Многопартийность как гарантия реализации конституционного принципа идеологического многообразия в Российской Федерации

№97-1,

юридические науки

В публикации показано, что принцип многопартийности с одной стороны выступает гарантией реализации действия норм об идеологическом многообразии, а с другой политические партии – одни из основных субъектов конституционного права, реализующего право на идеологическое многообразие.

Похожие материалы

Для выяснения сущности идеологического многообразия важное значение приобретает определение наиболее простых и действенных способов его реализации. К таким эффективным способам реализации идеологического многообразия относится многопартийная система. Как отмечалось ранее, принцип многопартийности с одной стороны выступает гарантией реализации действия норм об идеологическом многообразии, а с другой политические партии — одни из основных субъектов конституционного права, реализующего право на идеологическое многообразие. Поэтому рассмотрение реализации принципа идеологического многообразия в законодательстве о политических партиях приобретает для нашего исследования особую значимость.

Собственно, политические партии предназначены выполнять мировоззренческую и идеологическую функцию. Роль партий очень велика в процессе посредничества между гражданским обществом и государством, так как они научно обобщают, систематизируют, обосновывают, оформляют интересы населения в виде заявлений, политических программ, доктрин и доносят их до власти. В конечном счете, представители победивших на выборах партий, войдя во власть, прилагают усилия к реализации партийных программ в ходе законотворческой деятельности, инициируя законопроекты.

Сама постановка вопроса об исследовании принципа идеологического многообразия во взаимосвязи с принципом многопартийности в отечественной юридической науке не нова. Однако эта взаимосвязь часто сводится к отождествлению данных принципов. Представляется наиболее адекватной позиция А.С. Фролова ссылаясь на позиции Конституционного суда РФ, приходит к выводу о том, что принцип идеологического многообразия наряду с принципом многопартийности, служит гарантией обеспечения свободы создания и деятельности политических партий, наличие которых необходимо для надлежащего функционирования представительной демократии в Российской Федерации.

По мнению В.А. Лебедева, обсуждение проблем идеологического многообразия и многопартийности через призму критериев современного демократического государства предполагает ответ на вопрос о демократичности российской партийной системы. Из самого факта закрепления в ч. 3 ст. 13 Конституции РФ идеологического многообразия и многопартийности явствует стремление к созданию таких политических партий, которые представляли бы различные социальные группы и позволяли бы говорить о демократичности политической системы в целом.

Можно согласиться с современным исследователем, что многопартийность необходима, прежде всего, для государства. Если партийная система неэффективна, то возникновение и углубление противоречий между обществом и государством неизбежны, а это, в свою очередь, способно поставить под угрозу само существование государственных институтов.

Подобной позиции придерживается В.В. Невинский, считая, что политические партии выступают основными проводниками различных современных идеологических течений, наполняющих векторы и содержание функционирования государственного механизма. При этом именно государство может реформировать правовой статус политических партий. Но в соответствие с нормами Конституции РФ государство в России не имеет прав регулировать количество партий, но оно обязано, гарантировать возможность создания партий и их деятельность. Порядок создания политических партий, финансирования государством их деятельности в избирательных кампаниях устанавливается законом Российской Федерации. В то же время государственные органы не вправе вмешиваться во внутреннюю жизнь политических партий.

Выражая политическую волю своих членов, партии участвуют в формировании органов государственной власти и управления, осуществляют власть через своих представителей, которые избираются в законодательные и иные представительные органы власти. В соответствии с федеральным законодательством политические партии обязаны ежегодно отчитываться о своих доходах. При этом они не имеют права на получение финансовой и иной материальной помощи от иностранных граждан, государств и организаций.

Политические партии обладают правом выдвижения кандидатов в депутаты и на иные выборные должности, в том числе единым списком, проводить предвыборную агитацию, образовывать фракции из своих сторонников в представительных органах. Равенство общественных объединений перед законом проявляется в равенстве требований к ним со стороны государства.

В субъектах федерации регулирование принципа многопартийности содержится, как правило, в основных законах этих субъектов. Так в Алтайской крае, реализация идеологического многообразия по средвам в том числе и многопартийности регламентируется статьей 14 Устава Алтайского края от 5 июня 1995 года № 3-3С.

В соответсвие с п. 3 ст. 14 Устава Алтайского края определено, что гражданам Российской Федерации на территории Алтайского края гарантируется свобода образования политических партий, экономических, культурных, религиозных и иных общественных объединений, профессиональных союзов, движений, организация и деятельность которых осуществляются на основе федеральных законов. Иностранные граждане и лица без гражданства на территории Алтайского края могут принимать участие в деятельности общественных объединений в соответствии с федеральным законом.

Также на территории Алтайского края действует специальный закон Алтайского края от 13 июля 2010 года N 69-ЗС «О гарантиях равенства политических партий, представленных в Алтайском краевом Законодательном Собрании, при освещении их деятельности региональными телеканалом и радиоканалом». Как отмечает в интервью газете «Алтайская правда» председатель Избирательной комиссии Алтайского края И.Л. Акимова: «Закон вводит в рамки правового поля и предусматривает специальные механизмы обеспечения равного освещения на региональном теле- и радиоканале и выравнивания пропорции, если она нарушена».

Все это позволяет реализовать принцип идеологического многообразия наиболее просто выраженного в многопартийности и закрепленного в законодательстве о политических партиях.

Однако не все так просто, поскольку многопартийность не правильно сводить только к наличию нескольких партий. Кстати, в России по состоянию на май 2015 по официальным данным министерства юстиции действуют семьдесят шесть партий. Казалось бы, данное обстоятельство можно считать показателем плодотворной реализации норм, регулирующих отношения в сфере деятельности политических партий.

Но необходимо согласиться с В.А. Лебедевым о том, что развитие и укрепление конституционных основ организации и деятельности различных политических партий в нашей стране должны служить, прежде всего, препятствием установлению господства власти одной партии или одного лица с превознесением своей собственной идеологии в ранг государственно-обязательной, безальтернативной. При этом государство, реформируя и совершенствуя правовой статус партий, должно иметь в виду, что многопартийность отнюдь не сводится к наличию нескольких зарегистрированных политических партий.

На этот счет интересны предложения И.В. Михайленко. Современный исследователь предлагает, что для гарантий реализации конституционных принципов идеологического многообразия и многопартийности, как условия развития российской партийной системы, объективно необходимо, во-первых, продолжить позитивное направление законодательных изменений избирательных правоотношений, которые способствуют обеспечению конституционного принципа идеологического и политического многообразия.

Как нам представляется, к этому стоит добавить, что одним из самых значительных изъянов российской партийной системы выступает наличие доминантной партии, включающей в себя представителей законодательной и исполнительной власти. И все это при отсутствии оппозиции. Следствием данной ситуации является численное превосходство какой-либо одной партии в парламенте. Так, по состоянию на 2015 г. в Государственной Думе Федерального Собрания РФ фракция партии «Единая Россия» включает в себя 351 депутата, а это 70,00% от общего числа депутатов. Таким образом, реализация принципа идеологического многообразия в Российской Федерации через многопартийность затрудняется из-за отсутствия законодательного регулирования распределения депутатских мандатов.

На сегодня можно согласиться с И.В. Михайленко о необходимости изменений в законодательстве о формировании российского парламента, в котором необходимо установить правовые препятствия для образования парламентских фракций численностью более 226 человек.

Представляется очевидным, что Федеральный закон от 22.02.2014 №20-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», благоприятствует большим «сильным» партиям в ущерб «малым», обреченным на заниженное представительство.

Можно согласиться с Н.В. Бобраковой в том, что в нашей стране складываются неблагоприятные условия для законодательного регулирования политической оппозиции. Так, нельзя забывать о наследии прошлого: отсутствие длительного опыта многопартийности, цивилизованной политической борьбы.

С точки зрения практических рекомендаций нам представляется, что необходимо принятие в Российской Федерации специального законодательства, регулирующего оппозиционную деятельность.

Примечательно, что определённым странам, таким как Англия и Соединенные Штаты Америки известен опыт правового оформления института оппозиции. В России неоднократно предпринимались попытки введения в правовое поле оппозиционной деятельности, однако законопроект был отклонен Президентом Российской Федерации.

В тоже время абсолютизировать и идеализировать институт оппозиции в проблематике реализации идеологического многообразия нельзя. Это может также привести и к неблагоприятным последствиям. Стоит согласится с современным исследователем о том, что оппозицию не надо наделять правовым статусом и тем более пытаться его закрепить законодательно, необходимо лишь расширить и урегулировать механизмы оппозиционной деятельности как одной из форм реализации права на идеологическое многообразие. В этом ключе интересна позиция С.В. Васильевой о том, что наделенная специальным конституционно-правовым статусом оппозиция ограничивает принцип политического многообразия и многопартийности. Причем положительная роль конституционно-правового регулирования оппозиционной деятельности будет достигнута при условии, если мы не будем воспринимать формулу «оппозиция против власти». По мнению К.А. Кононова, «оппозиция не может трактоваться как субъект противостоящий властвующему, скорее как субъект участвующий в осуществлении власти, предлагающий альтернативные решения и контролирующий». Кроме того, нужно учитывать, что оппозиционность всегда относительна.

Выводы

Во-первых, можно заключать, что значимую роль в реализации принципа идеологического многообразия в РФ играет законодательство о политических партиях.

Во-вторых, последовательно трансформируя нормативно-правовую базу, регулирующую создание и деятельность политических партий по направлению изменений в избирательных правоотношениях, законодательного регулирования метода распределения депутатских мандатов, а также урегулировав правовой механизм оппозиционной деятельности можно расширить пределы всесторонней государственно-правовой реализации идеологического многообразия в Российской Федерации.

Список литературы

  1. Ерыгина В.И. Многопартийность как одна из правовых гарантий свободы общественного мнения // Конституционное и муниципальное право . 2013 №3
  2. Фролов С.А. Реализация конституционного принципа политического многообразия в Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.- С. 17
  3. Лебедев В.А. Идеологическое многообразие и российская многопартийность: размышление о судьбе статьи 13 Конституции Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. - 2010. - N 11. - С. 2-5
  4. Невинский В.В. Рецензия на книгу Б.С. Крылов «Проблемы влияния идеологии на общество и государство: научно-публицистическое издание: М, 2013». // Конституционное и муниципальное право . - 2013. - №5. - С.122
  5. Устав (Основной Закон) Алтайского края от 5 июня 1995 г. № З-ЗС // Алтайская правда. - 1999. - 20 нояб.
  6. Закон Алтайского края от 13 июля 2010 года N 69-ЗС «О гарантиях равенства политических партий, представленных в Алтайском краевом Законодательном Собрании, при освещении их деятельности региональными телеканалом и радиоканалом» // Сборник законодательства Алтайского края - 2013 - № 209 - С. 56
  7. «Закон предоставляет партиям...» // Алтайская правда. – 2011. – 20 апреля – С.3.
  8. Лебедев В.А. Идеологическое многообразие и российская многопартийность: размышление о судьбе статьи 13 Конституции Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. - 2010. - N 11. - С. 2-5
  9. Михайленко И.В. Идеологическое и политическое многообразие как конституционные принципы развития партийной системы в Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саранск ., 2011. – С.12
  10. Михайленко И.В. Идеологическое и политическое многообразие как конституционные принципы развития партийной системы в Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саранск ., 2011. – С.11
  11. Федеральный закон от 22.02.2014 N 20-ФЗ (ред. от 24.11.2014) "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ – 2014 - N 8. - ст. 740.
  12. Бобракова Н.В. К вопросу об определении и конституционном закреплении политической оппозиции как правового института // Ленинградский юридический журнал. – 2013. -№ 1 (31) - С 146
  13. Проект Федерального закона № 96008902-2 «О правовых гарантиях оппозиционной деятельности в Российской Федерации» : внесен депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.И. Зоркальцевым. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»
  14. Бобракова Н.В. К вопросу об определении и конституционном закреплении политической оппозиции как правового института // Ленинградский юридический журнал. – 2013. -№ 1 (31) - С 146
  15. Васильева С.В. Конституционно-правовые гарантии оппозиционной деятельности // Государственная власть и местное самоуправление. 2009. № 2. С 87
  16. Кононов К.А. Противник официальных идей и позиций должен иметь свое место на политической арене // Конституционное и муниципальное право. 2011. № 11. С. 11.