Законодательное определение и доктринальное толкование понятия ценной бумаги

№8-1,

экономические науки

Объектами современного гражданского оборота выступают, помимо материальных вещей, имущественные права, выраженные в определенной объективной форме - документе. В большинстве стран для их обозначения используется единый термин - "ценная бумага". Однако общего для всех правопорядков определения этого понятия нет.

Похожие материалы

Объектами современного гражданского оборота выступают, помимо материальных вещей, имущественные права, выраженные в определенной объективной форме - документе. В большинстве стран для их обозначения используется единый термин - "ценная бумага". Однако общего для всех правопорядков определения этого понятия нет.

В большинстве стран мира под ценной бумагой понимают документ, определяющий взаимоотношения между лицом, его выпустившим, и его владельцем и закрепляющий за владельцем определенный набор имущественных прав, реализация которых возможна лишь при предъявлении самого документа. Например, параграф 995 Швейцарского обязательственного закона признает ценной бумагой всякий документ, с которым какое-либо право связано так, что оно без этого документа не может быть ни осуществлено, ни передано другому лицу. Такое понимание ценной бумаги свойственно законодательству большинства стран.

В соответствии со ст. 142 ГК РФ ценной бумагой признается документ, удостоверяющий, с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов, имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. Это определение в целом можно назвать классическим, поскольку оно исходит из таких признаков ценной бумаги, как начало презентации и публичная достоверность.

Долгое время российское право не знало института ценных бумаг. ГК РСФСР (1964 г.) не содержал никаких норм, его регулировавших. Статья 137 ГК РСФСР (1964 г.) избегала употребления этого термина. В ст. 154 было лишь установлено, что ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

В новейшей российской истории институт ценных бумаг был впервые урегулирован Положением о ценных бумагах, утвержденным постановлением Правительства СССР от 19 июня 1990 г. № 590, в п. 1 которого ценной бумагой признавались "удостоверяющие право владения или отношения займа денежные документы, определяющие взаимоотношения между лицом, выпустившим эти документы, и их владельцами и предусматривающие, как правило, выплату дохода в виде дивидендов или процентов, а также возможность передачи денежных и иных прав, вытекающих из документов, другим лицам".

Принятые позднее Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, впервые указав на ценные бумаги как на объекты гражданских прав (п. 1 ст. 4), давали несколько иное определение ценных бумаг. К ним относился документ, "удостоверяющий имущественное право, которое может быть осуществлено только при предъявлении подлинника этого документа" (ст. 31). Данное определение безусловно было более корректным, так как ценные бумаги могут удостоверять не только отношения владения или займа.

На принципиально иных позициях был построен другой документ -Положение о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах, утвержденное постановлением Правительства РСФСР № 78 от 28 декабря 1991 г. В соответствии с его п. 1 ценной бумагой признавался денежный документ, удостоверяющий имущественное право или отношение займа владельца документа по отношению к лицу, выпустившему такой документ. Это Положение устанавливало нормы, позволяющие осуществлять эмиссию ценных бумаг "в виде записей на счетах" (абз. 2 п. 1). Тем самым подрывалось начало презентации, присущее классическому пониманию ценных бумаг, в соответствии с которым права по ним могли быть переданы и осуществлены лишь по предъявлении подлинника (ст. 31 Основ). В случае же записей по счетам предъявлять ничего не надо, поскольку сами записи вело обязанное по ценной бумаге лицо или лицо, им же уполномоченное. Предъявление выписок со счетов управо-моченным лицом могло служить лишь дополнительным доказательством прав владельца. Имущественное право не было, да и не могло быть овеществлено выписками так, чтобы и переход, и осуществление прав по ценной бумаге зависели от наличия и предъявления этой выписки. Подлинника ценной бумаги, который требует предъявлять для осуществления прав ст. 31 Основ, в таком случае просто нет.

Оба приведенных определения взаимно исключали друг друга. Определение, данное в ст. 31 Основ, не соответствовало интересам нарождающегося рынка ценных бумаг, так как оно препятствовало их безналичному обращению. Указание в Положении на возможность выпуска бумаг в виде записей на счетах стирало грань между ценными бумагами и иными обязательствами. Сущность самого рассматриваемого института и его роль в правовом регулировании отношений становилась неясной.

В ст. 142 ГК РФ законодатель пошел по пути закрепления классического понятия ценных бумаг. Единственным отличием того, которое было дано в ст. 31 Основ, стало исключение слова подлинник. Это определение представляется более удачным, оно создавало возможности для дальнейшего закрепления субинститута бездокументарных ценных бумаг, оформившегося в ст. 149 ГК РФ. Законодатель, пытаясь примирить классическое понимание ценных бумаг и их новую трактовку, красиво вышел из положения. В ст. 149 ГК РФ было фактически указано, что бездокументарные ценные бумаги - это не ценные бумаги в собственном смысле, а особая фиксация прав, к которой применяются правила о ценной бумаге. В данном случае была установлена юридическая фикция (положению, которого в действительности не существует, придали значение факта).

Очевидно, в ст. 142 ГК РФ необходимо внести некоторые коррективы: абз. 1 п. 1 ст. 142 следует вообще исключить, поскольку ст. 143 ГК РФ дает полное определение ценной бумаги. Понятие, закрепленное ст. 142, не может использоваться даже в регулятивных целях. Эту мысль наглядно демонстрирует анализ признаков ценных бумаг.

С экономической точки зрения, ценные бумаги воплощают права на определенные ресурсы (недвижимость, промышленную продукцию и т.д.), способные являться объектом собственности. Права на эти ресурсы могут отделяться от них и существовать в самостоятельной вещной форме - в виде ценных бумаг.

С появлением ценных бумаг происходит как бы раздвоение ресурсов: с одной стороны, существует реальный ресурс, с другой - право на него, его "отражение", выраженное ценной бумагой. В принципе, в отношения по ценной бумаге может быть вовлечена любая гражданско-правовая сделка, любая юридическая конструкция, связанная с переходом ценностей от одного субъекта к другому, и т.д.

К такому смелому выводу приводит, к примеру, определение ценной бумаги, которое дается в законодательстве США. Так, в Акте о ценных бумагах США 1933 г. указывается, что термин "ценная бумага" означает любой простой вексель, акцию, казначейскую бумагу, облигацию, свидетельства о задолженности, об участии в каком-либо соглашении с долевым участием, косвенное трастовое свидетельство, договор об инвестировании, голосующий сертификат, свидетельство о депонировании ценных бумаг, опцион или любую привилегию на ценную бумагу, депозитный сертификат, любую обратную или предварительную премию, расписку, варрант, обязательство или право на подписку или приобретение всего упомянутого. Статья 8-102 разд. 8 Единообразного торгового кодекса США определяет недокументированную ценную бумагу как пай, участие или другой интерес в имуществе или предприятии эмитента.

Однако высказанная точка зрения не может быть принята без определенных оговорок. Иначе мы пришли бы к ситуации, в которой невозможно отличить обязательства, выраженные в ценных бумагах, от иных гражданско-правовых обязательств.

Признаки, по которым выделяются ценные бумаги как особые объекты прав, можно разделить на формальные и те, которые определяют такие особенности этого института, которые позволяют установить его самостоятельный характер в системе права и которые условно можно обозначить как материальные.