Вина в ненасильственных половых преступлениях против несовершеннолетних

№118-1,

юридические науки

Данная статья посвящена некоторым аспектам вины при совершении ненасильственных преступлений сексуальной направленности против несовершеннолетних. В работе рассматриваются мнения других авторов по конкретной тематике и анализируется судебная практика. Затрагивается тема осознания признаков вины лицом, которое обвиняется в преступлениях такого характера.

Похожие материалы

Вина является основополагающей и обязательной составляющей при совершении любого преступного деяния. Она является одним из основных элементов состава преступления, составляя субъективную сторону преступления, которая содержит в себе мотив преступника и цель реализации уголовного преступления. Выражается вина в отношении совершеннолетнего вменяемого лица к своему проступку. Без неё не может быть уголовной ответственности. Глава 5 УК РФ охватывает в себе формы вины — умысел (прямой и косвенный) и неосторожность (статьи 25 и 26 УК РФ) [1].

Уголовным кодексом РФ предусмотрены две нормы за подрывающие половую неприкосновенность подростков ненасильственные преступления — это статья 134 УК РФ (половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста) и статья 135 УК РФ (развратные действия) [1]. Опасность таких деяний заключается в том, что они могут поставить под удар нормальное становление несовершеннолетнего как личности, привести к искажению его сексуального восприятия в последующем. Лицо, совершающее такой общественно опасный проступок понимает всю губительность последствий, но, тем не менее, хочет их наступления. Форма вины преступлений, предусмотренных данными статьями выражена в виде прямого умысла. Виновный должен осознавать, что его противоправные действия направлены на несовершеннолетнее лицо.

В пункте 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ No 16 судам разъясняется, что при квалификации данных преступлений по надлежащим признакам виновный должен осознавать или допускать то обстоятельство, что пострадавшее от его действий лицо не достигло возраста, установленного в диспозиции применяемой статьи [4]. Осознание заключает в себе заведомое понимание или предположение виновным того, что пострадавшая от его действий жертва не достигла возраста сексуального согласия. Очевидно, что законодатель придерживается той позиции, что виновный может добросовестно заблуждаться относительно малого возраста потерпевшей и не может осознавать того, что тем самым нарушает уголовный закон.

Если субъект преступления знает (догадывается) о несовершеннолетнем возрасте потерпевшего лица, то его вина в совершении преступного деяния против половой неприкосновенности несовершеннолетнего является неоспоримой. Это может подтверждаться продолжительными приятельскими отношениями, соседством с семьёй потерпевшей, родством, ознакомлением с паспортом, электронной перепиской, где подросток заведомо сообщает о своём возрасте и так далее.

Автор Дядюн К.В. указывает, что степень вины определяется глубиной искажения социальных ориентаций субъекта (цели и мотивы поведения, личностные особенности). Подмечая тот факт, что в нынешнее время многие девушки, которые не достигли возраста совершеннолетия, пользуются своим внешним обликом, не соответствующим реальному возрасту, «подставляют» мужчин, требуют от них материальное вознаграждение в обмен на непредставление заявления в правоохранительные органы [2]. В некоторых ситуациях девушки целенаправленно лгут о своём возрасте, чтобы затем шантажировать мужчин, которые не догадываются об их реальном возрасте, так, например, может произойти при знакомстве в ночном клубе, где посещение лицами, не достигшими восемнадцати лет строго запрещено, мужчина априори будет полагать, что вступает в связь с совершеннолетней. Оговор в целях личной заинтересованности является препятствием для установления субъективных обстоятельств. Данное суждение является актуальной проблемой в содержании признаков вины для этой категории преступлений.

Островецкая Ю.А. считает, что основным недостатком возрастного критерия субъективной стороны состава преступления заключается в том, что виновный должен знать, что потерпевшая не достигла возраста, который определён законом. Трудность квалификации состоит в ускоренном развитии подростков [3]. Вследствие акселерации подросток внешне выглядит старше, а его антропометрические данные не могут быть очевидными для оценки возраста. Ко всему прочему, подростки зачастую обманывают о своём возрасте, употребляют алкогольные напитки, курят, оказываются в общественных местах, где нахождение несовершеннолетних находится под запретом.

После тщательного анализа приговоров по рассматриваемой теме, было выявлено, что в судебной практике встречаются случаи, когда форма вины подсудимого является основанием для переквалификации его действий.

В качестве примера можно привести приговор Хасавюртовского городского суда. Так, гражданин ФИО, будучи совершеннолетним, вступил в половую связь с потерпевшей, достигшей двенадцати, но не достигшей четырнадцати лет.

Судом было установлено, что гражданин ФИО достоверно не знал о возрасте потерпевшей, то есть о том, что потерпевшая не достигла своего четырнадцатилетия, так как об этом не свидетельствовали её физические параметры, то есть признаки внешнего облика потерпевшей и частей её тела. В судебном заседании было установлено, что у потерпевшей ускоренное физическое развитие (она скрывала свой настоящий возраст, употребляла спиртные напитки, встречалась с мужчинами, хотела казаться старше своих лет), что подтверждается показаниями подсудимого, самой потерпевшей, несколькими свидетелями. Подсудимый ФИО не мог знать о том, что потерпевшая не достигла возраста четырнадцати лет. Ссылаясь на свидетельство о рождении потерпевшей, сторона обвинения настаивала на преступном умысле гражданина ФИО, но свидетельство о рождении не может служить доказательством вины ФИО в обвинении его в преступлении, так как этот документ не был представлен на обозрение ФИО до вступления его в интимную связь с потерпевшей. Из материалов дела следует, что суд переквалифицировал действия гражданина ФИО с части 3 статьи 134 УК РФ на часть 1 статьи 134 УК РФ [5]. Данный приговор суда соответствует требованиям статьи 25 УК РФ. Сторона обвинения не предоставила достаточно доказательств о том, что гражданин ФИО имел прямой умысел на совершение преступного деяния с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста, поэтому его действия были переквалифицированы.

В заключение, необходимо сказать, что непосредственным обстоятельством при установлении и доказывании формы вины рассматриваемых преступлений является осознание преступным лицом возраста несовершеннолетнего потерпевшего, то есть заведомого знания об этом. Содержание вины полностью охватывается структурой состава данных преступлений. Субъектом таких преступлений может называться то физическое вменяемое лицо, которое осознаёт нравственные принципы своего деяния, предвидит опасные последствия и желает их осуществления.

Список литературы

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996. N 63-ФЗ (ред. от 01.04.2020). // Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. N 25. Ст. 2954.
  2. Дядюн К.В. К вопросу о целесообразности установления уголовной ответственности за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста // Universum: экономика и юриспруденция : электрон. научн. журн. 2017. N 5 (38). URL: https://7universum.com/ru/economy/archive/item/4614 (дата обращения: 02.05.2020).
  3. Островецкая Ю.А. Развратные действия: проблемы квалификации // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». 2010. N 38 (214). С. 63-66.
  4. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 04.12.2014 № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» // СПС «Консультант Плюс».
  5. Приговор Хасавюртовского городского суда Республики Дагестан от 22.05.2019 г. по делу № 1–86/2019 // СПС «СудАкт».