Принцип идеологического многообразия в Российской Федерации: конституционно-правовое содержание и гарантии реализации

NovaInfo 44, с.286-290, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Юридические науки
Язык: Русский
Просмотров за месяц: 22
CC BY-NC

Аннотация

В статье анализируются основные гарантии реализации принципа идеологического многообразия в Российской Федерации.

Ключевые слова

ИДЕОЛОГИЧЕСКОЕ МНОГООБРАЗИЕ, КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРИНЦИП

Текст научной работы

Для определения юридического содержания принципа идеологического многообразия, закрепленного в ст. 13 Конституции РФ, обратимся, во-первых, к выявлению группы норм, к которым относится данный принцип. Это позволит максимально четко определить отношения, регулируемые данной нормой.

В этом вопросе вполне объективно выглядит позиция К.А. Кононова. С современным исследователем трудно не согласиться, ведь ч. 1 ст. 13 Конституции РФ по юридической природе является конституционно-правовой нормой общего характера. Таким образом, отношения, которые регулируются ей, максимально широки. Вместе с тем эти отношения составляют основу конституционного строя, а следовательно, конституируют юридическое состояние идеологической свободы в государстве и обществе. Такого рода отношения составляют исключительный предмет конституционно-правового регулирования, так как представляют собой главные, коренные основы устройства общества и государства. К этому стоит добавить, что круг субъектов этих отношений не ограничен. В него входят все субъекты конституционного права. Другой спецификой данных отношения выступает, то, что они регулируются диспозитивно, по принципу – все разрешено, что не запрещено законом и не нарушает прав и свобод других лиц [1].

Именно поэтому, общественные отношения, составляющие правовое содержание принципа идеологического многообразия, условно можно дифференцировать на следующие две основные группы. К первой группе отнесем отношения, возникающие в сфере охраны идеологической свободы и неприкосновенности всякого субъекта конституционного права. К второму кластеру примыкают отношения связанные с реализацией субъектом собственной идеологической свободы.

Однако еще раз напомним, что исследуемый конституционный принцип идеологического многообразия выступает порождением прав и свобод человека и гражданина, прежде всего, таких как свобода мысли и слова, свобода совести и др.

Поэтому наиболее важные гарантии действенности рассматриваемого принципа – отмена цензуры, свобода информации, совести и вероисповедания, объединений и собраний, издательской деятельности, преподавания и другие.

Итак, рассмотрим эти некоторые важные гарантии. Так, право на информацию выступает как внешнее проявление свободы выбора мировоззрения и свободы выражения мнения. Данное обстоятельство придает особый смысл праву на информацию в качестве необходимой гарантии конституционного принципа идеологического многообразия. Тем не менее, определяя право на информацию как средство, направленное на обеспечение осуществления идеологического многообразия необходимо определить, что конкретно может быть отнесено к данному праву.

К числу гарантий исследуемого нами принципа, с точки зрения К.М. Исаевой, необходимо отнести, нормы, которые запрещают пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства (ч. 2 ст. 29 Конституции РФ) [2].

Это, на наш взгляд, позволяет гарантировать реализацию принципа идеологического многообразия путем поддерживания баланса совместных интересов, не допуская при этом монополии какой-либо одной идеологии или концепции.

Как справедливо заметил Ю.В. Филимонов, посредством изъявления личного мнения, в том числе и через средства массовой информации, которое обеспечивается уже упомянутыми государственными гарантиями (правом на получение информации, на тайну переписки и т.п.), как раз и создается среда идеологического многообразия.

В ее рамках любой субъект, будь то гражданин, социальная группа или общественное объединение получают возможность, с соблюдением определенных правовых требований, излагать различные мнения, убеждения, концепции [3].

В отдельном порядке происходит осуществление свободы совести и вероисповедования, понимаемое в контексте нашего исследования в качестве гарантии реализации идеологического многообразия. Для юридического определения данной гарантии обратимся к тексту Основного Закона Российского государства. Так, из ст. 28 Конституции Российской Федерации следует, что свобода совести и вероисповедования носит прежде всего индивидуально-личностный характер, связанный с нравственным выбором индивида того или иного религиозного воззрения. Это означает, что государство, обеспечивая идеологическое многообразие, гарантирует каждому право распространять религиозные и иные убеждения (пропаганда духовных ценностей) и действовать в соответствии с ними.

Кроме того, к системе гарантий, обеспечивающих идеологическое многообразие, необходимо относить принцип многопартийности. Однако, исходя из ч. 3 ст. 13 Конституции РФ, идеологическое многообразие по своему значению отделено от многопартийности и реализуется в установленных Конституцией Российской Федерации самостоятельных организационных формах. Первая форма – осуществление права на проведение собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирование (ст. 31 Конституции РФ). Оно гарантирует возможность учитывать индивидуально-коллективное волеизъявление граждан, которое происходит путем доведения своего политического мнения до сведения других участников публичного мероприятия, уяснения их политической позиции и выработки единой политической платформы. Вторая форма – право на объединение и свободу деятельности общественных объединений (ст. 30 Конституции РФ). В данном виде политическое волеизъявление граждан происходит внутри определенной организационной структуры, имеющей уставные или программные цели. Третья форма – право на участие в управлении делами государства (ст. 32 Конституции РФ). Оно включает возможность влиять на комплектование властных органов представителями аналогичных политических взглядов и убеждений, в т. ч. в личном качестве претендовать на занятие государственных и муниципальных должностей.

Многопартийность, будучи органично связанной с идеологическим многообразием, признается его особым и основным принципом организации. Партии, в отличие от других общественных объединений, обладают самостоятельным конституционным статусом.

В постановлении Конституционного Суда РФ от 1 февраля 2005 г. № 1-П отмечается, что деятельность политических партий непосредственно связана с организацией и функционированием публичной (политической) власти, они включены в процесс властных отношений и в то же время, будучи добровольными объединениями в рамках гражданского общества, выступают в качестве необходимого института представительной демократии [4].

Кроме того, принцип идеологического многообразия тесно связан не только с партиями, но и с общественными организациями, что тоже несомненно следует отнести к важным гарантиям, исследуемого конституционного принципа. Так, ст. 30 Конституции РФ закрепляет, что каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений в Российской Федерации гарантируется.

Основной нормативный акт, регулирующий правовое положение общественных объединений, – это Федеральный закон от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях. Действие настоящего Федерального закона распространяется на все общественные объединения, созданные по инициативе граждан, за исключением религиозных организаций, а также коммерческих организаций и создаваемых ими некоммерческих союзов (ассоциаций) [5].

Таким образом, гарантии и конституционно-правовые основы принципа идеологического многообразия РФ в целом связаны с отменой цензуры, свободой информации, издательской деятельности, преподавания, свободой мысли и слова, свободой совести, а также с многопартийностью и общественными организациями.

Читайте также

Список литературы

  1. Кононов К.А. Институциональная природа идеологического многообразия // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 22. С. 85.
  2. Исаева К.М. К вопросу о содержании конституционного принципа идеологического многообразия // Юридический вестник Дагестанского государственного университета. 2012. № 4. С. 49.
  3. Филимонов Ю.В. Политические партии как носители идеологического и политического многообразия в Российской Федерации // Вестник Томского государственного университета. Право. 2011. № 1. С. 77.
  4. По делу о проверке конституционности абзацев второго и третьего пункта 2 статьи 3 и пункта 6 статьи 47 Федерального закона «О политических партиях» в связи с жалобой общественно-политической организации «Балтийская республиканская партия»: постановление Конституционного Суда РФ от 1 февраля 2005 г. № 1-П // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2005. № 6, ст. 491.
  5. Об общественных объединениях: федеральный закон от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ (ред. от 08 марта 2015) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1995. №21. Ст. 1930.

Цитировать

Головинов, А.В. Принцип идеологического многообразия в Российской Федерации: конституционно-правовое содержание и гарантии реализации / А.В. Головинов. — Текст : электронный // NovaInfo, 2016. — № 44. — С. 286-290. — URL: https://novainfo.ru/article/5537 (дата обращения: 05.12.2022).

Поделиться