К вопросу о разграничении убийства в состоянии аффекта от убийства, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ

№111-1,

юридические науки

Настоящая статья посвящена спорным вопросам квалификации убийства, совершенного в состоянии аффекта. Даны практические примеры практической деятельности по классификации убийств по статьям уголовного законодательства.

Похожие материалы

Российское уголовное право гласит, что убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, которое вызвано неправомерными действиями потерпевшего, влечет за собой существенное смягчение наказания. Преступления, которые совершены в подобном состоянии, уголовное законодательство традиционно относит к специальному составу.

Квалификация преступлений, которая предусмотрено ст. 107 УК РФ [1] представляет значительные трудности, что подтверждают статистические данные, которая приведены Г.В. Назаренко и А.И. Ситниковой в собственных исследованиях при исследовании рассматриваемой категории уголовных дел [4]. На основании статистических данных, лишь 26,2% случаев совершения убийства в аффективном состоянии преступнику были предъявлены обвинения по ст. 107 УК РФ, при этом в 62,2% случаев ошибочная квалификация содеянного была скорректирована районным судом при вынесении приговоров, а в 11,6% случаев подобная ошибка, которая допущена в приговоре, была скорректирована вышестоящей инстанцией [2].

В большинстве случаев, трудности в квалификации убийства в состоянии аффекта связаны со сложностью отграничения от смежных составов преступлений. В основном все сложности возникают в отграничении простого убийства, которое предусмотрено ч. 1 ст. 105 УК РФ [1] от аффектированного убийства. Это связано, прежде всего, с похожестью мотивов совершения представленных преступлений [5].

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» убийство признается простым (ч.1 ст.105 УК РФ), если совершено в отсутствие квалифицирующих признаков, определенных ч. 2 ст. 105 УК РФ, и смягчающих обстоятельств, установленных ст.ст. 106, 107 и 108 УК РФ [3].

Достаточно интересным является вопрос об отграничении убийства, совершенного в состоянии аффекта от убийства матерью новорожденного ребенка, установленного ст. 106 УК РФ. Объективная сторона убийства, предусмотренного ст. 106 УК РФ состоит в убийстве матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, а равно убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости [6].

Однако, при условии наличия в объективной стороне «состояния психотравмирующей ситуации» или «состояния психического расстройства, не исключающего вменяемости», квалифицировать данное убийство по ст. 107 УК РФ [1] не представляется возможным. Объясняется это еще и тем, что для убийства матерью новорожденного ребенка характерен «особый» потерпевший — новорожденный, который не может осуществлять систематическое противоправное или аморальное поведение [4].

Общим в этих преступлениях будет являться объект — жизнь человека, но здесь есть определённые особенности. Так, в убийстве матерью новорожденного ребенка объектом является жизнь новорожденного, а в аффектированном убийстве — жизнь человека независимо от его возраста. Отличия между указанными составами проходит и по субъекту. В убийстве, установленном ст. 106 УК РФ — мать новорожденного ребенка, в убийстве в

состоянии аффекта — любой человек, который совершил убийство в состоянии сильного душевного волнения, вызванного виктимным поведением потерпевшего [3].

Наибольшие сложности возникают при проведении четкой границы между действиями, когда в общественно опасном поведении содержатся признаки и необходимой обороны, и состояния аффекта. В Апелляционном определении Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2014 по делу № 2-73/2013 была рассмотрена жалоба осужденного М. и его адвоката на приговор Омского областного суда от 4декабря 2013 года, в соответствии с которым М. был осужден за убийство потерпевшей С. и ее брата, совершенное 10 марта 2013 года [5].

В апелляционных жалобах: осужденный М. указывает, что он не согласен с приговором суда, поскольку не был установлен мотив преступления. Адвокат осужденного просит квалифицировать действия осужденного по ст . 107 ч. 1 и 108 ч. 1 УК РФ [1], ссылаясь на то, что вывод суда об умышленном убийстве потерпевших не подтвержден доказательствами и, что М. в момент убийства С. находился в состоянии аффекта, также считает, что действия потерпевшей по выселению осужденного из квартиры, выманиванию у него денежных средств, единоличному удочерению ребенка являются аморальными, а также утверждения М. о нападении на него брата С. вооруженного ножом, не опровергнуто. Осужденный в своих показаниях не отрицал, что совершил убийство. Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела, показания свидетелей обоснованно признал М. виновным в совершенном преступлении и правильно квалифицировал его действия. Доводы адвоката в апелляционной жалобе о необходимости квалификации содеянного осужденным по ст . 107 ч. 1 и 108 ч. 1 УК РФ, суд счел несостоятельными. Исследовав и оценив все доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, суд сделал правильный вывод о том, что поведение С. в отношении осужденного не было противоправным или аморальным и, следовательно, нельзя признать, что её убийство М. совершил в состоянии физиологического аффекта [2].

Что касается убийства брата С., на основании показаний свидетеля, самого осужденного, результатов судебно-медицинских экспертиз в отношении М. и С. суд сделал обоснованный вывод о том, что общественно опасного посягательства со стороны потерпевшего С. не было и его убийство совершено М. на почве личных неприязненных отношений, а телесные повреждения, обнаруженные у осужденного, нанесены им самим.

Таким образом, Судебная коллегия пришла к обоснованному выводу о том, что приговор Омского областного суда от 4 декабря 2013 года в отношении М. следует оставить без изменения, а апелляционные жалобы оставить без удовлетворения.

Из вышесказанного следует сделать вывод, что насилие, применяемое потерпевшим к виновному, еще не означает возможности применения ст. 107 и ч. 1 ст. 108 УК РФ. Представляется, что характер насильственных действий может выступать критерием разграничения составов, предусмотренных ст. 107 и ч. 1 ст. 108 УК РФ. Однако бывают случаи, когда насильственные действия в аффектированном убийстве и убийстве при необходимой обороне являются тождественными. Такие ситуации способны порождать трудности в разграничении данных составов.

Список литературы

  1. Уголовный кодекс РФ [Текст]: Федеральный закон от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 02.08.2019) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — №25. — Ст. 2954.
  2. Баглай, Ю. В. Квалификация отдельных видов преступлений [Текст] : учебное пособие для студентов, обучающихся по программе высшего образования по направлению подготовки 40.03.01 Юриспруденция / Ю.В. Баглай; Министерство образования и науки Российской Федерации, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Оренбургский государственный университет». — Оренбург : Оренбургский государственный университет, 2015. — 191 с.
  3. Маслова, Е. В. Факультативные признаки субъективной стороны состава преступления: теоретико-прикладное исследование [Текст] : монография / под ред. докт. юрид. наук, проф. А.П. Кузнецова. — Москва : Юрлитинформ, 2018. — 239 с.
  4. Назаренко, Г. В. Квалификация преступлений: теория и практика [Текст] : учебное пособие / Г. В. Назаренко, А. И. Ситникова. — Москва : Юрлитинформ, 2017. — 231 с.
  5. Товарова, Е. В. Квалификация преступлений против личности [Текст] : учебно-методическое пособие / Е. В. Товарова ; М-во образования и науки Российской Федерации, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. образования "Восточно-Сибирский гос. ун-т технологий и упр." (ВСГУТУ). — Улан-Удэ : Изд-во ВСГУТУ, 2016. — 143 с.
  6. Чернова, Н. А. Эмоции, связанные с преступлением: понятие, виды, проблемы учета по уголовным делам [Текст] : монография / Н. А. Чернова ; под редакцией доктора юридических наук, профессора Т. В. Кленовой. — Москва : Юрлитинформ, 2018. — 145 с.