О некоторых особенностях развития информационного общества

NovaInfo 24
Опубликовано
Раздел: Юридические науки
Просмотров за месяц: 0
CC BY-NC

Аннотация

Автор остановился на некоторых особенностях развития современной реальности, которые кажутся ему актуальными для рассмотрения. Современное общество вступило в новую фазу своего развития - информационную. Изменения общественных отношений неизбежно влекут постепенную трансформацию и в правосознании. Некоторые особенности развития данного общества и рассмотрены в данной статье.

Ключевые слова

ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО, ПРАВО, РАЗУМНОСТЬ

Текст научной работы

Культура потребления стремительно заводит общество в тупик. Сегодня выдержать атаку масс-медиа может только очень высоконравственный ум. Ведь телевидение обрушивает на нас множество ложной, преувеличенной информации, в которую так легко поверить. И в этом мутном информационном потоке человек теряет самое главное, самого себя. В конце концов встаёт вопрос, на который придётся отвечать всем учёным независимо от отрасли. Для чего нужна экономика, политика, культура, юридическая наука, всякое иное знание, право, государство, новая мораль, права человека и всё остальное, если в человеке исчезнет человечность (честь, совесть, достоинство, добродетель), а вместе с ней и сам человек? В условиях современного общества правовое сознание приобретает важнейшее средство регуляции общественных отношений, с помощью которого управляющие структуры могут и должны оценивать состояние правовой действительности, реально просчитывать пути её совершенствования и корректив, для цельной правовой стратегии дальнейшей правовой реформы, а, следовательно для укрепления и улучшения жизни в российском обществе. Изменения общественных отношений неизбежно влечет постепенную трансформацию и в правосознании. Однако остановимся на некоторых особенностях развития современной реальности, которые нам кажутся актуальными для рассмотрения.

Общество как исторически сложившуюся форму взаимосвязи и взаимодействия в целях удовлетворения человеческих потребностей, которые отвечают выполнению условий самовоспроизводимости и саморазвития, самодостаточности, целостности и устойчивости, позволяет характеризовать системный подход. Достижение определенного уровня дает возможность появиться особым социальным ценностям и нормам, становящимся базисом взаимодействия и взаимосвязи в социуме.

Социально-экономические преимущества удаленной работы выражаются в уменьшении транспортных проблем, наличии возможности получить работу практически в любом районе мира, привлечь к проекту наиболее квалифицированных в данной сфере экспертов, что снижает уровень общей безработицы, расширяет возможности трудоустройства людей с ограничениями по здоровью. Открываются также новые возможности для модернизации производства под новые задачи, осуществления проектов, немыслимых ранее. Все это совместно с повышенными темпами принятия решений значительно видоизменяют сам процесс материального производства. В информационном обществе основная доля затрат приходится на проектирование новой продукции, а не на ее тиражирование. Соответственно возрастает ценность уникального знания и способности к быстрому внедрению в производственный процесс инновационных решений.

Еще одной заметной тенденцией, вытекающей из распространенности и доступности каналов распространения информации, является формирование глобального информационного единства человеческой цивилизации. Обмен информацией в информационном обществе не имеет ни временных, ни пространственных, ни политических границ. Все это создает богатую почву для синтеза цивилизаций. Примером этого процесса являются Япония, Корея, Тайвань, которые засчет внимания к развитию новых средств производства (компьютеры) и передачи информации (мобильная связь, Интернет) стали технологическими лидерами информационного общества. Вместе с тем в системе ценностей, в стремлении сохранить свой образ жизни эти страны во многом остались традиционными, сохранив все те черты, которые издавна отличали восточную цивилизацию от западной.

Говоря об информационном обществе, нельзя не остановиться на такой его характеристике, как все возрастающая роль средств массовой информации, также претерпевающих революционные изменения.

По мере того, как в современном мире человечество стремится решать трудности на пути к достижению максимальных социальных и природных благ, особую важность приобретает задача изучения многообразных форм активности граждан в обществе, их функционирования с учетом особенностей социальных процессов в современной обществе, которые оказывают влияние на цели и направления развития этих форм. Гражданское общество в России имеет ярко выраженную коллективную окраску, в отличие от западной модели, где личность рассматривается в качестве автономной, зависящей только от себя самой.

В обычной жизни человек руководствуется комплексом социальных норм, в том числе эмоциями, при этом, делая выбор и не задумываясь о том, как этот выбор повлияет на дальнейшую судьбу. В основе правосознания людей традиционно составляют понятия не политические, а нравственные, когда события оцениваются с точки зрения их справедливости. Люди начинают задумываться о проблемах только после того, когда деликт(правонарушение или преступление) совершены, не пытаясь разработать план своих действий до. И в такой ситуации, когда проблема «на лицо» и пробуждается стихийное правосознание.

Правотворчество и правореализация нуждаются в ценностной стратегии. Даже если люди обращаются к юристам, то всё равно велика вероятность получения информации, которая не адекватна истине. При игнорировании духовно-нравственных оснований права юристы практики — способны манипулировать правосознанием людей. Это в свою очередь показывает, что существуют проблемы толкования права в современном гражданском обществе. В связи с этим считаем, что нашему законодателю следует остановиться в принятии многочисленных нормативных актов. Их у нас итак огромное количество. Вернее будет заняться систематизацией, корректировкой и осмыслением уже принятых законов, а также формированием правосознания россиян.

Программа реализации либерально-западного варианта глобализации подразумевает отказ от многих ценностей и институтов традиционного общества как пережитков прошлого и несовместимых с современным модернизированным обществом, в том числе и с традиционной нормативно-ценностной системой регулирования общественных отношений. Но так ли это на самом деле? В книге «Юридическая глобалистика» автор убедительно показывает, что за настойчивым навязыванием мнения об универсальности и пригодности для всех культур и цивилизаций западного права скрывается стремление «утвердить во всемирном масштабе ценности потребительской цивилизации»" [1, С. 23]. Платой за однозначную вестернизацию права в иной по отношению к западной цивилизации стране может стать утрата ею цивилизационной идентичности.

Но в российском доктринальном правосознании до сих пор распространено представление, что позитивное развитие отечественного права возможно только в русле восприятия западноевропейской правовой культуры. По словам Р.В. Насырова, «идеологизированность российского правосознания не позволяет даже поставить вопрос о формировании собственно российской правовой культуры» [2, С. 49].

Идеологизированность проявляется в комплексе неполноценности и «провинциальности», в убежденности, что проблема совершенствования российского права может быть решена только за счет однозначного заимствования чужого опыта. Такого рода прозападный «Восторг» и стремление быть «во всём и всегда» европейцем выглядели бы просто смешно, если бы не приводили к тяжким последствиям.

Две системы западного права: англо-саксонская и романа-германская — явились результатом многовекового развития; их содержние и стиль предопределены не абстрактными и универсальными идеями, а конкретно-историческими условиями существования западноевропейской цивилизации.

По этому поводу Сурья Пракаш Синха на основе цивилизационного плюрализма делает вывод о том, что «право и его институты играли центральную роль в специфической исторической деятельности Запада, в то время как в других обществах эта роль принадлежала другим принципам» [3, С. 52].

Примечательно, что никто не говорит о низком уровне правовой культуры Японии, хотя там юристов в 20 раз меньше, чем в любой европейской стране, в Японии не прижился суд присяжных и до сих пор выносятся и исполняются смертные приговоры. И при этом уровень преступности в этой стране значительно ниже, чем в США и ЕС. В целом пример Японии показателен, так как в ней модернизация была осуществлена при активном заимствовании западного опыта, но все же на основе собственных национальных принципов и институтов. Как указывает Сурья Пракаш Синха, «право, созданное в подражание Западу, определяет жизнь очень небольшого сегмента японского общества» [3, С. 53]. Ярко проявляется стремление к разрешению споров в примирительном духе через посредников. Как отмечает Р.В. Насыров, в российском обществе существует потенциал использования таких регуляторов, то они дискредитированы как «нецивилизованные», но все же проявляются в скрытой, а потому и извращенной форме «телефонного права» и нелегальных способов разрешения споров » [2, С. 238-239].

Пример Японии интересен и поучителен особенно для России, так как эта страна, став передовой на пути модернизации, при этом сохранила основы своей традиционной правовой культуры. В системе социального регулирования японского общества сохраняется значение следующих ценностей и институтов [4]:

  1. Понятие «ва». В основе японского правосознания лежит бережное отношение к таким нравственным категориям, как совесть, долг, достоинство, честь. Правосознание основано на национальных традициях и обычаях. Исчерпывающее понимание роли гармонии в жизни японцев может дать, например, их подход к деловым переговорам и менеджменту. Именно ва может дать ответ на вопрос, почему японцы тратят столько времени и денег на установление отношений сотрудничества с поставщиками и покупателями;
  2. Значение языка. На Западе часто используют такие выражения, как «вы должны понять», «я знаю», «мы знаем, например, что…», «даю Вам слово, что…» и подобные, все они звучат для японцев агрессивно и раздражающе, особенно когда они сказаны строгим, уверенным голосом;
  3. Социальная стратификация. Личность, занимающая более высокое положение в социальной группе, оказывает благодеяние и покровительствует нижестоящим, что побуждает последних к ответной признательности. В ответ на оказанную заботу и покровительство индивид должен выполнить обязательства гиму и гири;
  4. Самодисциплина. Чувство гармонии, в течение веков формировавшееся у японского народа, развило в нем особую эстетическую самодисциплину и высокую степень ответственности личности, которая не позволяет подходить к любому делу плохо, неэстетично (будь то поведение в быту, отношения с близкими, создание произведений искусства или производство материальных утилитарных предметов), а наоборот, побуждает японцев помнить о красоте и стремиться открывать ее в окружающем мире [4, С. 22]. В Азиатских государствах государственный служащий, обладая значительным образованием не нарушает правовых норм, не из-за боязни наказания, а из-за воспитания и уровня правосознания.

В заключение укажем, что несмотря на внешнее соответствие учреждений и законодательства Японии соответствующим институтам западного права, компаративисты не относят японскую правовую культуру к западным правовым системам. Почему? Это объясняется тем, что важнейшим квалифицирующим признаком правовой системы является и правосознание. Подобный подход можно применить к России, у которой, по признанию не только отечественных, но и западных специалистов, несомненно, существует особое правосознание [5, С. 158].

Сознание это относительно самостоятельное явление, которое представляет собой духовную основу правовой системы. В нем содержатся многовековые моральные установки общества, которые применительно к российскому государству изначально представляли собой идеи о справедливости, приоритете общесоциальных интересов, утверждение идей коллективизма, взаимопомощь, тесную связь с религией. «Именно православие формулировало важнейшие смысловые и целевые установки права и бытия русского народа. А это означает, что изучение Права без православного понимания невозможно. Важнейшая задача, которая стоит сегодня перед отечественным правоведением -разработка православного понимания» [6].

Нравственные правила должны быть самими собой разумеющимися для людей со зрелым правосознанием, а не превращаться в юридические нормы. К тому же в законе нецелесообразно закреплять обязанности, исполнение, которых на практике просто невозможно проверить. С этой позиции абсурдно звучит предложение некоторых авторов принять ФЗ «О нравственности». Неслучайно еще Лао Цзы сказал: «Обилие законов — это нищета морали».

Некоторые авторы указывают нам на высокий уровень правосознания граждан США. Но так ли это? Чтобы ответить, достаточно вспомнить недавние события с отключением света в Нью-Йорке. Разве люди со зрелым правосознанием станут выбегать на улицу и быть витрину магазинов с целью наживы? Ответ очевиден.

В данном случае человек выступает именно таким, каким его с восторгом описывал Фридрих Ницше, когда взывал к дикому и злому человеку с веселым брюхом и грубым нравом [7]. Человек, который повинуется закону лишь из страха, превращается в волка, как только страх отступает.

Решение видится в нравственном воспитании и фундаментальном образовании. Однако, прежде всего, необходима выработка национальной идеи, которая смогла бы объединить людей. Ведь важно, чтобы люди исполняли законы не механически, а из чувства причастности к общему делу. Исследование правосознания учащейся молодежи важно для решения конкретных практических проблем предупреждения преступности, повышения правовой культуры молодежи. В более тщательном изучении нуждается правосознание отдельных категорий несовершеннолетних: детей-сирот, воспитанников детских домов, школьников коррекционных образовательных учреждений. Изучение их правовой психологии может стать одним из важнейших направлений в теории права. Требуют самостоятельного исследования вопросы правового регулирования образования, воспитательной функции образовательного законодательства, обеспечения активизации деятельности общественных организаций по правовому воспитанию граждан.

Следующим шагом на пути повышения уровня правосознания должен стать отказ от реформирования образовательной сферы и возвращение к прежней советской системе образования. К тому же в качестве обязательного выпускного экзамена в школе просто необходимо ввести историю Отечества. Так как именно этот предмет во многом формирует чувство гордости за свою страну. Здесь мы узнаем о многовековых традициях нашего народа, в том числе и правовых. А знание и сохранение этих традиций являются залогом успешного прогрессивного развития государства.

В настоящее время происходит становление сетевого общества, которое порождает новую реальность, новую экономику, новое управление, новую власть, новое образование. Необходимость нового образования связана с тем, что информация и знания становятся важнейшим фактором современной индустрии. Те отрасли, которые производят знания и информационные продукты, становятся сами секторами индустрии. Традиционное образование уходит, ему на смену приходит новое образование, в котором кардинально меняется представление об обучении в условиях сетевого общества. При этом обучение становится переплетенным с остальными сферами жизни человека. Благодаря сетевым технологиям оно может быть удаленным от места учебы, т.е. становится дистанционным.

Таким образом, изучение и анализ протекающих процессов и социологический мониторинг являются важнейшим условием адекватного как научного, так и практического реагирования на изменение параметров социального пространства, условие его инновационного освоения. В целях социальной предикции и повышения качества социального управления крайне важно выяснить, какие изменения происходят в традиционной системе социальной организации человеческого общежития, проанализировать инновационные элементы, понять, какие возможности и проблемы они таят в себе.

Читайте также

Список литературы

  1. Сорокин В.В. Юридическая глобалистика: учебник. Барнаул, 2009.
  2. Насыров Р.В. Человек как самоценность: О формулировке ст. 2 Конституции РФ 1993 г. Барнаул, 2008.
  3. Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1967.
  4. Железняк О. Ва // Япония сегодня. 2010. №3. С. 22 23.
  5. Декарт Р. Основные правовое системы современности. М., 1988.
  6. Сорокин В.В. Понятие и сущность права в духовной культуре России. М.,2007.
  7. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. М., 1997.

Цитировать

Коваленко, К.Е. О некоторых особенностях развития информационного общества / К.Е. Коваленко. — Текст : электронный // NovaInfo, 2014. — № 24. — URL: https://novainfo.ru/article/2165 (дата обращения: 21.01.2022).

Поделиться