Языковые средства создания медиаобраза В.В. Путина и России

NovaInfo 136
Опубликовано
Раздел: Филологические науки
Язык: Русский
Просмотров за месяц: 58
CC BY-NC

Аннотация

Статья посвящена анализу языковых средств, которые используют английские СМИ для создания медийного образа российского президента и России в целом.

Ключевые слова

ФУНКЦИИ СМИ, ЭПИТЕТ, АЛЛЮЗИЯ, МЕТАФОРА, СМИ, МЕДИАОБРАЗ

Текст научной работы

Слово всегда обладало огромной силой воздействия, а в век информатизации общества, постоянных информационных и политических войн, сила слова приобрела особое значение. С момента своего появления СМИ (организации, которые осуществляют сбор, обработку и открытую публичную передачу различной информации для широких слоёв населения при помощи специальных технических средств) считаются одной из важных составляющих общественной жизни человека. Им отводится роль «четвёртой власти» в государстве, приписывается способность влиять на сознание широких масс. Примерами средств массовой информации являются: 1) печатные издания: газеты, журналы; 2) сетевые издания: веб-сайты, интернет-журналы, блоги, социальные сети; 3) телевидение; 4) радио. Сила слова особенно сильно укрепила свои позиции с приходом эпохи глобализации и появлением Интернета. Всё чаще способность СМИ манипулировать массовым сознанием и задавать определённые установки используется для воздействия на политическое мировоззрение людей. Напряжённая мировая политическая обстановка демонстрирует накал политических событий и сложно предсказуемую форму поведения высокопоставленных представителей тех или иных государств и «подбрасывает» новые темы и векторы для исследований. Примером этому служат формируемые при помощи СМИ образы политических деятелей и стран в целом. Наше мнение о том или ином человеке складывается из оценки его поступков, слов и внешнего облика. Но мало кто из нас лично знаком с политическими лидерами. Современная политическая жизнь имеет ряд особенностей, одной из которых является преобладание опосредованного общения политика с аудиторией над непосредственным. Простой обыватель вынужден черпать информацию, которая помогает ему составить в своём сознании образ политика и страны, которую данный политик представляет, из средств массовой информации. В результате у читателей возникает некоторое представление, отношение, которое и является сформированным СМИ образом. Современное общество в какой-то степени стало заложником СМИ и стереотипов, предлагаемых ему через печатные издания или с экранов телевизоров.

За исключением нескольких незначительных расхождений все упоминаемые за последние десятилетия в лингвистической литературе функции СМИ можно свести к следующим: 1) информационная (сбор и передача населению каких-либо сведений, касающихся любой из сфер общественной жизни — экономической, социальной, политической, духовной); 2) манипулятивная (навязывание воли, скрытое управление поступками, мыслями, сознанием общества с целью принудить людей выполнять определённые действия в интересах манипулятора. Для достижения цели могут использоваться следующие методы: сокрытие информации, изменение фактов, распространение ложных сведений, использование оценочной лексики для формирования конкретного общественного мнения, выхватывание фраз из контекста, что приводит к кардинальному изменению смысла сказанного); 3) экспрессивная (проявляется в саморефлексии журналиста, в открытом движении мыслей, переживаний и эмоций, в рождении вывода «на глазах читателя», в стремлении «заразить» собеседника яркими настроениями, вызвав расположение, убедить в верности своей оценки); 4) просветительская (обеспечение массовой аудитории журналистскими текстами, в которых получают отображение новые для неё продукты специализированных видов творческой деятельности, содержащие в себе общественно значимые знания, нормы и ценности); 5) воспитательная (целью СМИ в этом аспекте является развитие людей, их уровня воспитания и образования); 6) организационная (СМИ поддерживают совместное существование людей и их социальные общности, помогают сохранять эти общности, укреплять себя за счёт массовых коммуникаций. Например, корпоративная газета); 7) развлекательная (обслуживает различные эстетические потребности людей путём показа кинофильмов, представлений, концертов, различных игр, в том числе компьютерных, спортивных состязаний и т.п.); 8) аттрактивная (эта функция направлена на привлечение внимания читателей: заголовок должен быть смелым, дерзким, запоминающимся, таким, что врезаться в сознание и надолго там оставаться).

И в то время, как другие функции СМИ являются полемичными, функции информирования и воздействия признаются всеми без исключения лингвистами. Более того, они являются и наиболее частотными по сравнению с другими вышеупомянутыми функциями. Язык СМИ является мощным орудием в борьбе за умы читателей именно благодаря тому, что одной из важнейших функций СМИ является манипулятивная. Она позволяет управлять сознанием общества, формируя определённую картину мира. Сегодня серьёзным политическим фактором, влияющим на ход жизни, признаётся массовое сознание и содержащиеся в нём образы политиков [2, c. 415]. В последние десятилетия предметом научных исследований политического дискурса становится описание способов манипулирования общественным мнением в рамках этого дискурса, что позволяет с полным правом видеть прежде всего в СМИ, а также и в других публикациях на политические темы «инструмент идеологии, а не информации» [4, c. 2-6]. Изучение языка печатной прессы в диахроническом плане позволяет констатировать, что за последние десятилетия язык газет и журналов претерпел существенные изменения. Функция манипулирования стала доминировать даже над главной функцией, которую должны исполнять СМИ — функцией информирования, отсюда и повальная субъективизация освещения событий и значительная демократизация стиля. Иначе говоря, в настоящее время политкорректность в СМИ уступила место обратному процессу. «Сейчас не политкорректно быть политкорректным», — говорит автор манифеста антиполиткорректности — романа «American Psyсho» — Брет Истон Эллис. Изучение проблем манипулирования человеческим сознанием лежит на стыке таких наук как психология, философия, политология, социология и т.п. Однако, огромная роль в изучении данного вопроса отводится лингвистике, поскольку в подавляющем большинстве случаев именно слово выступает в качестве основного орудия манипуляции. На сегодняшний момент исследования, посвящённые манипуляции, весьма популярны. Манипуляция изучается преимущественно в рамках психологии, политологии, социологии, философии. Собственных лингвистических исследований манипулирования человеком существует пока крайне мало. Под манипуляцией понимают процесс навязывания взглядов, мнений, способов действий, которые адресант может считать заведомо ложными, но выгодными для себя. Опираясь на теорию И. П. Павлова о слове как о второй сигнальной системе, суть которой заключается в том, что «слово обладает эффектом эмоционального стимулятора, ибо действует на нашу нервную систему аналогично предмету или явлению, им представляемому», можно смело говорить об определённом потенциале любого слова. Данный потенциал раскрывается в коннотативном контекстуальном значении слова, точнее, в его воздействии на реципиента. Следовательно, знание коннотативных значений слов и является основой языкового манипулирования. Совершенно очевидно, что одну и ту же ситуацию можно описать разными способами и языковыми средствами. Для получения необходимого «эффекта» выбор языковых средств не случаен. И в отличие от устной речи, где трудно производить осознанный отбор языковых средств, в силу её спонтанности, печатное слово обладает большей прагматической направленностью. Исходя из вышеуказанной информации, можно сделать вывод, что главной функцией СМИ является манипулятивная, однако, для достижения наилучшего результата воздействие должно быть непрямым. Косвенным, что означает использование суггестивных методов. Согласно определению И. Ю. Черепановой, суггестия — это воздействие на человека (прежде всего вербальное), воспринимаемое им без критической оценки, иными словами латентное (скрытое) речевое воздействие. Суггестивность подразумевает некритичное восприятие информации, воздействие на чувственное восприятие. Для этих целей как нельзя лучше подходят такие средства художественной выразительности и суггетивного воздействия как тропы. Они не только привлекают внимание и придают тексту эмоциональную окраску, но и помогают создать определённый образ, воздействовать на реципиента в нужном направлении. Англоязычные СМИ так же с успехом манипулируют общественным сознанием, создавая при помощи различных языковых средств «нужный» медиаобраз.

Россия как одна из ведущих геополитических сил мира традиционно представляла огромный интерес для Запада. Особое внимание всегда вызывали лидеры российского государства, поскольку имидж страны — это не только её культура и традиции, но и лицо, представляющее её на мировой арене. И тут без преувеличения можно констатировать, что Владимир Владимирович Путин является самым известным и самым обсуждаемым российским лидером. Статьи о В. Путине в западной прессе выходят с не меньшей частотой, чем в России.

Наиболее часто встречающиеся при создании образа В. В. Путина в текстах англоязычных СМИ и наиболее эффективные в суггетивном плане приёмы — аллюзия ((от франц.– намёк) художественный приём: сознательный авторский намёк на общеизвестный литературный или исторический факт, а также известное художественное произведение), перифраза ((от греч. — описание) стилистический термин, обозначающий описательное выражение предмета по какому-либо его свойству или признаку), метафора ((от греч. — перенесение) иносказательное выражение; троп, состоящий в том, что название одного понятия переносится на другое на основании сходства между ними) и эпитет ((от греч. — помещаю на) меткое определение, в интересах изобразительности, присоединяемое к какому-нибудь слову и указывающее на существенный его признак). Все они несут некую предопределённую характеристику, которую автор присваивает описываемому им предмету. Аллюзия делает «чужой» текст «своим», что означает лучшее восприятие этого текста реципиентом, а перифраза и эпитет добавляют экспрессивности. Наиболее удачным способом создания в сознании того или иного образа является метафора, поскольку механизм метафорического переноса основывается на ассоциативно-образной природе человеческого мышления. Удобство и опасность образного описания объекта зачастую заключается в возможности вариаций его толкования. Метафора является оптимальным средством манипуляции, поскольку предоставляет уже готовый образ, штамп. Она широко применяется как способ навязывания определённых субъективных оценок, установления нужных ассоциативных связей. Она воздействует на всех уровнях — рациональном и эмоциональном, что гарантирует получение сообщения адресатом. Основная направленность метафоры на ассоциативность упрощает понимание и не отпугивает читателя своей сложностью. Основа метафорической манипуляции — образ, закрепляемый в сознании и влияющий на поступки и характер мышления. Такое воздействие остаётся незамеченным и не вызывает отторжения, а краткость, информативность, содержательная насыщенность, имплицитный характер передачи информации привлекают и удерживают внимание читателей. Конечной целью функционирования метафоры в медиадискурсе является формирование образа, мнения, мировосприятия посредством эмоционального и рационального воздействия.

При изучении опубликованных в газете «The times» статей за период с 1 февраля по 31 августа определено, что в 28 статьях упоминаются Владимир Владимирович Путин и Россия. Наиболее частым эпитетом в вышеуказанных источниках является прилагательное «путинский», согласованное с различными существительными («путинская Россия», «путинская политика», «путинские политические аналитики», «путинская армия», «путинские слова (речь)», «путинский мост», «путинская спецоперация»). Этот эпитет помогает создать эмоционально окрашенный образ диктатора-последователя идей СССР, а Россию как имущество Путина. Вторыми по популярности являются прилагательные «российский, русский» («российский неоимпериализм», «русские националисты», «российский танк», «российская агрессия», «российские силы», «русский артиллерийский огонь», «русская артиллерия», «российская спецоперация») и субстантивированное прилагательное «русский» («нельзя опускаться до уровня русских», «русские медленно и тактично продвигаются к Донбассу»), которые тоже употребляются для выражения отрицательной авторской оценки действий России в целом. Эпитет с негативной оценкой основывается на ассоциациях и потому легко запоминается, оставляя отрицательную установку в сознании реципиента. Оценочная лексика представлена эвалюативными лексическими единицами, синонимичными рядами и предикатами в основном негативного спектра. Эмотивная лексика, реализует в основном эмоции гнева и насмешки. Иронический эффект усиливается с помощью указанных выше средств и выполняет атрибутивную функцию. Употребление в такой связке слов и словосочетаний направлено на формирование у адресата недоверия к словам президента и к его личности в целом. Эту же функцию подтверждают случаи конверсии, когда в сочетании с другими существительными имя собственное выполняет функцию определения, которое обычно выражено прилагательным.

Оценочная функция включает в себя оценку ситуации или поведения российского президента. Иногда очень трудно распознать, является оценка негативной или позитивной. Пожалуй, самая популярная доминанта в англоязычных медиа — Путин-диктатор. Реализация образа диктатора связана с военной лексикой и политической терминологией. Нужно отметить, что англоязычные СМИ довольно часто спекулируют подобного рода аллюзиями, пытаясь создать у реципиентов образ «кровавой руки России». Практически никогда авторы статей не называют В. В. Путина диктатором открыто, поскольку понимают, что прямолинейность в данном вопросе может сыграть против них. Они предпочитают делать это суггестивными методами, используя ассоциативность человеческого мышления и принуждая думать в необходимом автору направлении («Путин… в меньшей степени мировой лидер, в большей — лидер национальной преступной банды», «Путин понимает только язык силы», «имперские претензии президента Путина», «история США по Путину», «Кремль угрожает своим соседям с 1990-х», «если российские силы смогут взять Донбасс…, то Владимир Путин очень доволен…, чтобы заявить о своей победе», «Путин возьмёт всё, что сможет удержать, но он пока не знает, что это будет», «попытки ЕС… вызвали угрозу возмездия со стороны Кремля», «Китай… не хочет оказаться слишком близко к Путину», «Россия треплет Европе нервы», «Путина не победить», «Путин не выигрывает и не проигрывает», «напористый курс действий Путина»).

Метафора железной хватки применима только к авторитарной власти, она изначально исключает все намёки на демократию. В сознании аудитории Владимир Владимирович Путин закрепляется как властитель, крепко держащийся за свою власть и представляющий угрозу для всех («для Путина ЕГО спецоперация», «Путин похвастался», «проблема не в российском суверенитете, …, а в том, что Россия не уважает чужой», «после февральского решения отправить танки в соседние страны», «природный газ становится одним из главных полей сражений», «Россия знает, что … британские ВС слабо вооружены», «большая война против России», «не дать оккупировать Европу», «когда Путин начал военную спецоперацию», «Путина спровоцировал Североатлантический альянс», «шаг Кремля усилил давление», «Путин настаивает», «путинская политика балансирования на грани войны»). Очень популярен у англоязычных СМИ и образ Путина-монарха («имперские претензии Владимира Путина», «российский неоимпериализм»).

Стоит отметить, что сравнение тоже встречается в англоязычном медийном пространстве («Россия ведёт себя с Украиной, как хулиганистый старший брат»). И хотя прямое сталкивание образов в СМИ не является очень популярным, в этом случае автор статьи уверенно и прямо даёт отрицательную характеристику Российской Федерации.

Встречаются в статьях и особенно в комментариях читателей и прямые унижения, относящиеся к лидеру Российской Федерации («бункерный дед», «заливаешь, Влад», «корабли РФ — новые хромые утки»).

Таким образом, с сожалением приходится констатировать, что исследование указанного англоязычного медиа пространства показало преобладание негативно окрашенных доминант имиджа, используемых при формировании образа лидера Российской Федерации. Изученные статьи в подавляющем большинстве случаев создают и подпитывают в массовом сознании читателей враждебный образ российского главы государства и, как следствие, России в целом. В современном политическом медиапространстве англоязычных СМИ налицо смещение акцентов: представление России и её главы как «главного врага демократии». Использование «манипулятивной» лексики и формирование необходимых образов становятся главными инструментами политизированного информационного давления англоязычных СМИ, пытающихся нарисовать перед читателями собственную картину происходящего. К сожалению, данная скрытая субъективная оценка в силу психолингвистических особенностей восприятия, с учётом постоянного давления и нагнетания обстановки, воспринимается большинством как объективная реальность. Что касается стилистических средств, используемых для создания образа, то это преимущественно эпитеты, аллюзии, перифразы, но наибольшей популярностью при выборе средств влияния на умы читателей пользуются метафора и аллюзия, что объясняется их образностью, ассоциативностью и экспрессивностью. Эти свойства активно используют журналисты. В целом же можно констатировать, что формирование имиджа политического лидера и страны во многом зависит от медиаресурсов. Роль СМИ в современном обществе столь велика, что их влияние на массовое сознание нельзя недооценивать. Они играют всё большую роль в воздействии на общественное сознание и в формировании социальных убеждений. Данным фактом активно пользуются в своих интересах различные политические силы и не всегда их точка зрения объективна и беспристрастна. Независимо от того, являются ли СМИ «четвёртой властью» или же только инструментом в руках влиятельных лиц. И их главная цель остаётся неизменной — создать определённое мнение у читателя и заставить его поверить, что это мнение — единственно верное.

Читайте также

Список литературы

  1. Газета «The times». [Электронный ресурс]. URL: https://www.thetimes.co.uk.
  2. Шестопал Е. Б. Политическая психология: учебник. — Москва: Инфа-М, 2010.
  3. Ермоленко Г. М. Медиаобраз В. В. Путина в текстах англоязычных СМИ. [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/articlе/n/mediaobraz-v-vputina-v-tekstah-angloyazychnyh-smi.
  4. Никитина К. В. Политический дискурс СМИ и его особенности, создающие предпосылки для манипуляции общественным мнением. Орёл, 2006.
  5. Маслова В. А. Политический дискурс: языковые игры или игра слова? Политическая лингвистика. Екатеринбург, 2008.
  6. Википедия. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.m.wikipedia.org.

Цитировать

Слободянюк, Т.Н. Языковые средства создания медиаобраза В.В. Путина и России / Т.Н. Слободянюк. — Текст : электронный // NovaInfo, 2023. — № 136. — URL: https://novainfo.ru/article/19650 (дата обращения: 04.02.2023).

Поделиться