитанников, знать их положительные и отрицательные стороны; исправление нерадивых возможно личным примером, кротостью и лаской; внутренний порядок должен быть нацелен на устранение праздности и приучение кадет к уходу за собой; офицеры корпуса должны иметь соответствующее образование и практический опыт работы.

Особая роль отводилась воспитательной работе. Так, И.И. Бецкой в 1772 г. составил «Наставление воспитателям». В нем перед воспитателями обозначался обширный круг обязанностей и акцент делался на нравственном воспитании юношей. Таким образом, со времен Бецкого из корпуса стали выходить не военные, а энциклопедически образованные люди» [4, c. 6].

Второй этап становления кадетских корпусов знаменуется зарождением и апробацией новой формы организации военного обучения («План организации военного обучения», 1805 г.). 19 марта 1805 г. был учрежден особый Совет о военно-учебных заведениях, переименованный впоследствии в Главный штаб. В губерниях стали открываться военные училища, являвшиеся общеобразовательными подготовительными школами для столичных кадетских корпусов. После 1835 года многие из них были преобразованы в кадетские корпуса. В целом к середине XIX в. в Российской империи было создано 19 кадетских корпусов.

Характеризуя учебно-воспитательный процесс в кадетских корпусах, следует обратить внимание на «Общие положения для всех военно-учебных заведений» и «Устав всех военно-учебных заведений 2-го класса». В частности, в них указывается на кризис воспитательной работы и переутомляемость обучаемых. Главная причина виделась в том, что созданные в первой четверти XIX в. военно-учебные заведения не удовлетворяли потребностям армии, возникали в разное время, развивались отдельно друг от друга, и управление в них осуществлялось по личному усмотрению непосредственного начальника.

В 1835 г. были учреждены Воспитательные комитеты. Однако, господствовавший в кадетских корпусах подход к воспитанию, выражавшийся в стремлении отыскивать дурное в воспитанниках и искоренять его путем запретов и наказаний, имел прямо противоположный эффект. Воспитатели (набираемые в основном из числа боевых офицеров) превращались в надзирателей, кадеты обычно смотрели на своих наставников, как на людей, способных причинять им только зло и насилие. В корпусах стала культивироваться круговая порука.

В 50-е гг. ХIХ в. предпринимаются попытки изменить установившуюся в кадетских корпусах систему воспитания. Воспитателей обязывают составлять характеристики на кадет и при оценке поведения учитывать их психологические особенности. Специально учрежденной правительственной комиссией были названы следующие недостатки существующих кадетских корпусов: перегруженность учебных программ, совместное обучение и воспитание кадет разного возраста, раннее применение к кадетам жестких дисциплинарных требований, отсутствие в корпусах хорошо подготовленного учительствующего состава.

Третий этап ознаменован созданием на базе кадетских корпусов военных гимназий и юнкерских училищ (1862 г.). Военные гимназии были предназначены для общеобразовательной подготовки мальчиков, имеющих намерение посвятить себя военной службе. В 60-е гг. ХIХ в. на базе кадетских корпусов было создано 12 военных гимназий, а в 70-е гг. появились еще шесть. Главной особенностью военных гимназий является широкое использование в образовательном процессе современных достижений педагогической науки. В военном ведомстве стали сосредоточиваться лучшие педагогические кадры, что превратило их в центры развития педагогической науки.

Однако практика показала, что по окончании гимназии учащиеся были недостаточно хорошо подготовлены к переходу в военные училища. Приказом от 22 июля 1882 г. было решено снова вернуться к кадетским корпусам. В этот период развитие взаимоотношений между воспитателем и воспитанником было направлено на гуманизацию и демократизацию. В военно-учебных заведениях начинают активно развиваться принципы самодеятельности и самоуправления. Таким образом, оценивая педагогический опыт функционирования кадетских корпусов в дореволюционной России, стоит выделить его основные ценностно-смысловые приоритеты: ориентация на служение Отечеству как главное предназначение и смысл всей жизни; гармония умственного, нравственного и физического начал в человеке.

Период возрождения данного вида образовательных учреждений демонстрирует повышенный интерес к военному делу среди подростков, а также растущий престиж армии в целом, что в свою очередь может являться гарантом безопасности и спокойствия в современной России. Лучший опыт, накопленный на протяжении столетий, находит отражение в структуре и системе обучения современных кадетских корпусов.

Список литературы

  1. Шевелев, А. Н. Система мужского дворянского воспитания в России XVIII–XIX веков в педагогике кадетских корпусов / А. Н. Шевелев // История педагогики сегодня. – СПб., 1998. – С. 95–119.
  2. Петров, П. В. Главное управление военно-учебных заведений. Исторический очерк / П. В. Петров. – СПб., 1902–1910. – 832 с.
  3. Устав Императорского Шляхетного Сухопутного кадетского корпуса. – СПб., 1766. – 24 с. http://www.pmedu.ru 93Проблемы современного образования | № 3 | 2013 | http://www.pmedu.ru ИСТОРИЯ ПЕДАГОГИКИ
  4. Беляев, А. В. Верность традициям / А. В. Беляев. – Екатеринбург, 1992. – 435 с.
  5. . Интернет-журнал «Проблемы современного образования» 2013, № 3 http://www.pmedu.ru