О сущности конституционного принципа идеологического многообразия

NovaInfo 44, с.249-252, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Юридические науки
Просмотров за месяц: 2
CC BY-NC

Аннотация

Настоящая публикация представляет собой опыт юридического анализа сущности и содержания конституционного принципа идеологического многообразия в Российской Федерации. Автором установлено, что существование той или иной идеологии возможно лишь в рамках конституционно закрепленной правовой идеологии, сущность которой заключается в соблюдении баланса конституционных ценностей, интересов общества, государства и личности.

Ключевые слова

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПЛЮРАЛИЗМ, ИДЕОЛОГИЧЕСКОЕ МНОГООБРАЗИЕ, КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРИНЦИП, ИДЕОЛОГИЯ, КОНСТИТУЦИЯ

Текст научной работы

В условиях перехода от советского государственного строя к либерально-демократическому строю был поставлен вопрос об отказе монополии государства на официальную идеологию, и о признании множества равноценных идеологий. Таким образом, в начале 1990-х годов в ряде государств установили принцип идеологического многообразия.

Как известно, в соответствии с Основным законом российского государства 1993 г. на территории нашей страны обеспечивается идеологическое многообразие. Более того, идеологическое декларируется в качестве основы конституционного строя страны. Как следует из ст. 13 Конституции РФ в Российской Федерации исключается возможность существования государственной или обязательной идеологии. Ключевым же вопросом в определении значения идеологического многообразия в демократическом государстве является, во-первых, выяснение самой сущности и феномена идеологии.

На этот счет сразу же обращает на себя внимание факт, что понятие идеологии разрабатывается в рамках социально-философских, политологических, теоретико-правовых и конституционно-правовых исследований. Очевидно, только позитивный синтез и диалектическое взаимосвязь достижений этих научных направлений позволит понять феномен идеологии.

Сама история российской государственности неоднократно демонстрировала, что неидеологического состояния у общества и государства быть не может. Как считает современный исследователь Э.С. Юсубов, юридическая наука в настоящее время столкнулась с дефицитом целостного мировоззрения к явлению, называемому «идеология» [1]. Поэтому вполне очевидно, что в этом вопросе одного лишь обращения к Конституции РФ можно считать явно не достаточным.

Дискуссионность понятия «идеология» связана с возможными ее интерпретациями. Хотя само понятие вошло в научную лексику относительно недавно, это не говорит о том, что идеологических институций в разных обществах не существовало. Они присутствовали всегда, но их обозначали с использованием иных терминологических приемов.

Во всей множественности определений понятия идеологии можно выделить несколько основных. Во-первых, идеология есть набор каких-либо специфических убеждений; во-вторых, идеологии обрекают на ложность в вопросах интерпретации сущности социального порядка; в-третьих, термин «идеология» попросту используют для обозначения совершенно любой совокупности идей.

Если вспомнить истоки, то надо признать, что появление категории «идеология» прежде всего связано с мыслителями французского Просвещения. А именно с известным философом-государствоведом Дестюту де Траси. Он не только ввел данный термин в научный лексикон, но первым заметил, что созданное человеком единое и цельное идеологическое пространство нивелирует религиозные идеи. Здесь идеологическое пространство идентично своеобразной культуре, внутри которой различные конкурирующие между собой сферы бытия (религия, политика, экономика, право) и их идейные обоснования направлены на создание и трансляцию определенных смыслов.

Поэтому следуя исторически первому полному определению понятия идеологии, следует рассматривать ее как систему ценностей. В таком первоочередном качестве идеология как инструмент закрепления ценностей сближается в наши дни с демократическими конституциями. Ведь Основной закон также конституирует всю систему ценностей. Весьма авторитетно в этом отношении выглядит утверждение известного ученого С.А. Авакьяна о том, что каждая отечественная Конституция закрепляет свою систему ценностей и нацеливает на то, чтобы на ее основе формировались соответствующие воззрения каждого члена общества [2].

Поэтому современный исследователь вообще приходит к выводу о том, что конституция просто не может быть не идеологическим – в смысле мировоззренческим документом.

Как заметил Э.С. Юсубов, эта позиция известного российского конституционалиста нашла массу своих сторонников, которые, несмотря на произошедшие изменения в идеологической сфере, также считают, что положения любой конституции всегда выражают определенную идеологию. Вот почему принцип идеологического многообразия приобретает особое значения в условиях демократического правового государства. Ведь в таком государстве плюрализм, оформленный в виде идеологического многообразия, является основой конституционного строя. Демократическая сущность отечественного государства, вписанная в контекст идеологического многообразия как раз и подтверждается следующими факторами.

С одной стороны это означает возможность свободного сосуществования в обществе разнообразных, причем даже противоположных по смыслу социально-философских, политико-правовых, экономических и религиозных и иных убеждений, концепций и теорий. Любой член общества самостоятельно и свободно вправе создавать, распространять и защищать свои взгляды и идеи. Поэтому принцип идеологического многообразия является развитием неотъемлемых прав человека на свободу мысли, слова, информации, совести, вероисповедания.

С другой же стороны, необходимость в запрете установления какой-либо идеологии в качестве государственной или общеобязательной выступает в качестве важнейшей гарантией принципа идеологического многообразия. Эта гарантия означает, что государство не должно вмешиваться в сферу идеологии путем подчинения какому-либо идеологическому направлению, в том числе политическому, и что государство не вправе устанавливать какую-либо идеологию в качестве общеобязательной, то есть ограничивать права человека на свободу совести, мысли и слова.

Более того, приоритет прав человека как важнейшей основы правового государства не может быть полно осуществлен вне вышеупомянутых принципов идеологического многообразия. Как отмечает российский конституционалист В.В. Невинский, для соблюдения целостности общественных отношений и формально-юридического равенства индивидов определяющим является единство прав и обязанностей личности [3]. Наиболее полная реализация этих прав и обязанностей возможна как раз в условиях идеологического многообразия.

И.И. Шувалов справедливо утверждает, что идеология выполняет некоторую функцию стержня в праве, а отсутствие таковой приводит к неэффективности закона. Причины этой неэффективности часто следует искать в том, что закон не может достичь преследуемой цели из-за своей ложной установки [4]. Именно поэтому идеология и выступает как система идей и представлений, истолковывающих окружающую действительность и побуждающих отдельные социальные группы или общество в целом действовать. В этом смысле правовая идеология является составной частью правовой политики, где сконцентрировано отражаются основные достижения в области права и фиксированные формы желаемого правового будущего.

В конечном счете, идеологическое многообразие компенсирует несовершенство человеческого ума, его неспособность отразить в одной теории все многообразие мира. Попытки создать монопольную универсальную теорию, объясняющую всю сложную социальную, экономическую и духовную основу жизни, а тем более попытки переустройства мира на основе такой теории, неизменно порождали насилие над людьми, тиранические режимы, беспрестанные войны и репрессии.

Принцип идеологического многообразия способствует преодолению застоя в литературе, философии, искусстве, науках. Естественно, что свободой мысли и слова могут злоупотреблять, в результате чего появляются безнравственные, и даже расистского содержания концепции. Однако в соответствии со ст. 29 Конституции РФ отечественное государство ограничивает пропаганду таких идей, когда дело доходит до прямых призывов или действий, подрывающих общественные устои. Но при этом государство не должно вмешиваться в идеологические дискуссии. Поскольку именно свобода научной мысли есть важная гарантия существования гражданского общества, и в этом – главная необходимость признания Конституцией РФ принципа идеологического многообразия в качестве основы конституционного строя.

Читайте также

Список литературы

  1. Юсубов Э.С. К вопросу о конституционной идеологии Российской Федерации // Представительная власть в Российской Федерации: история, теория, практика: Материалы международной научно-практической конференции. под. Ред. И.И. Лора и Л.В. Тена – Барнаул: Изд-во ААЭП, 2013. – С. 83
  2. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. М.: Юрист, 2000. С.15.
  3. Невинский В.В. Юридическая конструкция правового положения человека и гражданина // Личность и государство на рубеже веков/ под ред. В.В. Невинского. Барнаул: Изд-во Ал тун-та. 2000. С. 35.
  4. Шувалов И.И. Проблема эффективности правотворчества в свете современной политико-правовой теории управления обществом // Журнал российского права. 2010. № 4. С. 88

Цитировать

Головинов, А.В. О сущности конституционного принципа идеологического многообразия / А.В. Головинов. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 44. — С. 249-252. — URL: https://novainfo.ru/article/5488 (дата обращения: 25.06.2022).

Поделиться