Миссия олимпиады: олимпийская идеология и олимпийская социальная реальность

NovaInfo 33, скачать PDF
Опубликовано
Раздел: Социологические науки
Просмотров за месяц: 85
CC BY-NC

Аннотация

Олимпийские игры являются исключительно сложным и многогранным социальным явлением, в частности, в рамках ускоренного, социального преобразования. Социальный смысл Олимпийских связей радикально трансформировался, в основном в последние два десятилетия. Влияния других социальных пространств таких, как экономика, СМИ и политика привели к условной неоднородности современной спортивной семантики Олимпийского движения. Сегодня Олимпийские учреждения и организационные конфигурации направляют свои интересы исключительно на экономическую структуру. Другими словами, все реализуемые процессы, которые поддерживают коммерческие профили олимпийских видов спорта и продвигают его в качестве коммерческого развлекательного зрелища. В результате возникают серьезные противоречия и несоответствия между Олимпийской социальной реальностью сегодня и ценностями, которые пропагандирует Олимпийское движение и Олимпийская хартия. Практика Олимпийского движения связана в первую очередь с экономическими интересами, и в результате трудно определить их как средство отражения фундаментальных социальных и этических ценностей. Следовательно, исходная миссия Олимпийского Движения, за которую выступает в 19 веке Кубертен, а именно олимпизм и олимпийское Образование в современной олимпийской социальной реальности отсутствует. Неизбежно возникают вопросы, такие как (1) Какой смысл Олимпийский идеология: Олимпизм и олимпийское образование? (2) Является ли несоответствие или отсутствие соответствия между социальными и этическими ценностями, на которых настаивает олимпийское движение и олимпийская социальная реальность? Вдохновением для членов-учредителей Олимпийского Движения была древнегреческая философия, которую Французский барон Пьер де Кубертен - главный основатель Олимпийской идеологии - пытался приспособить как лучшее, что он мог сделать в обществе в 19 века. Для Кубертена греческая философия была не просто теоретическим объяснением, а являлась ядром и смыслом жизни. В продолжение диалога с событиями его времени, Кубертен разработал новую «Олимпийскую идею» (Μueller, 1998; Πατσαντάρας, 2007). В своем стремлении глубже познать образовательные и этические определения современной конкуренции спорта, Кубертен, педагог, неоднократно ссылается на древнегреческий «Agonistiki» (Patsantaras 2005), так как он считал, что обществу у ворот 20 века требуется навигация и ориентация на общепринятую и практическую философию, которая может проникнуть легче в общество как форма идеологии. (Malter, 1969). Основные элементы, по которым он структурирован, создан и поддерживает олимпийскую идеологию, были идеи и интеллектуальные течения в эпоху Просвещения, таких как: (1) экуменизм (2) прогресс (3) индивидуальность, (4) уважение и признание культурного разнообразия, (5) свобода в отношении взаимодействия человека и (6) секуляризации, а именно процесс, чьи функции репрессивно или как сдерживающая сила против традиционной религиозной власти. В частности, за счет включения элементов, древнегреческий олимпийский реальности - (древнегреческая философия была чрезвычайно популярна и доминировала в кругах европейских интеллектуалов того времени) - и, в частности, религиозный характер, который выражается в Олимпийской клятве спортсменов и включает в себя этические и моральные обязательства честности. Во-вторых, элементы четко антропоцентрического характера (гуманизма) в эпоху Просвещения. Явно, Кубертен задумал Олимпийскую идеологию через взаимосвязь антропоцентрических идей выходящих за рамки обыденности.

Ключевые слова

ОЛИМПИЙСКИЙ ДУХ, ОЛИМПИЙСКАЯ СОЦИАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ, ОЛИМПИЗМ

Текст научной работы

Идеологическая основа олимпийских видов спорта: Олимпизм и олимпийское образование

Олимпийская идеология принята, в значительной степени, как прагматичная версия древнегреческого идеализма через ассоциации добра и красоты. Процветание общества в целом - приоритет, в отличие от процветания отдельных членов, в то время как ответственность за реализацию плана или идеи уделяется личности. Олимпийская идеология Кубертена в этом духе, ориентированная на восстановление соответствующего баланса между тем, что хорошо для частных лиц и, что хорошо для общества. Здесь мы сталкиваемся с педагогикой, в соответствии с которой сообщество или общество определяется как творческая группы (Суд и Крюгер, 1998). Смысл олимпийской идеологии ограничивает или уменьшает термин олимпизма. А именно, олимпийская идеология определена, как смысл олимпизма, а цель олимпийского образования является активировать основные элементы олимпизма.

Кубертен, под влиянием древних греческих взглядов на атлетизм, пытался дать образовательный характер термину Олимпийской легкой атлетике. Его интерес не сосредоточен в первую очередь на Олимпийских играх (Boulogne, 1975). По всей вероятности, Кубертен задумал олимпизм как область образования более широких социальных целей, которые он пытался преподнести через олимпийскую деятельность. В педагогической концепции, олимпизма, согласно Кубертену стимулирует и мотивирует, спортивные компоненты переопределяет и повышает жизненные силы организма человека и организации, а именно спасение / избавление от дегенерации / распада. Не сомневаюсь, что для Кубертена центром олимпийских видов спорта и олимпизма является индивидуализм и индивидуальные действия. Кубертен попытались включить общепринятые социальные и этические ценности, которые он определил как олимпийские идеалы, стимул для действий. «Олимпизм представляется не как система, а как духовная позиция / отношение», Французский барон П. де Кубертен писал в ноябре 1818 (Кубертена, 1967).

В частности, Олимпизм представляет выражение олимпийской идеологии, в которой мы находим элементы истинной формы древнегреческого идеализма: Идентификация / объединение полезного и красивого. На этой основе Кубертен определяет Олимпийскую деятельность и общение как конвейер этических ценностей, направленных на социальные отношения в олимпийских видах спорта в порядке для достижения социальной солидарности, то ли через спортивное сотрудничество или командный дух, спортивные соревнования и т.д. Соответственно, этика определяет, где находятся преимущества спортсмена. С другой стороны, противник не задуман как объект или в качестве средства, но в качестве со-субъекта действия, координационным центром здесь является принцип честной игры, максимально этический принцип Олимпийской деятельности. Честная игра означает не только вложение или фиксации на нормы и правила, правила олимпийских видов спорта действовать таким образом, чтобы предоставить пространство для развития свободной воли (Patsantaras, 2007). Олимпизм, по Кубертену, может способствовать как развитию личности, так и общества в целом путем создания адекватных условий или предпосылок, которые будут восстановливать необходимый баланс между тем, что хорошо для частных лиц и то, что хорошо для общества в своей совокупности (Kamberidou и Patsantaras 2006; 2007; Kamberidou 2008). Эта философия была принята Английской образовательной системой, а также основателем немецкой гимнастики (Turnen) (Мюллер, 1998). Физические упражнения в немецкой модели были основаны на достижение состояния гармонии (Aigner, 1998). Современные Олимпийские игры не поддерживают такую философию, ограничевая требования для более высоких представлений.

Популярные европейские образовательные модели, времени Кубертена, поддерживают идею того, что этические полномочия молодежи могут развиваться через их личный опыт с гимнастикой и спортивной деятельностью, а именно активация или поощрение этического уровня в более широком социальном поведении (Alfermann И Bussmann, 1998; Щиты и Bredemeier, 1995; Eichberg, 1977).

Систематическое изучение работ Кубертена показывает, что он выступал как современный спортивный педагог, который воспринимается как средство для решения многих важнейших вопросы своего времени. Хотя в начале Кубертен не использовал термин Олимпийская педагогика (Олимпийское образование), вместо этого он выступает за общее спортивное образование, он изучил образовательные цели, которые могли бы быть реализованы в первую очередь через спортивные события, такие как Олимпийские Игры. Взаимосвязь между олимпизмом, олимпийским образованием и Олимпийскими играми (Ленк, 1964). Исходя из этого, олимпийское образование, согласно Кубертену, следует искать среди таких элементов, как этикет чрезмерных усилий и этикет гармонии. Состояние гармонии и процветания в этих рамках, не воспринимается как статическое измерение, а, скорее, как динамичный, трансформируемый и изменяемый результат бесконечных, чрезмерных физических, духовных и интеллектуальных усилий (Πατσαντάρας, 2007). Этот пример видно, каждые четыре года во время Олимпийских игр (Кубертена, 1967). На этой условной основе Кубертен построил свою образовательную модель и в течение первых использует термин олимпийское образование, воспринимая олимпизм, как основу и элемент олимпийского образования (Кубертен, 1934).

С этой точки зрения Кубертен хотел установить спортивные пространства во всех городах мира, спортивные пространства, которые имеют в качестве прототипа древнегреческий зал. Кроме того, он постоянно подчеркивал, значительную роль, которую спортивные клубы могли бы играть в демократизации обществ (Кубертена, 1986; Кубертен, 1917). Миссия олимпийского движения не сводилась не только к формулировке институциональных рамок для международных спортивных соревнований, но и к созданию образовательных спортивных центров доступных всем гражданам, независимо от социально-культурных истоках. Стремление Кубертена было использовать спортивную деятельность, это было воспринято в Западной Европе 19 века, в качестве средства для Вселенского образования, которое будет основано на развитие личной ответственности, личной этики и ценностях, с конечная цель которого - мирное сосуществование народов мира (Kamberidou, 2008).

Значение термина «Олимпийское образование» появляется в педагогике и в Олимпийских исследованиях после 1970 года (Мюллер, 1975). Как результат олимпийское образование приобретает характер четко этического воспитания, которое основано на спортивной деятельности, и, следовательно, физической активности. Ценность человечества - тело уже была переоценена десятилетия назад в рамках секуляризации образования, другими словами процессы образования прошлых религиозных догм и взглядов являеются переоценкой и новым определением, как средство достижения (Snyder, 1971) и как средство государственного / гражданского и социального процветания.

Олимпийское образование, в качестве средства для выращивания этических ценностей воспринимается как многомерный инструмент обучения, направленного на осуществление влияния на человеческую природу (тело, ум, психику). (Kamberidou, 2008) Как образовательная модель, она преследует гармонизацию составляющих элементов человеческой природы, и одновременно гармонизацию природы и космоса на уровне определения умеренности и избытка, которые отличаются по времени и пространству для каждого человека. Это, как олимпийское образование появляется и появляется сегодня. Это сложный и многоаспектный педагогический метод, который мог бы способствовать развитию субъекта.

Олимпийское образование, которое пытается активировать Олимпийскую идеологию, принимает и основывается на вселенских ценностях, а именно вселенского образования, которое включает все народы. Необходимо исследовать текущие Олимпийские игры и в первую очередь олимпийцев так как они служат в качестве прототипов, в качестве ролевых моделей для детей младшего возраста. Первоначально социологические проблемы и вопросы должны быть подняты, таким образом: современные Олимпийские спортсмены и официальные лица отражают или представляют ли олимпийские ценности?

Прежде чем ввести Олимпийское образование в наших школах, мы должны выяснить, остро ли сегодня нуждаются в олимпийском образовании спортсмены и члены Олимпийского движения, (Role Models).

Спорт, как Религия

В рамках олимпийского движения и олимпийских видов спорта Олимпизм приобрел метафизические аспекты и был определен в качестве формы религии, как религия олимпийского спорта. (Alkemeyer, 1996). В духе олимпийской идеологии, спортсмены не участвуют в Олимпийских играх исключительно руководствуясь желанием конкурировать, но и для того, чтобы создать более высокий социальный уровень через коллективный конвейер усилий, так как они воспринимаются вне этических и социальных ценностей, таких, как свобода личности, демократии, мира и экуменизма (Aigner, 1998; MacAloon, 1981).

"Религия спортсменов»(по Кубертену), физкультурно-религиозная идея способствует Олимпийскому движению, и не может быть понята исключительно с религиозной точки зрения, конечно, не со строгим теологическим значением, но также должна рассматривается во вселенском измерении.

Спортсмены, прежде всего, являются те, кто будет способствовать социальному развитию Олимпийского значения, тем самым позволяя участникам (зрителям / аудитории) осмыслить более глубокий смысл жизни. Авери Брундаж (1971), пятый президент МОК, в своем выступлении на 62 конференции в 1964 году, подчеркнул «светская религиозность» Олимпийского движения и его всемирном восприятии, включает в себя и отражает на практике все религиозные ценности. Он называет членов МОК "Апостолы" этой религии, религии олимпизма. Бесспорно Олимпийское движение попытались представить в качестве христианского социального действия и, как религиозную деятельность. В этом духе, теория Кубертена может быть воспринята как мысль, которая символизирует человеческое тело, а именно конечность человеческой природы, а Олимпийская деятельность воспринимается как средство выхода за пределы, к свободе от зависимости.

Олимпийская идеология, Олимпизм и Олимпийская реальность

Олимпийская идеология выступает за социальное равенство и мирное сосуществование, однако это уводит нас от социальной реальности, от реального мира. В конвейере идеологии, Олимпийские игры контролируют этического соблюдение социального сосуществования, диктуют практическую философию, которая является примером или прототипом для человеческого поведения. Если мы рассмотрим Олимпийские виды спорта с идеологической точки зрения, акцент делается на трансцендентности, на метафизических и идеальных элементах Олимпийского явления, а не на понимании его истинного значение. Следовательно, идеология Кубертена о социальной справедливости и о мирном сосуществовании народов мира, можно также охарактеризовать как утопию (Diekmann и Teichler, 1997).

В современном обществе доминирование экономических приоритетов и ценностей, коммерциализация - стимул для олимпийской производительности, к сожалению, не те стимулы, которые пропагандируют олимпийские ценности. Величина коммерциализации отражает уровень прогресса общества (потребительского общества), в то время как она и определяет успех Олимпиады, в соответствии с мнением членов Олимпийского движения.

Успех или неудача на Олимпиаде определяется не по активации олимпийских ценностей, а исключительно односторонне с экономической точки зрения (Patsantaras, 2006). Олимпийские игры четко отражают эту социальную реальность и составляют систему образования для общества в данном направлении. Далее, можно сделать вывод, что участники, в первую очередь члены Олимпийского движения, спортсмены, которые осуществляют влияние на социальную среду в качестве моделей для подражания, находятся в отчаянной потребности олимпийского образования.

Официальные экономические взаимоотношения, отношения между МОК, Олимпийским движеним, Олимпийскими играми начались в 1981 году с аннулированием статьи, касающейся любительского спорта / непрофессионального спорта. Проблема не в коммерциализации Олимпийских игр, а на каких именно условиях выделяются средства. Бесспорно, Олимпийское движение не использует средства, которые получает, чтобы активировать социально олимпийские ценности. Чтобы показать, что центральной миссией является содействие миру во всем мире Это означает активное социальное присутствие Олимпийских ценностей этики, в отличие от риторических и абстрактных выступлений и лекций спортивных чиновников.

Заключение

Олимпийская идеология как основа структуры в процессе принятия решений, ускоренные процессы изменения олимпийских ценностей требуют переопределения, переоценку, переосмысление социального и этического смысла Олимпийских ценностей, в том числе миссии олимпийского движения.

Этическая риторика абстрагирует спорт от социальной реальности, изменяет и развращает его значение, что этически неуместно и неправильно, потому что была предпринята попытка развивать спортивное присутствие хрупкой манипуляцией или эксплуатацией демагогии. Спорт должностных лиц в целях сохранения их самобытности и преемственности. Требуются новые институциональные организационные формы, а также осуществление мер и политики, непосредственно, через которые их переопределение может быть достигнуто в современном социальной реальности (Kamberidou и Patsantaras, 2007). МОК на практике идеальная Олимпийская хартия, особенно в связи с тем, что Олимпийские игры захватывают внимание более одной трети населения земного шара, что может быть использовано для нечто большего, чем для политической повестки дня процветающих стран в глобальном маркетинге и которые могут позволить себе производить награды для спортсменов. Безусловно, новый прототип, необходимы образцы для подражания и наставники, а не навязчивость конкурентоспособности, что приводит к использование веществ (допинг); гендерной дискриминации и насилию на расовой почве в Спорте (Patsantaras, Kamperidou и Panagiotopoulos, 2007).

Читайте также

Список литературы

  1. .Alfermann, D. & Bussmann, G. (1998). Athlet/Athletin. In: Lexikon der Ethik im Sport/hrsg. Im Auftr. Des Bundesinstituts fur Sportwissenschaft von Ommo Grupe und Dietmar Mieth. 1. Aufl.-Schorndorf, pp. 53-56
  2. Alkemeyer, Τ. (1996). Die Wiederbegrundung der Olympischen Spiele als Festeiner Buergerreligion. In Gebauer G: (Hrsg.): Olympische Spiele-die andere Utopie der Moderne. Olympia zwischen Kult und Droge. Frankfurt a. M.,pp. 65-100
  3. Boulogne, Y.P. (1975). La vie et I’ oeuvre pedagogique de Pierre de Coubertin. Quebec
  4. Brundage, Α. u.a. (Hrsg). Die Olympischen Spiele. Stuttgart 1971, pp. 47-65
  5. Coubertin, P.DE. (1917). L’ Institut Olympique de Laussane. Bibliotheque Universelle et Revue de Geneve 86, Mai, pp. 185-202
  6. Coubertin, P.DE. (1934). L’ Olympisme б l’ ecole. II faut l encourager. In: La Revue Sportive IIIustree, pp. 30, 2, 28
  7. Coubertin, P.DE. (1935). Die philosophischen Grundlagen des modernen Olympismus. In: Brundage, Α., u.a. (Hrsg).: Die Olympischen Spiele. Stuttgart 1971, pp. 47 -65
  8. Higgs, R. (1992). Muscular Christianity, Holy play, and Spiritual Exercises:
  9. Confusion about Christ in Sports and Religion. In: Shirl J./ Hoffman(ed): Sport and Religion. Champaign, 3.: Human Kinetics Books, pp. 89-103
  10. Kamberidou, I. (2008). Promoting a Culture of Peacemaking: Peace Games and Peace Education. International Journal of Physical Education (IJPE). Issue 4/2008 (November 2008). Instutut fuer Sport und Sportwis-senschaften.

Цитировать

Жабко, В.. Миссия олимпиады: олимпийская идеология и олимпийская социальная реальность / В.. Жабко. — Текст : электронный // NovaInfo, 2015. — № 33. — URL: https://novainfo.ru/article/3420 (дата обращения: 17.05.2022).

Поделиться