Развитие законодательства Российской Федерации в сфере применения принудительных мер медицинского характера в соответствии с решениями Европейского суда по правам человека

NovaInfo 30, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Юридические науки
Просмотров за месяц: 1
CC BY-NC

Аннотация

В статье отражены основные положения применения принудительных мер медицинского характера.

Ключевые слова

ЗАКОН, БОЛЬНОЙ, БОЛЬНИЦА, ОСУЖДЕННЫЙ, ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Текст научной работы

Одной из особенностей современного этапа развития российской государственности является реальное стремление к модернизации национальной правовой системы. Россия желает на деле стать полноправным активным участником процесса международного правового нормотворчества. Этот процесс оказывает непосредственное влияние не только на характер юридических взаимоотношений Российской Федерации с другими странами, но и на ее внутреннее законодательство. Российское государство через обновляемую правовую систему демократизируется, обеспечивает верховенство закона, гарантирует незыблемость основных прав и свобод человека и гражданина, охраняет правомерные интересы личности, защищает общество от произвола властей, закрепляет взаимную ответственность между собой и гражданами.

Стремление российского государства соответствовать высоким мировым правовым стандартам проявляется в ратификации общепризнанных конвенций, заключении международных договоров, а также в желании приблизить свое национальное законодательство к международным стандартам в различных отраслях российского права. На арену общественной жизни выходит независимое от политических установок и корыстных интересов право, выступающее гарантом законности и справедливости. В соответствии с Конституцией Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее национальной правовой системы.

В процессах расширения сфер совместного регулирования международного и внутригосударственного права, глобализации и интеграции, происходящих в мировом сообществе, особую актуальность приобретает правовая инфильтрация, дающая возможность государствам использовать в своем национальном законодательстве лишь те правовые нормы, которые способствуют динамическому развитию страны на пути к построению правового демократического государства.

В то же время необходимо признать, что в современной теоретической юриспруденции отсутствуют единые правовые подходы. Кропотливая работа по приведению отечественного законодательства в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права свидетельствует о том, что теоретическая и практическая юриспруденция развивается только тогда, когда она опирается на духовный опыт народа, сконцентрированный в его вере, правосознании и нравственных ценностях. В этой связи особо актуальным представляется изучение правового опыта стран, находящихся на более высоком уровне экономического, политического и социального развития.

Проблема взаимодействия международного и внутригосударственного права является далеко не новой в юридической науке и практике. Существуют доктринальные исследования в области соотношения, взаимодействия, применения, согласованности, использования, действия, преемственности норм международного права в национальном законодательстве.

Однако считать проблему теоретических разработок правовой инфильтрации норм международного права в уголовно-исполнительное законодательство России исчерпанной и удовлетворительно решенной на сегодняшний день нельзя. Быстроменяющаяся динамика развития нашего общества постоянно ставит перед учеными новые вопросы, требующие как теоретического осмысления, так и практического воплощения, поскольку критерием истинности самых различных теоретических концепций всегда была и остается практика.

Вместе с тем мы вынуждены констатировать, что в теории уголовно-исполнительного права пока еще не нашел достаточного освещения вопрос о правовой инфильтрации норм международного права в пенитенциарное законодательство России. Он не стал предметом самостоятельного исследования в связи с новыми политическими, экономическими и правовыми реалиями нашего государства, вследствие чего недостаточно разработан адаптированный понятийный аппарат, реально отражающий современные правовые новеллы. Действительность сегодняшнего дня такова, что практика реального применения международных стандартов обращения с осужденными идет впереди теоретического осмысления. По нашему мнению, разработка любых теоретических проблем должна быть твердо ориентирована: во-первых, на действующее законодательство, во-вторых, на общие тенденции его развития, и, в-третьих, на практику реального применения. Только такой подход позволит избежать множества ошибок в правотворческой и правоприменительной деятельности.

Говоря о проблемах реализации международных правовых актов в систему национального законодательства Российской Федерации, прежде всего, требует рассмотрения вопрос, касающийся прав человека в современном российском обществе. В настоящее время права и свободы человека оказались в центре политической и идеологической жизни международного сообщества, международные нормы по правам человека признает практически каждая страна. Институту прав и свобод человека отводится значительное место в Основных законах многих стран мира.

Правовая инфильтрация, на наш взгляд, дает возможность государствам не только применять в своем национальном праве международно-правовые нормы, учитывая опыт других государств, но и сделать этот процесс наиболее эффективным в условиях развития национального законодательства. Как и все страны мира, Россия стремится привести свое национальное законодательство в соответствие с положениями международных правовых актов, к чему, с одной стороны, ее обязывает членство в международных организациях, а с другой - соответствие потребностям развивающейся национальной экономики [1].

Наличие частной собственности, предпринимательства, рынка и рыночных отношений обусловили расширение международных связей, которые потребовали применения не только внутригосударственных норм, но и международно-правовых актов. Расширение внешнеэкономических связей возможно только в условиях стабильности, должного правопорядка и соблюдения не только внутригосударственного законодательства, но и «общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

Без учета положений международных правовых актов невозможно эффективно ни осуществлять, ни защищать права человека и гражданина, невозможно совершенствовать действующее внутригосударственное законодательство и приводить его в соответствие с принципами и нормами международного права.

Провозглашение Конституцией Российской Федерации приоритета общепризнанных принципов и норм международного права по отношению к национальному законодательству способствовало активизации процессов инфильтрации правовых стандартов обращения с осужденными. Впервые на законодательном уровне (ст. 3 УИК РФ) было закреплено, что «Уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации учитывает международные договоры Российской Федерации, относящиеся к исполнению наказаний и обращению с осужденными, в соответствии с экономическими и социальными возможностями».

Фактором, вызвавшим обновление российского уголовно-исполнительного законодательства, стало изменение уголовно-исполнительной политики, получившей направление на тесную интеграцию нашей страны в мировое сообщество в рамках, как ООН, так и Совета Европы [2]. В духе международных стандартов были сформулированы принципы уголовно-исполнительного законодательства России: законность, гуманизм, демократизм, равенство осужденных перед законом, дифференциация и индивидуализация исполнения наказаний, рациональное применение мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирование их правопослушного поведения, соединение наказания с исправительным воздействием (ст. 8 УИК РФ). Возвращаясь в лоно мировой цивилизации Россия взяла на себя обязательство последовательно и неукоснительно реализовывать в законодательстве и практике исполнения наказаний положения, касающиеся обеспечения прав и свобод человека и гражданина.

Под влиянием международных стандартов в отечественном уголовно-исполнительном законодательстве впервые были закреплены основы правового положения осужденных и гарантирована защита от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения. При исполнении уголовного наказания осужденным гарантируются права и свободы граждан России с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации. Государство уважает и охраняет права, свободы и законные интересы осужденных, обеспечивает законность применения средств исправления, их правовую защиту и личную безопасность при исполнении наказаний. Данное правовое установление полностью соответствует предписаниям ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом.

Ранее подобной нормы в законодательстве не было, так как государство не брало на себя обязанность защищать права, свободы и интересы осужденных. Кроме того, УИК РФ в отдельных статьях впервые определяет конкретные важнейшие права и обязанности осужденных, отвечающие требованиям международных стандартов, в частности: право на получение информации о своих правах и обязанностях, о порядке и об условиях отбывания наказания, право на вежливое обращение со стороны персонала учреждений, исполняющих наказания; право на обращение с предложениями, заявлениями и жалобами практически в любые инстанции; запрет на проведение с осужденными медицинских и иных опытов, ставящих под угрозу их жизнь и здоровье; право на охрану здоровья, социальное обеспечение, личную безопасность, свободу совести и вероисповедания.

Безусловно, современное состояние российской уголовно-исполнительной системы еще не позволяет нам говорить о том, что она полностью соответствует параметрам, предъявляемым международными правовыми стандартами. Вместе с тем, в современном мире вряд ли какая страна может провозгласить полное фактическое соответствие всем требованиям, которые содержатся в рассматриваемых международных актах, и, «вероятно, ни об одной тюремной системе нельзя сказать, что она в полной мере соответствует хотя бы минимальным требованиям, изложенным в Минимальных стандартных правилах, а некоторые системы далеки даже от этого». Для всех государств в той или иной мере актуальны вопросы предотвращения пыток и латентного насилия в местах лишения свободы, обеспечения осужденных оплачиваемым трудом, обеспечения юридической защиты осужденных, социально-реабилитационной помощи им после освобождения [3].

Кроме того, следует отметить, что и сами международные стандарты не являются некой застывшей субстанцией, они всецело зависят от эволюции национального и международного права, а также от динамики межнациональных отношений, следовательно, постоянно видоизменяются.

Законодательные изменения, происшедшие в России, позволили приблизить условия отбывания наказания в виде лишения свободы к международным стандартам. В частности, больным осужденным, инвалидам, беременным женщинам, кормящим матерям, несовершеннолетним установлены повышенные нормы питания; по желанию эти осужденные могут получать любую платную дополнительную лечебно-профилактическую помощь, кормящим матерям разрешено совместное проживание с детьми; для медицинского обслуживания осужденных организованы лечебно-профилактические учреждения, а для содержания и амбулаторного лечения осужденных, больных открытой формой туберкулеза, алкоголизмом и наркоманией осужденных – лечебные исправительные учреждения; осужденным предоставлено право на телефонные разговоры, выезды за пределы учреждения, перевод в облегченные условия содержания, проведение длительных свиданий вне колонии; ограничены максимальные сроки содержания осужденных в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа.

Решения Европейского суда по правам человека имеют немаловажное значение в становлении международных стандартов и правил, а на основании вышесказанного, следовательно, оказывают и значительное влияние на становление права нашего государства. Данное обстоятельство тем более наглядно подтверждается решениями ЕСПЧ и правовыми нормами нашего государства в области применения принудительных мер медицинского характера. Обосновывая вышеприведенный тезис можно привести следующий пример из практики ЕСПЧ по делу «Шумкова против Российской Федерации». Дело было инициировано жалобой N 9296/06, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Марией Николаевной Шумковой (далее - заявительница) 3 марта 2006 г. Рассмотрев все материалы дела Европейский суд: постановил, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в части уклонения властей государства-ответчика от защиты права на жизнь Шумкова; постановил, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в части уклонения властей государства-ответчика от эффективного расследования обстоятельств смерти Шумкова.

Данное дело является наглядным примером о влиянии решений Европейского суда по правам человека на формирование и применение норм международного права, а также подчеркивает их значимость для становления нашего национального законодательства. Бесспорно, если обратиться к современному уголовному, уголовно-процессуальному и уголовно-исполнительному законодательству можно увидеть подтверждение вышеуказанному тезису.

В УК РФ применению принудительных мера медицинского характера посвящена гл. 15, включающая ст. 97-104.

ст. 97 УК РФ установлены основания применения принудительных мер медицинского характера. Причем указанные основания разделены как бы на два основания. Первым является категория лиц, к которым эти меры могут быть применены, вторым - наличие случаев опасности, исходящих от этих лиц.

В ч. 1 ст. 97 УК РФ перечислены три категории лиц, которым могут быть назначены принудительные меры медицинского характера. Из текста закона следует, что эти меры именно могут быть назначены, но не должны быть назначены в обязательном порядке. Условия назначения будут рассмотрены ниже.

Все три категории лиц, указанные в рассматриваемой норме, различны, но их объединяют те обстоятельства, что у всех этих лиц имеется психическое расстройство и все они совершили общественно опасные деяния, а некоторые категории лиц - преступления.

Перечень лиц, которым могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, приведен в ч. 1 ст. 97 УК РФ.

В первую очередь это лица, совершившие общественно опасные деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК РФ, в состоянии невменяемости. Именно невменяемые составляют подавляющее большинство, которым назначаются принудительные меры медицинского характера.

Второй категорией лиц, к которым могут быть применены принудительные меры медицинского характера, являются лица, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания.

Поскольку в силу своего болезненного психического состояния указанные лица не воспринимают должным образом наказание, оно не окажет исправительного воздействия. В этой связи лица с психическим расстройством прежде всего подлежат соответствующему лечению.

В отличие от первой категории лиц с психическими расстройствами, которые освобождаются от уголовной ответственности, поскольку в их деянии отсутствует субъект преступления, лица, у которых психическое расстройство наступило после совершения деяния, считаются совершившими преступление и освобождаются не от уголовной ответственности, а от наказания в соответствии со ст. 81 УК РФ. Правовые последствия выздоровления определены в ч. 4 ст. 81 УК РФ, поэтому освобождение от наказания может быть не окончательным.

Последней категорией лиц, к которым могут быть применены принудительные меры медицинского характера, являются лица, совершившие преступление и страдающие расстройствами, не исключающими вменяемости.

Среди вменяемых, способных осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, существует определенная категория лиц, страдающих какими-либо отклонениями в психике, что, однако, не исключает вменяемости. Так, различного рода психопатии, слабоумие в степени дебильности не исключают вменяемости, но снижают возможность осознавать социальный характер своих действий, снижают волевые характеристики лица.

Такие лица подлежат уголовной ответственности. Но поскольку принцип справедливости требует при решении вопросов о наказании и иных мерах уголовно-правового характера учитывать данные о личности виновного, наличие у лица психического расстройства не может не быть принятым во внимание. Поэтому ограниченные возможности в восприятии действительности, оценке своих действий и руководстве ими сопряжены с определенными правовыми последствиями.

Закон предписывает суду учитывать фактор психического расстройства при назначении наказания. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Однако суд может и не посчитать необходимым применить такие меры.

Принудительные меры медицинского характера могут быть применены только судом. Производство о применении принудительных мер медицинского характера осуществляется на основании положений главы 51 УПК РФ. При решении вопроса о применении принудительной меры медицинского характера суд должен разрешить вопросы, перечисленные в ст. 442 УПК РФ.

Здесь следует отметить, что наряду с применением принудительных мер медицинского характера по постановлению суда в отношении лиц, указанных в комментируемой статье, законодатель в ч. 3 ст. 18 УИК РФ указал на необходимость применения обязательного лечения в местах лишения свободы в отношении осужденных. Так, ч. 1 ст. 18 УИК РФ предусмотрено, что к осужденным к ограничению свободы, аресту, лишению свободы, больным алкоголизмом или наркоманией, а также страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, учреждениями, исполняющими указанные виды наказаний, по решению суда применяются принудительные меры медицинского характера. Если во время отбывания указанных в ч. 1 настоящей статьи видов наказаний будет установлено, что осужденный болен алкоголизмом или наркоманией, а также страдает психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которое связано с возможностью причинения этим осужденным иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц, администрация учреждения, исполняющего указанные виды наказаний, направляет в суд представление о применении к такому осужденному принудительных мер медицинского характера.

Частью 2 ст. 74 УИК РФ среди видов исправительных учреждений предусмотрены лечебные исправительные учреждения и лечебно-профилактические учреждения, где отбывают наказание осужденные, указанные в ч. 2 ст. 101 УИК РФ. Лечебно-профилактические учреждения выполняют функции исправительных учреждений в отношении находящихся в них осужденных [4, 5, 6, 7].

Поскольку принудительные меры медицинского характера реализуются в рамках уголовных и уголовно-исполнительных отношений, ч. 3 ст. 97 УК РФ определение порядка их исполнения отнесено к компетенции уголовно-исполнительного законодательства.

Виды принудительных мер медицинского характера перечислены в ст. 99 УК РФ. К этим мерам относятся:

  1. амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;
  2. принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;
  3. принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;
  4. принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Как отмечалось выше, применение принудительных мер медицинского характера сопряжено с рядом правовых ограничений, их реализация затрагивает конституционное право на личную неприкосновенность и другие права. Поэтому законодатель в отличие от ранее действовавшего уголовного закона и опять же во избежание возможности нарушения прав и свобод человека и гражданина детализировал виды принудительных мер медицинского характера и условия их назначения. Таким образом, и наличие закрытого перечня принудительных мер медицинского характера, и установленный строгий порядок, и условия их назначения являются теми факторами, которые требуются в развитом правовом демократическом государстве.

Выбор соответствующего вида принудительной меры медицинского характера зависит от характера заболевания, психического состояния лица, его общественной опасности, характера и степени общественной опасности совершенного деяния.

Психическое состояние лиц, указанных в ст. 97 УК РФ, устанавливается путем проведения судебно-психиатрических экспертиз, осуществляемых с соблюдением положений главы 28 и ст. 283 УПК РФ. Порядок проведения таких экспертиз регламентирован Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Частью 2 ст. 99 УК РФ предусмотрено положение, согласно которому лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Ст.ст. 100-104 УК посвящены особенностям применения, продления, изменения и прекращения принудительных мер медицинского характера.

Как уже было отмечено выше в УПК РФ применению принудительных мер медицинского характера посвящена гл. 51.

Применение принудительных мер медицинского характера относится к исключительной компетенции суда (п. 2 ч. 1 ст. 29 УПК). Понятие «применение» охватывает: назначение этих мер, их продление, изменение и прекращение (отмену).

Глава 51 УПК регламентирует производство по применению принудительных мер медицинского характера лишь в отношении лиц, страдающих тяжелым психическим расстройством. К категории тяжелых относятся психические расстройства (болезненные нарушения психики), которые лишают больного способности к осознанно-волевой регуляции своего поведения. В законе утрата указанной способности выражена формулировкой о невозможности лица «осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими» (ч. 1 ст. 21 и ч. 1 ст. 81 УК).

Основания назначения принудительных мер медицинского характера, их продления, изменения или отмены, виды принудительных медицинских мер, цели их применения, а также круг лиц, к которым они могут применяться, установлены ст. ст. 97 - 104 УК. УПК в этой части лишь воспроизводит соответствующие уголовно-правовые нормы.

Виды принудительных мер медицинского характера, которые могут быть применены к невменяемым или лицам, заболевшим после совершения преступления тяжелым психическим расстройством (ст. ст. 100, 101 УК), при перечислении их по принципу от менее строгого вида к более строгому включают в себя:

  • амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;
  • принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;
  • принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;
  • принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Все психиатрические учреждения, применяющие принудительные меры медицинского характера, находятся в ведении органов здравоохранения. Применение принудительных мер медицинского характера возможно лишь при наличии следующих условий:

  1. совершение деяния, запрещенного уголовным законом;
  2. совершение этого деяния данным лицом;
  3. наличие у этого лица во время совершения деяния и (или) после его совершения тяжелого психического расстройства, исключающего способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими;
  4. наличие обусловленной психическим расстройством опасности больного для себя или других лиц либо возможности причинения иного существенного вреда. Характер и степень этой опасности влияют на выбор конкретного вида медицинской меры

В ст. 434 УПК перечисляются обстоятельства, составляющие специфический предмет доказывания по делам данной категории. Обстоятельства, подлежащие доказыванию в порядке ст. 434 УПК, составляют общий для всех уголовных дел предмет доказывания, предусмотренный ст. 73 УПК, при одновременном учете специфики, присущей делам о применении принудительных мер медицинского характера.

Перед психиатрами-экспертами могут быть поставлены следующие вопросы: 1) страдало ли в прошлом и страдает ли в настоящее время данное лицо психическим расстройством, и если да, то каким именно; 2) когда началось психическое расстройство, каковы его характер и течение; 3) лишалось ли лицо вследствие наличия у него психического расстройства возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими во время совершения инкриминируемого ему деяния или ко времени производства по делу; 4) нуждается ли лицо в применении к нему принудительных мер медицинского характера, и если да, то принудительная медицинская мера какого вида подлежит применению. При необходимости назначаются комплексные экспертизы - психолого-психиатрическая, сексолого-психиатрическая (по делам об общественно опасных деяниях сексуального характера).

При определении круга обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о применении принудительных мер медицинского характера, следует руководствоваться не только положениями ч. 2 ст. 434, но и ст. 73 УПК, устанавливающей общий предмет доказывания по уголовному делу, в той его части, которая не противоречит специфике главы 51.

Так, согласно ч. 2 ст. 73 подлежат выявлению обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Совершению невменяемым общественно опасного деяния может способствовать ряд обстоятельств, выявляемых в ходе производства по делу. Это, прежде всего, ошибки и нарушения, допущенные сотрудниками психиатрических учреждений: ошибочная диагностика психического заболевания, неправильно выбранное лечение, непомещение нуждающегося больного в психиатрический стационар или преждевременная выписка из стационара и пр.

Лицо (орган), ведущее производство по делу, выявив подобные обстоятельства, может прибегнуть к таким мерам процессуального реагирования, как представление следователя (ч. 2 ст. 158 УПК) и частное определение суда (ч. 4 ст. 29 УПК) по поводу допущенных нарушений, а также принять при необходимости иные предусмотренные законом меры.

Ст. 12 УИК РФ закрепляет такие права осужденных как:

  • право на вежливое обращение со стороны персонала учреждения, исполняющего наказания. Они не должны подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или взысканию. Меры принуждения к осужденным могут быть применены не иначе как на основании закона.
  • право на охрану здоровья, включая получение первичной медико-санитарной и специализированной медицинской помощи в амбулаторно-поликлинических или стационарных условиях в зависимости от медицинского заключения.
  • право на психологическую помощь, оказываемую сотрудниками психологической службы исправительного учреждения и иными лицами, имеющими право на оказание такой помощи. Участие осужденных в мероприятиях, связанных с оказанием психологической помощи, осуществляется только с их согласия.

В ст. 18 УИК РФ указывается порядок применения к осужденным мер медицинского характера. К осужденным к принудительным работам, аресту, лишению свободы, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, учреждениями, исполняющими указанные виды наказаний, по решению суда применяются принудительные меры медицинского характера.

Если во время отбывания наказаний будет установлено, что осужденный страдает психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которое связано с опасностью для себя или других лиц, администрация учреждения, исполняющего указанные виды наказаний, направляет в суд представление о применении к такому осужденному принудительных мер медицинского характера.

К осужденным больным алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией, ВИЧ-инфицированным осужденным, а также осужденным, больным открытой формой туберкулеза или не прошедшим полного курса лечения венерического заболевания, учреждением, исполняющим указанные виды наказаний, по решению медицинской комиссии применяется обязательное лечение.

Осужденному за совершение в возрасте старше 18 лет преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, отбывающему наказание в виде лишения свободы, администрация учреждения, исполняющего наказание, не позднее чем за шесть месяцев до истечения срока отбывания наказания, либо при получении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, либо до внесения представления о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания обязана предложить пройти освидетельствование комиссией врачей-психиатров для решения вопроса о наличии или об отсутствии у него расстройства сексуального предпочтения (педофилии) и определения мер медицинского характера, направленных на улучшение его психического состояния, предупреждение совершения им новых преступлений и проведение соответствующего лечения. Основанием освидетельствования осужденного комиссией врачей психиатров является добровольное обращение такого осужденного к администрации учреждения, исполняющего наказание, или согласие такого осужденного. Администрация учреждения, исполняющего наказание, обязана обеспечивать проведение освидетельствования осужденного комиссией врачей-психиатров и применение к нему назначенных по результатам этого освидетельствования мер медицинского характера. Очередное освидетельствование осужденного проводится по инициативе лечащего врача, в том числе в случае, когда лечащий врач в процессе лечения приходит к выводу о необходимости изменения мер медицинского характера либо прекращения их применения. Лечение может быть прекращено администрацией учреждения, исполняющего наказание, на основании ходатайства осужденного, находящегося на лечении. Положения настоящей части не распространяются на осужденного, к которому по решению суда применяются принудительные меры медицинского характера в связи с выявленным у него психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

Таким образом, на основании соотношения приведенного решения Европейского суда по правам человека и анализа состояния современного законодательства, регулирующего применение принудительных мер медицинского характера, можно сделать вывод о значительном влиянии первого на формирование и дальнейшее развитие последнего. Необходимо отметить, что решения Европейского суда по правам человека являются разновидностью международного прецедентного права, что в свою очередь объясняется их влиянием на национальное законодательство государства, а в частности и на становление отдельных правовых институтов, что наглядно показано в данной статье на примере развития института применения принудительных мер медицинского характера .

Читайте также

Список литературы

  1. Пащенко Е. Г. Экономическая реформа в КНР и гражданское право. М: Изд-во «Спарк», 1997. С. 34.
  2. Кашуба Ю. А., Хижняк В. И. Реализация международных стандартов обра¬щения с осужденными в уголовно-исполнительной политике. Рязань, 2005. С. 173.
  3. Алферов Ю. А. Международный пенитенциарный опыт и его реализация в современных условиях. Домодедово, 1996.
  4. Воронин Р.М. Основные направления медицинской психологии в исправительных учреждениях // Прикладная юридическая психология. 2014. № 1. С. 112-117.
  5. Датий А.В. Проблемы медицинского обеспечения осужденных // Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие. 2014. № 1 (4). С. 52-60.
  6. Датий А.В. Научно-методическое сопровождение эксперимента по совершенствованию медико-санитарного обеспечения осужденных // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2012. № 9. С. 16-21.
  7. Смирнов Д.А., Селиванов Б.С., Датий А.В. Некоторые аспекты медико-санитарного обеспечения осужденных в колониях-поселениях // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2008. № 1. С. 20-21.

Цитировать

Бабкин, Л.М. Развитие законодательства Российской Федерации в сфере применения принудительных мер медицинского характера в соответствии с решениями Европейского суда по правам человека / Л.М. Бабкин, С.В. Булатецкий. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 30. — URL: https://novainfo.ru/article/3046 (дата обращения: 28.06.2022).

Поделиться