Опцион в российском законодательстве

№8-1,

экономические науки

В настоящее время опционы как инструменты рынка практически не регулируются российскими нормативно-правовыми актами. Однако в некоторых из них прямо или косвенно говорится об опционах. Анализируя такие акты, можно сделать вывод о том, что на законодательном уровне отсутствует четкое определение опциона, его правового статуса и механизма использования. Это вызывает сложности на практике и в теории.

Похожие материалы

В настоящее время опционы как инструменты рынка практически не регулируются российскими нормативно-правовыми актами. Однако в некоторых из них прямо или косвенно говорится об опционах. Анализируя такие акты, можно сделать вывод о том, что на законодательном уровне отсутствует четкое определение опциона, его правового статуса и механизма использования. Это вызывает сложности на практике и в теории.

В ст. 8 Закона о товарных биржах говорится о том, что опционные сделки представляют собой уступку прав на будущую передачу прав и обязанностей в отношении биржевого товара или контракта на поставку биржевого товара. Совершение опционных сделок в биржевой торговле осуществляется биржевыми посредниками, биржевыми брокерами на основе лицензий, выдаваемых Комиссией по товарным биржам. Кроме того, в п. 1 постановления Правительства Российской Федерации от 9 октября 1995 г. № 981 "Об утверждении положения о лицензировании деятельности биржевых посредников и биржевых брокеров, совершающих товарные, фьючерсные и опционные сделки в биржевой торговле" отмечается, что деятельность по совершению товарных, фьючерсных и опционных сделок в биржевой торговле осуществляется юридическими лицами независимо от их организационно-правовой формы, а также индивидуальными предпринимателями только на основании лицензии.

Необходимо иметь в виду, что указанный Закон регулирует отношения по созданию и деятельности товарных бирж, биржевой торговли и обеспечения правовых гарантий деятельности на товарных биржах, а отношения, связанные с деятельностью фондовых бирж, фондовых отделов товарных, товарно-фондовых и универсальных бирж, настоящим Законом не регулируются. Таким образом, несмотря на наличие в тексте данного Закона термина "опцион", невозможно применять содержащиеся в нем нормы к опциону на ценные бумаги, поскольку речь идет о товарном опционе. Вместе с тем представляется, что законодательство должно содержать четкое отличие товарных опционов и опционов на ценные бумаги. Так, например, в США ясно различается регулирование этих двух разновидностей опционов. Закон США "О торговле ценными бумагами" (1934 г.) предусматривает, что Комиссия по торговле товарными фьючерсами (КТТФ) обладает исключительной юрисдикцией в отношении сделок, включающих продажу товаров с будущей поставкой и товаров, торгующихся с помощью опционов. В 1982 г. Конгресс США кодифицировал разницу в юрисдикции КТТФ и Комиссии по ценным бумагам и биржам (КЦББ). Под юрисдикцию последней попали опционы на определенные финансовые инструменты. Иными словами, КЦББ обладает исключительными полномочиями по регулированию опционов на ценные бумаги. КТТФ принадлежит исключительная юрисдикция на все фьючерсные контракты и все опционы на товары. Данные положения были дополнены и разъяснены в судебном решении Chicago Mercantile Exchange, Board of Trade of the City of Chicago, and Investment Company Institute, Petitioners, v. Securities and Exchange Commission, Respondent and Philadelphia Stock Exchange, Inc., Options Clearing Corporation, American Stock Exchange, Inc. and Chicago Board Options Exchange, Inc., Intervening Respondents. В указанном судебном решении говорится о том, что Комиссия по торговле товарными фьючерсами располагает полномочиями по регулированию торговли фьючерсными контрактами (включая фьючерсы на ценные бумаги) и опционами на фьючерсные контракты. В то же время КЦББ имеет полномочия по регулированию торговли ценными бумагами и опционами на ценные бумаги. Если же тот или иной финансовый инструмент является одновременно ценной бумагой и фьючерсным контрактом, КТТФ - единоличный регулирующий орган, поскольку имеет исключительную юрисдикцию в отношении сделок, включающих контракты купли-продажи (и опционы на такие контракты) с будущей поставкой. Однако если финансовый инструмент является одновременно фьючерсным контрактом и опционом на ценные бумаги, то КЦББ - единоличный регулирующий орган.

Об опционах говорится и в Государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 год (от 11 июня 1992 г.). Так, при продаже акций акционерных обществ открытого типа, созданных путем преобразования государственных и муниципальных предприятий, по предложению трудового коллектива предприятия применялся такой из вариантов предоставления льгот членам трудового коллектива приватизируемого предприятия, как предоставление права (опциона) должностным лицам администрации приватизируемого предприятия (руководителю, его заместителям, главному инженеру, главному бухгалтеру) на условиях заключенных с ними контрактов на приобретение обыкновенных акций по номинальной стоимости (п. 5.4). Данная Государственная программа потеряла свое юридическое значение, однако указанное положение может быть использовано для понимания опциона в российском законодательстве и практике его использования.

В п. 13.3 постановления Правительства Российской Федерации от 19 марта 1993 г. № 271 "Об учреждении акционерного общества открытого типа "Нефтяная компания "Сургутнефтегаз" также говорится, что компания имеет право разрешать своим работникам покупать определенное число принадлежащих ей акций на льготных условиях (опционов).

В Указе Президента Российской Федерации от 4 ноября 1994 г. № 2063 "О мерах по государственному регулированию рынка ценных бумаг в Российской Федерации" установлено, что впредь до принятия федерального закона, устанавливающего требования, предъявляемые к ценным бумагам, к публичному размещению с соблюдением предусмотренных законодательством Российской Федерации требований допускаются опционы на ценные бумаги, варранты на ценные бумаги. Таким образом, данный Указ прямо легализовал возможность обращения опционов на российском рынке.

Положение о выпуске и обращении ценных бумаг на фондовых биржах в РСФСР, утвержденное постановлением Правительства РСФСР от 28 декабря 1991 г. № 78[1], не будучи официально отмененным, в связи с принятием Закона о рынке ценных бумаг распространяет свое действие и на производные ценные бумаги - любые ценные бумаги, удостоверяющие право их владельца на покупку или продажу определенных ценных бумаг, т.е. опционы.

В ст. 4 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. № 52-ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" говорится о том, что изданные до введения в действие части первой Кодекса нормативные акты Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и применяемые на территории Российской Федерации постановления Правительства СССР по вопросам, которые, согласно части первой Кодекса, могут регулироваться только федеральными законами, действуют впредь до введения в действие соответствующих законов. Упомянутое выше Положение призвано регулировать порядок выпуска и обращения ценных бумаг на территории Российской Федерации и регламентировать деятельность участников рынка ценных бумаг в целях защиты интересов инвесторов и содействия эффективному развитию экономики Российской Федерации. Учитывая, что предметом регулирования Закона о рынке ценных бумаг выступают те же отношения, вряд ли можно рассматривать Положение соответствующим законодательству Российской Федерации. С другой стороны, Положение официально сохраняет свою юридическую силу, и несмотря на все особенности его действия, а также неупоминание о конкретных видах производных ценных бумаг, опционы, согласно данному нормативно-правовому акту, юридически имеют право на существование. Хотелось бы отметить, что Закон о рынке ценных бумаг даже не упоминает об иных ценных бумагах, чем акции и облигации.

Наиболее интересным представляется определение понятия опциона, содержащееся в письме Федеральной службы России по надзору за страховой деятельностью от 20 апреля 1995 г. № 08-19р/04 "Об основных понятиях, использованных в правилах размещения страховых резервов, утвержденных приказом Росстрахнадзора от 14 марта 1995 г. № 02-02/06". В нем указывается, что опционом является ценная бумага, дающая ее владельцу право купить или продать в течение установленного срока определенное количество акций по фиксированной цене. Продавец опциона принимает на себя обязательства, по которым он, в зависимости от вида опциона, должен либо приобрести у покупателя, соответствующие акции, либо продать их ему. Покупатель опциона,принимает решение о том, реализовать купленное им право или нет, в зависимости от движения курсов акций в период действия опциона. Направления движения биржевого курса, прогнозируемые покупателем и продавцом, противоположны, поэтому оба рассчитывают получить прибыль. Если опцион будет реализован, доход продавца составит сумма, которую покупатель оплатил за опцион (премия). Такое определение опциона наиболее соответствует понятиям, используемым в зарубежной практике. Но необходимо отметить, что указанное письмо не учитывает последних изменений в законодательстве о ценных бумагах, носит рекомендательный характер и направлено лишь на применение Правил размещения страховых резервов.

Таким образом, как видно из приведенных примеров, существующие в действующих нормативно-правовых актах понятия "опцион" ничуть не объясняют его суть и основные характеристики. Напротив, специалистам этот инструмент в основном знаком применительно к законодательству о приватизации, где опцион рассматривается в качестве одной из льгот для работников приватизируемого общества при приобретении его акций. Вообще следует отметить, что во многом законодательство о приватизации внесло путаницу в понятия инструментов фондового рынка, что вызывало и вызывает многочисленные споры и злоупотребления при попытке восстановить точность в нормативно-правовом регулировании рынка ценных бумаг в России.

Положительную роль сыграло принятое Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг постановление от 9 января, 1997 г. № 1 "Об опционном свидетельстве, его применении и утверждении Стандартов эмиссии опционных свидетельств и их проспектов эмиссии"[2]. Данный документ устанавливает, что опционное свидетельство, являясь производной ценной бумагой, представляет собой именную ценную бумагу, которая закрепляет право ее владельца в сроки и на условиях, указанных в сертификате опционного свидетельства и решении о выпуске опционных свидетельств (для документарной формы выпуска) или решении о выпуске опционных свидетельств (для бездокументарной формы выпуска), на покупку или продажу ценных бумаг (базисного актива) эмитента опционных свидетельств или третьих лиц, отчет об итогах выпуска которых зарегистрирован до даты выпуска опционных свидетельств.

Постановление несомненно позволяет легализовать применение опциона на рынке. При отсутствии законодательного регулирования именно Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг является государственным? органом, разрабатывающим и утверждающим унифицированные стандарты и правила осуществления профессиональной деятельности Б ценными бумагами, торговли и иных операций с ценными бумагами, в том числе опционами и варрантами на ценные бумаги.

Первоначально такие полномочия нашли свое закрепление в Положении о Федеральной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку при Правительстве Российской Федерации, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 4 ноября 1994 г. № 2063 "О мерах по государственному регулированию рынка ценных бумаг в Российской Федерации". Более подробно этот государственный орган и его правовой статус описаны в Законе о рынке ценных бумаг.

Несмотря на то что в нормативно-правовых актах дано определение опциону, следует выяснить, относится ли по российскому законодательству этот вид производных финансовых инструментов к ценным бумагам. Согласно ст. 143 ГК РФ перечень ценных бумаг не является закрытым. Вместе с тем указывается, что отнесение документов к ценным бумагам может производиться только по прямому указанию закона. Таким образом, новые виды ценных бумаг могут появляться только в порядке, установленном законами о ценных бумагах, или по их прямому указанию. В силу того что Законом о рынке ценных бумаг опцион отнесен к ценным бумагам, он может считаться ценной бумагой.

Остановимся теперь на некоторых вопросах, довольно часто возникающих в практике применения опционного контракта.

Сделки, основанные на принципе опциона, рассматриваются как один из видов биржевых сделок. Согласно ст. 8 Закона о товарных биржах под опционной сделкой понимается уступка прав на будущую передачу прав и обязанностей в отношении биржевого товара или контракта на поставку биржевого товара. Согласно ст. 23 этого Закона совершение опционных сделок в биржевой торговле осуществляется биржевыми посредниками, биржевыми брокерами на основе соответствующих лицензий. В то же время опцион рассматривается как право приобретения (продажи) имущества (например, иностранной валюты) на определенных условиях. Такое право может быть передано за плату (премию). Данное понимание опциона близко примыкает к понятию биржевых опционных сделок, рассмотренных выше. Однако опцион как право приобретения (продажи) может быть реализован и во внебиржевых условиях. Таким образом, по мнению автора, опцион не следует относить к ценным бумагам.

При осуществлении программы, связанной с выпуском опциона, основной риск - это отсутствие законодательного определения опциона и его основных признаков и характеристик, а также риск неоднозначной трактовки разными государственными регулирующими органами понятия опциона, механизма его действия и применимого к нему законодательства. Кроме того, открытым остается вопрос: как трактовать применимое к опционам налоговое законодательство? Но эт,о~в большей мере зависит от налоговых органов. При отсутствии законодательства об опционах есть риск, что право, которое закрепляет опцион, останется нереализуемым (или никоим образом не обеспеченным) и тогда инвесторы смогут отказаться от приобретения опционов даже на очень привлекательные базисные активы. Более того, на нерегулируемых рынках (биржевом или внебиржевом) опционов возможны многочисленные злоупотребления.

Существует и еще один довольно серьезный риск, возникающий как результат недостаточной законодательной характеристики, - возможность неправильного толкования опциона и применения его в различных отраслях права. Наиболее яркий пример - толкование опциона применительно к уголовно-правовым и административно-правовым отношениям. Так, в связи с развитием российского фондового рынка и экономики в целом новый Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ уделил внимание таким разновидностям преступлений в сфере экономической деятельности, как злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) (ст. 185) и изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186). Например, в случае внесения в проспект эмиссии опционных свидетельств заведомо недостоверной информации или при изготовлении поддельных ценных бумаг возникает вопрос, является ли опционное свидетельство ценной бумагой. От его решения будет зависеть возможность квалификации совершенных деяний по ст. 185 или 186 УК РФ. Несмотря на то что аргументов достаточно (как "за", так и "против"), вряд ли можно с полной уверенностью ответить на него. Кроме того, возникает и вопрос об отнесении опционного свидетельства к имуществу и распространению на него иных составов преступлений, предусмотренных Уголовных кодексом РФ.

Применительно к административно-правовым отношениям возникает та же проблема. Например, Закон города Москвы от 11 июня 1997 г. "Об административной ответственности за правонарушения в сфере рынка ценных бумаг"[3] устанавливает административную ответственность таких юридических лиц, как профессиональные участники рынка ценных бумаг, эмитенты ценных бумаг и инвесторы, за правонарушения на рынке ценных бумаг. Среди видов нарушений в сфере рынка ценных бумаг Законом предусмотрено нарушение эмитентом порядка эмиссии ценных бумаг, нарушение правил ведения реестра владельцев ценных бумаг, совершение сделок с ценными бумагами с нарушением требований законодательства Российской Федерации. Ясно, что применение ответственности за указанные и иные виды правонарушений возможно только при совершении противоправного деяния в области ценных бумаг и с ценными бумагами. Возможно ли привлечение к ответственности, например, за совершение какой-либо сделки с опционом по данному Закону?

В этой связи возникает уже иная проблема: нерешенные вопросы при применении уголовно-правовых и административно-правовых норм оказывают негативное воздействие на права, законные интересы граждан и организаций, а также гарантии их осуществления.

Развитие российского фондового рынка связано с использованием на нем новых перспективных финансовых инструментов, таких как производные ценные бумаги. Прежде всего это подтолкнет к новым инвестициям в российские компании. Однако на сегодняшний день рынок опционов в Российской Федерации законодательно не урегулирован, что вызывает или может вызвать у инвесторов многочисленные споры о применимости имеющегося законодательства о ценных бумагах к опционам. Даже неважно, насколько российский опцион будет соответствовать опциону, обращающемуся на зарубежных рынках. Главное, чтобы он в полной мере соответствовал требованиям и потребностям развивающегося российского рынка.

Список литературы

  1.  Правовое регулирование рынка ценных бумаг в Российской Федерации. Ч. 1. М., 1995. С. 56.
  2.  Вестник ФКЦБ России. 1997. № 1.
  3.  Рынок ценных бумаг. 1997. № 16 (103). С. 73.